Серебряный век русской литературы

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



стован и сослан сын- Лев Гумилев. В то страшное время, вспоминала Ахматова, “я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях”. Как и многие, она со дня на день- и так многие годы- ждала ареста.

В стихах и поэмах тридцатых годов, прежде всего в “Реквиеме” и сопутствовавших ему произведениях (“Черепки” и др.), создававшихся в сгустившейся грозовой атмосфере, Ахматова вновь вернулась к фольклору- к народному плачу, причитанию. Её материнское горе соприкоснулось с бедою многих и многих тысяч матерей. В “Реквиеме” она поставила перед собой задачу создать памятник великому народному горю- всем, стоявшим вместе с нею в тюремных очередях, обездоленным и замученным.

Для них соткала я широкий покров

Из бедных, у них же подслушанных слов…

Именно в “Реквиеме” в качестве эпиграфа, зазвучала знаменитая с тех пор поэтическая формула:

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был.

Именно в “Реквиеме”, а также в стихах, посвященных международной политической современности (“В сороковом году”) Ахматова, по- видимому, впервые с такой отчетливостью и силой осознала свой гражданский долг, свою священную обязанность быть голосом народа. Испытания лишь закалили её поэтическую волю и обострили политическое зрение.

Тогда же писала она свою “Поэму без героя”- эту Поэму Совести, где сопоставляются эпохи, произносится окончательный приговор маскарадному миру предреволюционных лет. Она возвращалась в этой поэме к годам молодости, но всей душой находилась в воюющей современности.

В “Поэме без героя” были строфы, которые в черновике названы “Городу и другу”. Это потрясающее и, наверное, единственное в своем роде обращение к городу и миру на языке любовной лирики.

Ты мой грозный и мой последний,

Светлый слушатель темных бредней,

Упованье, прощенье, честь,

Предо мной ты горишь, как пламя,

Надо мной ты стоишь, как знамя,

И целуешь меня , как лесть.

Положи мне руку на темя,-

Пусть теперь остановится время

На тобою данных часах…

Пути познания мира, родины, народа и самого себя- как выразителя времени- бесконечны и многообразны, и каждый художник находит здесь свои дороги, свои заповедные тропы. Анна Ахматова шла к постижению большого мира эпохи, родины народа благодаря сначала интуитивному, а затем все более сознательному чувству кровной принадлежности родной земле.(1, стр.3-20)

 

Футуристы.

 

Футуристы вышли на литературную арену несколько раньше акмеистов. Они объявили классику и всю старую литературу как нечто мертвое. Только мы - лицо нашего времени, - утверждали они. Русские футуристы- явление самобытное, как смутное предчувствие великих потрясений и ожидание грандиозных перемен в обществе. Это надо отразить в новых формах. Нельзя, - утверждали они, - ритмы современного города передать онегинской строфой. Футуристы вообще отрицали прежний мир во имя создания будущего; к этому течению принадлежали Маяковский, Хлебников, Северянин, Гуро, Каменский.

В декабре 1912 г. в сборнике "Пощёчина общественному вкусу" вышла первая декларация футуристов, эпатировавшая читателя. Они хотели "Сбросить с парохода современности" классиков литературы, выражали "непреодолимую ненависть к существовавшему языку", называли себя "лицом времени", создателями нового "самоценного (самовитого) Слова".

В 1913 г. была конкретизирована эта скандальная программа: отрицание грамматики, синтаксиса, правописания родного языка, воспевание "тайны властной ничтожности".

Подлинные же стремления футуристов, т.е. "будетлян", раскрыл В.Маяковский: "стать делателем собственной жизни и законодателем для жизни других". Искусству слова была сообщена роль преобразователя сущего. В определённой сфере - "большого города" - приближался "день рождения нового человека". Для чего и предлагалось соответственно "нервной" городской обстановке увеличить "словарь новыми словами", передать темп уличного движения "растрёпанным синтаксисом".

Футуристическое движение было довольно широким и разнонаправленным. В 1911 г. возникла группа эгофутуристов: И.Северянин, И.Игнатьев, К.Олимпов и др. С конца 1912 г. сложилось обьединение "Гилея"(кубофутуристы): В.Маяковский и Н.Бурлюки, В.Хлебников, В.Каменский. В 1913 г.- "Центрифуга": Б.Пастернак, Н.Асеев, И.Аксенов.

Всем им свойственно притяжение к нонсенсам городской действительности, к словотворчеству. Тем не менее футуристы в своей поэтической практике вовсе не были чужды традициям отечественной поэзии. Хлебников во многом опирался на опыт древнерусской литературы. Каменский - на достижения Некрасова и Кольцова. И.Северянин высоко чтил А.К.Толстого, А.М.Жемчужникова и К.Фофанова, Мирру Лохвицкую. Стихи Маяковского, Хлебникова были буквально "прошиты" историко-культурными реминисценциями. А предтечей кубофутуризма Маяковский назвал Чехова-урбаниста.(5, стр.34-39)

 

Маяковский Владимир Владимирович.

 

Маяковский Владимир Владимирович родился в дворянской семье. Отец Маяковского служил лесничим на Кавказе; после его смерти (1906) семья жила в Москве. Маяковский учился в классической гимназии в Кутаиси (1901-06), затем в 5-й московской гимназии (1906-08), откуда был отчислен за неуплату. Дальнейшее образование художественное: обучался в подготовительном классе Строгановского училища (1908), в студиях художников С. Ю. Жуковского и П. И. Келина, в фигурном классе Училища живопи

s