Семья в современном обществе

Реферат - Психология

Другие рефераты по предмету Психология

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



процент плодов адюльтера среди детей, рождённых в браке, поразительно высок (часто он находится между 25 и 45%). В большинстве случаев номинальный отец об этом не знает, а мать по самой природе вещей не уверена до получения результатов исследования.

Эта статистика взывает к объяснению ведь оказывается, что у женщин есть эволюционное побуждение к тому, чтобы гулять. Свет потрясло исследование популяций шимпанзе. Самки, отвергающие холостяков с низким статусом из своей стаи, гораздо охотнее вступают в связь с холостяками с таким же низким статусом из другой стаи.

Могут быть побуждения, которых мы не понимаем, но оказывается, что женщины генетически хотят как удержать альфа-самца верным, так и обеспечить максимальное генетическое разнообразие своему потомству. Максимализация генетического разнообразия увеличивает шансы на то, что часть потомства выживает при всех испытаниях, которое готовит ему меняющаяся среда (из которых наиболее важны сопутствующие паразиты и патогенез).

Допустим, что Джейн может удержать Тарзана и вырастить четырёх детей. Её оптимальная стратегия отнюдь не рожать всех четверых от Тарзана, оптимальным окажется прижить с ним трёх, а четвёртого завести от какого-нибудь романтично настроенного чужака холостяка из другого племени. В таком случае гены, обуславливающие сексуальную стратегию Джейн, получат пятидесятипроцентную вероятность воспроизводства (независимо от того, кто окажется биологическим отцом). И если чужак окажется более приспособленным самцом, чем лучший из самцов, которого она может удержать, её дети от этого лишь выиграют.

Это не только человеческая стратегия. Подобное поведение присуще и другим видам, затрачивающим много времени на воспитание потомства, особенно птицам.

Итак, эффект вариации предсказывает, что у замужней женщины должны быть достаточно сильные генетические побуждения прятаться в кустах с другими мужчинами, которые

  1. Живут в другой местности, нежели обычно спаривающееся население, и
  2. Физически привлекательны, или талантливы, или умны, или
  3. Обладают другими, социально опосредованными признаками высокой приспособленности (такими, как богатство и слава).

Эта модель также объясняет, почему полиаморизм (идеология открытого брака) только сегодня, после эмансипации женщин, оформляется в социальное движение, и почему его самыми энергичными сторонниками склонны быть женщины. Наши инстинкты еще ничего не знают о контрацептивах: с точки зрения генов половой акт равнозначен репродуктивному поведению. А с точки зрения наших инстинктов полиаморизм позволяет замужним женщинам заводить детей от холостых мужчин без риска потерять обеспечение от мужа для своих детей. Мужчины получают от такой перемены меньше, поскольку они поступаются притязаниями на исключительный доступ к ограниченному репродуктивному ресурсу своих жён в обмен на, возможно, лишь маргинальное облегчение доступа к другим женщинам (по сравнению с традиционной системой, сочетающей закрытый брак с частым тайным адюльтером).

Моногамия с точки зрения биологии

 

Тоффлер о любви:

В эпоху Первой [аграрной] волны при подыскивании супруга люди справедливо задавались вопросом: Будет ли мой предполагаемый супруг хорошим работником? Лекарем?.. Учителем для наших будущих детей? Хорошо ли будет работать с ним вместе?..

Когда эти функции семьи в период Второй [индустриальной] волны отпали, вопросы изменились.

Завтрашнее появление электронного коттеджа может легко преодолеть эту прямолинейную логику. Те, кто собирается работать дома с женой (или с мужем), вместо того, чтобы проводить большую часть бодрствования вне дома, должны, очевидно, принимать во внимание не только сексуальное и психологическое удовольствие или, фактически, социальный статус.

Можно представить себе семьи будущего, приобретшие добавочные функции, а не потерявшие их… Само определение любви может стать иным.

В основе долговременных взаимоотношений особей заложена, вероятно, замаскированная уловка генетическое стремление к размножению. О странностях и попытках и разгадки феномена поведал онлайновый выпуск журнала “New Scientist”.

Вот эпосы нашей цивилизации, может быть, начиная с истории Трои: женщины привязаны к мужчинам потому, что им нужна безопасность, а мужчины привязаны к избранницам из соображений сексуальной потенции последних.

Внешне весьма циничная точка зрения, которая, однако, даёт людям основу этики моногамии, длительного сосуществования супружеских пар якобы без адюльтеров.

У большинства видов живых существ на Земле сексуальность самок прямо связана со способностью к зачатию (фертильностью). Есть для этого общее объяснение: половые отношения требуют значительных затрат энергии и поэтому ослабляют организм, а значит, предрасполагают к болезням. Отсюда логически вытекает следующая ситуация: самцы легко опознают фертильных самок и не тратят время на поиски тех, кто не может забеременеть.

Но у некоторых птиц, а также у людей и дикобразов самки обладают другими свойствами. Они не имеют внешних признаков фертильности таких как изменение облика и запаха. Они могут с удовольствием заниматься сексом практически постоянно, а у самцов этих видов утрачено понимание, что же происходит на самом деле.

Поскольку мужчины не способны понимать состояние женщин, рассуждает доктор Магнус Энквист, зоолог из университета Стокгольма, фактор поиска ближайшей фертильной партнёрши не работает, поиск ведётся на основе иных критериев поведенческих. Здесь и проявляется сущность времени и стоимости выбора, требования некоторых ресурсов.

Энквист и его коллега из Нидерландского института экологии в Ниверслусе Мигель Родригес-Жирон решили разобраться с не вполне чёткой задачей. Они построили математическую модель и обнаружили, что в определённых условиях именно моногамия является оптимальной схемой супружеских отношений. Даже там, где у мужчины бывает много партнёрш по сексу (например, в странах Ислама и некоторых регионах Африки), как только одна из них временно теряет способность к деторождению, мужчина переходит в состояние ожидания и завязывает именно с этой партнершей долговременные сексуальные отношения.

Энквист уверен, что наша европейская культура зациклилась на мужских архетипах сексуального поведения, а следовало бы куда внимательнее посмотреть в другую, лучшую сторону. Биолог-эволюционист Андерс Мюллер из парижского исследовательского центра CNRS заявляет буквально следующее: Всё [у нас в мире] движимо женщинами. После завершения овуляции у самки, самцы остаются с ней в мирном и терпеливом ожидании.

По мнению специалиста в области поведения животных Майка Сайвы-Джоти из университета Шеффилда, стандартное понимание моногамии не вполне объясняет доминирования женской сексуальной потенции над мужской.

Несмотря на интуитивную понятность идеи Энквиста и его коллег, до сих пор не ясен таинственный механизм моногамии. Среднестатистический мужчина предпочитает стабильные супружеские отношения, а вовсе не разнообразие бытия Дон Жуана. Судя поверхностно, это влечёт меньшее число потомков от праведников, что, в свою очередь, означает якобы неудачу эволюции рода людского за счёт уменьшения вариаций. Контактируя с разными партнёрами, самки, по идее, могут продуцировать большее число потомков, наделённых более совершенными эволюционными признаками.

Эта посылка странным образом расширяет тему. Сайва-Джоти утверждает: даже в тех парах, которые сходятся на всю жизнь, самки обманывают. Орнитологи наблюдали поведение птиц (аистов-однолюбов) и исследовали профили ДНК их отпрысков. Так вот, было обнаружено, что большинство птенцов появилось на свет в результате беспорядочных связей.

Но поскольку состояние самок остаётся для их партнёров загадкой, самцы могут обманываться бесконечно: они верят своим ощущениям, пребывая в удовлетворённости и покое. Самкам приходится идти на обман, - говорит Сайва-Джоти чтобы их не покинули. Таким образом, вывод один: моногамия невозможна без непрерывных обманов.

Список литературы:

 

  1. Статья Монополия: потребительское хозяйство и семья из журнала Компьютерра №32 за 2001 год.
  2. Элвин Тоффлер, Третья волна, 1980.
  3. Эволюция спаривания человеческих существ: обмен и стратегический плюрализм Стивена Гэнгстада и Джеффри Симсона (www.cogsci.soton.ac.uk/bbs/Archive/bbs.gangestad.html).