Сергей Довлатов (1941—1990). Жизнь. Творчество. Воспоминания современников

Реферат - Литература

Другие рефераты по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



что близкие относятся друг другу и к нему гораздо снисходительнее, что они любят и восхищаются им таким, какой он есть, не помогали. Я не хочу вступать в ваш клуб, если он готов принять меня - таким, как я есть, - в свои члены.

 

Петр Вайль: Он погружался в хитросплетения взаимоотношений своих знакомых с вожделением почти патологическим, метастазы тут бывали жутковатые: погубленные репутации, опороченные имена, разрушенные союзы. Не было человека - без преувеличения, ни одного, даже среди самых родных и близких, - обойденного хищным вниманием Довлатова. Тут он был литературно бескорыстен. Впрочем, как почти все доморощенные интриганы, Сергей был интриганом простодушным: ему больше нравилось мирить, чем ссорить... Он на самом деле переживал, по-кавказски непомерно, неурядицы близких и даже дальних, иногда искренне забывая о том, что сам был причиной бед и расстройств. Однако сознательное зло причиненных Сережей бед и расстройств по необъяснимой случайности всегда оказывалось уравновешенным чем-то другим. Ведь Довлатов был грешником раскаявшимся. Он ведь страдал, как, впрочем, и Дон Жуан. Он в самом деле страдал.
Игорь Смирнов-Охтин: Однажды я его обидел. Справедливо. Хотя обижать не стоило. Пригласил на вечеринку... Публика - технари, мышление - клишированное. Довлатов - прима застолья, и все ему в рот смотрят... Сергей расслабился, упустил поводок, и разговор без его присмотра сбился в обыденность... Сергей... в благородном порыве... назвал собравшихся бухгалтерами, что из всего затем сказанного оказалось не самым обидным...
Через несколько дней... эта громада встала передо мной и сказала: Игорь, я хочу принести вам и вашим друзьям свои извинения!.. И тут я сказал: Бросьте переживать, Сережа! Вы были такой незаметный... Лицо Сергея Донатовича исказилось такой болезненной судорогой, и хотя он мужественно попытался сохранить спокойствие, но с оторопью не справился и ретировался в полной растерянности.


Елена Игнатова, "Новая газета" Дядя от Довлатова. Как в домашних условиях он учил пересекать границы.

С Довлатовым мы познакомились, когда надумали уезжать. В доме Довлатовых царила предгрозовая суета. В комнату непрестанно входили мама, жена и дочь Сергея. Жена что-то искала. Когда она пролетала мимо Сергея, он поджимал ноги, как при мытье полов. Дочь перекладывала и роняла книги. Мама появлялась и застывала монументом укоризны.
- Сергей, лучше мы зайдем в другой раз.
- Другого не дано, - туманно сказал он. - Кстати, хотел у вас спросить. Тут А. приводил ваших поэтов. Читали, читали, не дали нормально выпить. И что странно, все трое абсолютно одно и то же. Наконец - ушли. А. и говорит: "Те двое - говно, а третий - гений". Интересно, как вы их различаете?
- В основном по виду, - вежливо ответила я.
На прощание Сергей дал нам кипу бумаг со слепым машинописным текстом - инструкции для отъезжающих. Мы принялись изучать эти творения безымянных гениев. Рассчитанные на тех, кто знал, что такое КЗоТ, РОВД, форма 286, и на тех, кто понимал лишь указания "войти в парадную и позвонить в квартиру". Среди бумаг оказалась инструкция, как вести себя в КГБ.

После отъезда Лены дом замер. Сергей выглядел растерянным и подавленным. Мы репетировали с ним предстоящий поход в ОВИР:
- Итак, вы получили вызов от Исайи Углевского. Кто он такой?
- Не знаю, - честно отвечала я.
- Как не знаете? Ваш дядя, родной брат матери! Как давно и каким образом вы о нем узнали?

- Месяц назад. Из вызова.
- Неверно. В 61-м году. Он прислал письмо и потом не раз присылал письма и подарки.
- А если они потребуют их показать?
- Что показать? Что они могут потребовать? Он присылал мацу, вы ее съели. А письма порвали, боялись хранить.
Было решено, что это я собираюсь воссоединиться с дядей.
- Внимание! - говорил Сергей. - Начинается самое интересное. Как он попал в Израиль?
Действительно, как? Не огородами же... Легенда, которую он предложил, меня смутила. Как я выдам в ОВИРе такую залепуху? Они же не полные идиоты.
Во-первых, это не факт, - возражал Сергей, - во-вторых, всем понятно, что у большинства нет никакой родни, что все - липа. Но играем по правилам: вы говорите - они слушают. Да что вы, в самом деле? Они на днях цыганский табор выпустили по еврейским вызовам!
Великодушие Сергея было столь велико, что он поделился с нами легендой и биографией своего мифического израильского дяди.
- Семья вашего деда жила в Жамках. В местечке Жамки.
- А где оно?
- Не углубляйтесь. Теперь - как звали ваших деда и бабку? Нет, не годится. Их звали Сарра и Авраам.
Я жалобно пискнула.
- Не хотите Сарру и Авраама? Ладно, тогда Иаков и Рахиль. И сын их Исайя, - заключил он.
- Итак, Жамки. 1914 год. Немецкие войска вошли в местечко. Паника, тевтонские каски, крики: "Шнеллер - яйки, млеко, сало!" А сала-то и нету! Что очень нехорошо и даже опасно... - Сергей сокрушенно покачал головой. - Дед Яков видит: надо спасать семью. Они бегут из Жамок, ночью, босиком. Переходят линию фронта, бабушка Рахиль в темноте пересчитывает детей по головам. А утром видят, что Исайки нет! Пропал! И обратно нельзя. Представляете, что они пережили?
Я представила, как рассказываю все это в ОВИРе, и почувствовала, что садится голос.
- И как он пропал? И почему босиком? - хрипло спросила я.
- Не углубляйтесь. Отстал, заблудился, волк унес... Бежал, порезал ногу, к утру дополз до дома. А немцы собираются отступать. Пожалели мальчишку, посадили на подводу. В общем, когда казаки и ваш дед ворвались в

s