Серебряный век русской литературы. В. Хлебников

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Изборник стихов. 1907 1914, получают развитие разработанные им ранее первобытные славяно-языческие утопии : Змей поезда, 1910; Лесная дева, 1911; И и Э, 1912; Шаман и Венера, Вила и леший, 1912; Дети Выдры, 1913; Труба марсиан, 1916; Лебедия будущего, 1918. В них поэтически формулировалась мечта Хлебникова о всесветном единении творян и изобретателей (их антиподы дворяне и приобретатели) в лоне единой и всевременной матери Природы, одухотворенной человеческим трудом. Хлебников. предлагал : Исчислить каждый труд ударами сердца денежной единицей будущего, коей равно богат каждый живущий ( V, 157 ). (Раскрытие важной для Хлебникова темы труда см. : Мы, Труд, Первый и прочее и прочая …, Ладомир и др.) Верховным представителем творян, по мысли Хлебникова., является поэт, а искусство становится проектом жизни (идея жизнестроительного искусства). Поэтические утопии и жизненное поведение поэта сливаются : начинаются пожизненные странствия Хлебникова по России как выражение особого внебытового существования творца.

К 1917 г. понимание искусства как программы жизни трансформируется в обобщенно анархическую утопию о мессианской роли поэтов тайновидцев и пророков, которые вместе с другими деятелями культуры должны создать международное общество Председателей Земного Шара из 317 членов (317 одно из выведенных Хлебниковым магических чисел Времени). Председатели призваны осуществлять программу мировой гармонии в надгосударстве звезды (Воззвание Председателей Земного Шара,1917).

Одновременно с созданием первобытных и космо мифологических утопий Хлебников выступает и как мятежный автор антибуржуазных и антитехнократических гротескных пророчеств о бунте вещей, которых, по мнению поэта, неизбежен в урбанизированном будущем, если его распорядителем станет сообщество приобретателей и дворян (поэма Журавль, 1909; пьеса Маркиза Дэзес, 1909 1911, и др.).

В годы первой мировой войны социалистическая активность Хлебникова значительно возросла, отчетливо выявился его интерес к теме современности (в 1916 1917 гг. поэт служил рядовым в армии). Эта тенденция усилилась в годы революции и гражданской войны. Хлебников, смыкаясь в гуманистическом пафосе с Маяковским, не приемлет империалистическую бойню (поэмы “Война в мышеловке”, 1915 1922; “Берег невольников”, 1921), но в дерзком восстании “колодников земли” он, подобно А. Блоку, видит справедливость исторического возмездия и по славянски былинный размах переустройства Вселенной на новых научно трудовых человеческих основах (“Каменная баба”, 1919; “Ночь в окопе”, “Ладомир”, 1920; “Ночь перед Советами”, “Настоящее”, “Ночной обыск”, “Малиновая шашка”, 1921). Хлебников активно сотрудничает с Советской властью, работает в Бакинском и Пятигорском отделениях РОСТА, во многих газетах, в Политпросвете Волжско Каспийской флотилии.

Однако и в эти годы поэт остается утопистом-мечтателем. Главную силу,способную преодолеть “земной хаос” и объединить “творян” всего мира, Хлебников по-прежнему видел (наряду с овладением “числовыми” законами Времени ) в заново созданном,изобретенном им “звездном” языке, пригодном для всей “звезды”- Земли. Именно этим, а не только однозначно нигилистическим эпатажем футуристов,отвергавших весь комплекс культуры прошлого (в т.ч. и язык), объясняются обширные поэтико-лингвистические эксперименты Хлебников, сопутствующие всему его творчеству и казавшиеся многим современникам единственной самоцелью и сущностью хлебниковской поэзии. Хлебников предпринял реформу поэтического языка во всем его объеме. Звук в его поэтической системе несет в себе самоценное значение, способное насытить произведения художественным смыслом (см.статью “Наша основа”, 1919). Истоки смысла несущих фонем Хлебников находил в народных заклинаниях и заговорах ( см. поэму “Ночь в Галиции”, 1913), бывших, по определению поэта, “как бы заумным языком в народном слове” (V, 225), - отсюда термин заумь, заумный язык. Слова, разложенные на первоначальные фонетические значения, Хлебников собирает на основе созвучий заново, стремясь сформировать гнезда неологизмов одного корня (этот процесс он называл поначалу сопряжением корней, а позднее скорнением). По такой методике строились экспериментальные произведения: Заклятие смехом, Любхо и др. Эксперимент распространялся и на синтаксис (вплоть до отказа от знаков препинания ), порождая особую ассоциативную структуру стиха на внешней основе примитивистской техники и подчеркнутого инфантилизма поэтики: раешник, лубок, анахронизм, графоманство и т.п. Ребенок и дикарь,- писал Ю.Тынянов о Хлебникове,- были новым поэтическим лицом, друг смешавшим твердые нормы метра и слова (Вступ. ст., 1, 23 ). Антиэстетическое “дикарство” и “инфантилизм” Хлебникова действительно были формой футуристического эпатажа по отношению к застывшему в общепринятых “нормах” старому буржуазному миру. Однако целостная суть поэтико-лингвистических экспериментов была шире и включала в себя не только разрушающий, но и созидающий пофос. С уходом в послеоктябрьском творчестве Хлебникова нигилистического начала поэт отказывается от многих крайностей своих экспериментов в сфере “заумной” поэтики.В то же время он продолжает поиски методов обновления жанровой структуры лирики, эпоса и др

s