Сибирь в стратегии и тактике ЦК партии эсеров (1917–1922 гг.)

Информация - История

Другие материалы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



образование государства-буфера как будущую органическую составную часть Единой Федеративной Российской Демократической Республики, разрешил членам партии эсеров участие в социалистическом правительстве.

2 февраля 1920 г. секретарь ЦК ПСР. Е. М. Тимофеев подготовил секретарю ВЦИК РСФСР письменный запрос по поводу задержки корреспонденции из Сибири. Ситуация рассматривалась на заседании ЦК 5 февраля. В принятом решении поручили секретариату препроводить секретарю В. Ц. И.К. резолюцию ЦК о Сибирских событиях с предложением передать эту резолюцию по телефону Сибирскому областному комитету ПСР[32]. Но рекомендации и резолюции ЦК Политцентру уже были не нужны. Политцентр сошел с арены общественно-политической жизни, так и не сыграв той исторической роли, которую прочили ему сибирские эсеры и меньшевики.

В середине февраля 1920 г. секретарь ЦК. Е. М. Тимофеев обратился с письмом к сибирским губернским комитетам ПСР. Начиналось оно следующими словами: В настоящем письме ЦК воздерживается от всяких дополнительных инструкций для Вас, ибо он плохо ориентирован в сибирской жизни. Однако ЦК полагает, что при активности и достаточной энергии и на основе лишь принципиальных решений IX Совета и общих директив ЦК можно сделать многое. Блестящее выступление товарищей в Восточной Сибири против Колчака, выступление, которым всегда будет гордиться наша партия, ярко это доказывает[33]. В письме напоминалось о требовании ЦК очистить партийные организации от тех лиц, кто замарал себя в колчаковских делах, о твердости позиций социалистов-революционеров по отношению к большевикам, сейчас заигрывающих с Сибирью, о посылке делегатов на X Совет партии. ЦК просил направить делегата для установления связи с центром, наладить доставку местных газет и другой печатной продукции, изданной организациями за время колчаковщины и после нее[34].

Угроза военного конфликта с Японией побудила ЦК РКП(б) и Советское правительство использовать идею Политцентра о создании буферного государственного образования на Дальнем Востоке. Всесибирский краевой комитет ПСР выдвинул ряд условий, при которых социалисты-революционеры Сибири могли бы поддержать идею государства-буфера, принять участие в формировании коалиционных органов власти. Эти условия были изложены в постановлении Сибкрайкома Основные положения по вопросу об образовании буферного государства (март 1920 г.). Большевистская концепция целиком не совпадала с подходами, выработанными ранее ЦК ПСР и Всесибирским краевым комитетом. В связи с этим Сибкрайком принял решение отклонить предложение представителей Советской власти о создании временной буферной государственности в Восточной Сибири на условиях, выдвигаемых этими представителями, так как, по их мнению, территориальные границы и объем предоставляемых прав не могут обеспечить самостоятельность нового государственного образования[35].

В марте 1920 г. эсер В. М. Коногов член Учредительного собрания, представитель мирной делегации Политцентра прибыл в Москву и отчитался о действиях сибирских организаций на совместном заседании ЦК Партии социалистов-революционеров и меньшевиков, на котором присутствовали В. М. Чернов и О. Ю. Мартов[36].

Центральный комитет ПСР 6 марта 1920 г. принял специальную резолюцию По сибирским вопросам. ЦК одобрил общую политическую линию, занятую руководящими партийными органами Сибири в период борьбы с колчаковским режимом. В постановлении записано: Считать, что одной только ликвидацией колчаковщины товарищи в Сибири выполнили уже основное задание, поставленное перед ними IX Советом партии[37]. ЦК признал правильным действия Политцентра, осуществившего передачу власти местным коммунистам, возложив на них всю ответственность за последствия их авантюристической политики. ЦК признал политически правильным и целесообразным позицию Сибкрайкома по вопросу об образовании из Восточной Сибири и Дальнего Востока независимого демократического государства-буфера, одобрил отказ сибирских эсеров принять участие в его создании на тех условиях, которые предложило Советское правительство.

В области организационно-партийной работы ЦК ПСР принял решение упразднить самостоятельную делегацию ЦК на территории Сибири и Урала и предложил членам ЦК, находящимся в Сибири, работать в составе краевого комитета ПСР. Последний пункт резолюции гласил: Настаивать на установлении Сибирским краевым комитетом более частых и более регулярных сношений с ЦК[38].

В резолюции По сибирским вопросам ЦК утвердил решение сибирской делегации об исключении из партии В. С. Панкратова. В свое время М. Е. Плотникова отмечала, что немногочисленные голоса об исключении из партии эсеров лиц, находившихся на службе у Колчака, раздались после восстановления Советской власти в Сибири[39]. Но история исключения из партии В. С. Панкратова началась еще в колчаковский период. В связи с тем, что из ПСР был исключен такой видный партийный деятель с большим дореволюционным стажем, как В. С. Панкратов, и его исключение было одним из немногих персональных дел, доведенных в партии эсеров до конца, есть смысл остановиться на этом более подробно.

Василий Семенович Панкратов родился в 1864 г. в Тверской губернии в семье рабочего. После окончания технического училища работал на заводах Коломно и Твери. В июле 1880 г. он перебрался в Петербург, где познакомился с народовольцами. В 1882 г. стал членом южно-русской боевой

s