Сибирь в стратегии и тактике ЦК партии эсеров (1917–1922 гг.)

Информация - История

Другие материалы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



над членами своей партии. Оценка этих событий запоздало прозвучала на I Всесибирском съезде членов ПСР (октябрь 1918 г.), а ЦК ПСР так и не подал свой голос в защиту своих партийцев.

Печальную судьбу в истории Сибири сыграло обращение ЦК ПСР ко всем партийным организациям от 22 октября 1918 г., составленное В. М. Черновым. В нем Директории обещали условную поддержку, но в то же время писали, что все силы партии в настоящий момент должны быть мобилизованы, обучены военному делу и вооружены с тем, чтобы в любой момент быть готовыми выдержать удары контрреволюционных организаторов гражданской войны в тылу противобольшевистского фронта[11]. Лучшего подарка, писал позднее Н. Д. Авксентьев, реакция ждать не могла[12]. Это письмо было представлено кругами бывшего Сибирского правительства как призыв к вооруженному восстанию и использовано как предлог для свержения Директории.

Военный переворот 18 ноября 1918 г. и установление диктатуры Колчака превратили социалистов-революционеров на территории Сибири в нелегальную партию. В первые месяцы новой власти руководящие органы эсеров, особенно местные партийные структуры, проявили полную растерянность и нерешительность. Россия оказалась поделенной фронтами на целый ряд обособленных районов, связи местных партийных организаций с ЦК стали крайне затрудненными. Оторванность от центра отдельных групп, констатировал ЦК ПСР, при сложной политической обстановке, в которую они попадали, и при остроте политических кризисов, переживающихся различными территориями, заставляли эти группы, как и отдельных деятелей партии, принимать ответственные решения за свой риск и страх[13]. При имевших место расхождениях и идейных разногласиях действия местных организаций социалистов-революционеров порой не совпадали с линией Центрального комитета.

Руководящие директивы ЦК поступили в Сибирь только через полгода. Апрельский пленум ЦК ПСР (1919 г.) утвердил тезисы по текущему моменту. В апреле мае Центральный комитет попытался еще раз конкретизировать свои позиции, пояснить смысл новой тактики партии эсеров. Партийным организациям было направлено информационное письмо, в котором тезисно излагалась линия партии по основным вопросам дня: внешняя политика партии, ее социально-экономическая платформа, отношение к большевистской власти и буржуазной контрреволюции[14].

В мае 1919 г. специальный курьер ЦК доставил в Сибирь эти материалы с отдельным сопроводительным письмом под заглавием К товарищам-сибирякам. В начале письма указывалось, что эти тезисы являются выражением взглядов как самого ЦК, так и февральской конференции представителей организаций Партии социалистов-революционеров на территории Советской России и мартовского совещания партийных организаций юга России. Руководящая идея тезисов, писалось далее, это идея демократии как третьей силы, которая должна вести борьбу обязательно на два фронта против всякой диктатуры и за подлинное народоправие, народовластие. Отсюда вывод партия С.-р. ни в коем случае не может солидаризироваться с большевиками против колчаковщины или иных проявлений реакции и с Колчаком против большевиков[15]. ЦК рекомендовал своим организациям приостановить военную кампанию против Советской власти и целиком заняться пропагандистской работой в массах. В седьмом пункте, касающемся тактики эсеровских организаций на территории Сибири и Заволжья, ЦК партии прямо указывал: Активная борьба демократии в Сибири с колчаковщиной открывает возможность для партии С.-р. и более активной борьбы в Великороссии с большевиками. Сибирским организациям ПСР рекомендовалось выступать самостоятельно, вести вооруженную борьбу против Колчака лишь в том случае, если свержение Колчака откроет нам снова возможность утвердить фронт Учредительного собрания против фронта Красной армии[16].

На IX Совете ПСР (1820 июня 1919 г.) единственный представитель Сибири присутствовал без права решающего голоса. В листке Дело народа ЦК партии информировал, что все резолюции Совета были приняты единогласно при 1 воздержавшемся. Если при этом вспомнить, писалось далее, что принятые решения в общем совпадают с решениями партийной Сибирско-Уральской конференции, то сомнений в идейном единстве партии быть не может[17]. Резолюции сибирской конференции (апрель 1919 г.) позволяют нам сделать вывод, что тактика правоэсеровского руководства Всесибирского краевого комитета в целом соответствовала линии Центрального комитета ПСР[18].

Ряд фактов позволяют предположить, что в этот период ЦК ПСР не располагал объективной информацией о положении дел в сибирских организациях ПСР. Так в июне 1919 г. Сибкрайком направил в губернские организации письмо, в котором говорилось, что на территории Сибири он принимает на себя всю работу директивного, руководящего и практического характера. На заседании ЦК ПСР 14 августа 1919 г. было принято решение направить в Сибирь резолюции IX Совета партии и специальное письмо, поясняющее настоящую политическую позицию ЦК[19]. На следующем заседании (23 августа) ЦК утвердил текст сопроводительного письма, в котором было записано, что единственным руководителем партийной работы в Сибири ЦК признает „Сибурком“, созданный на Сибирско-Уральской конференции в апреле 1919 г.[20] Таким образом, ЦК принял решение, которое уже не отражало реалии жизни. Он возлагал надежды на орган, который оказался не способным выполнить задачи и функции, возложенные на него обще

s