Семья в Риме VII-начала VI в. до н.э.

Информация - Культура и искусство

Другие материалы по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Семья в Риме VII-начала VI в. до н.э.

Майорова Н.Г., ИНИОН АН СССР

Вопрос о месте рода и семьи в раннем Риме имеет достаточно обширную историографию. Однако основное внимание в исторической литературе уделяется либо общим проблемам эволюции этих двух институтов в царском Риме1 либо определению приоритета одного из них в структуре общества2, либо рассмотрению рода и семьи как составных частей более крупных подразделений, таких как курия и фратрия3. И.Л.Маяк исследовала историю семьи в эпоху правления двух первых царей Ромула и Нумы и доказала, что в этот период наряду с сохранением родом своих позиций в обществе значительно увеличилось значение большой семьи4.

В настоящей статье хотелось бы проследить, как развивались семейные отношения в Риме при третьем, четвертом и пятом царях, т.е. при Туллии Гостилии, Анке Марции и Тарквинии Старшем, в VII-начале VI в. до н.э.

Основным источником, используемым в работе, является античная традиция, зафиксированная главным образом Титом Ливием и Дионисием Галикарнасским, поскольку факты, сообщаемые этими авторами, достойны доверия5.

Царь Тулл Гостилий, согласно Дионисию, живет в доме вместе с женой, детьми и "толпой слуг" (D.H.,III,35,1) и,таким образом, вместе с ними представляет "классическую" большую семью, как ее определяет современная историческая литература6. Однако в результате археологических раскопок в Риме7 были открыты следы хижин, площадь которых 11,5 х 2 м2. Размер дома явно невелик, и это обстоятельство может вызвать справедливое сомнение: действительно ли речь идет о большой, а не малой семье, тем более, что П.Де Франчиши не обнаруживает существенного различия между ними, говоря об аналогичности их структур8. Обратимся к анализу традиции.

Лукумон, будущий царь Тарквиний Старший, и его брат Аррунт, находясь в зрелом возрасте, продолжают жить с отцом Демаратом. В случае, если бы последний знал о том, что у Аррунта должен родиться ребенок, то как дед упомянул бы внука в своем завещании [4] (Liv.,I,34,1-3). Следовательно, можно говорить о теснейшей связи трех поколений, два из которых фактически находятся во власти отца и деда, Демарата. Правда, эта семья жила в Этрурии, и их отношения могут отражать какие-то чисто этрусские обычаи. Но сам Тарквиний, находясь в Риме, должен передать царскую власть через зятя Сервия Туллия, который занимает место Тарквиниева сына, своему старшему внуку (D.H.,IV,4,2). Знатность и высокое положение Тулла Гостилия также определяются знатностью и героическими деяниями его деда Госта Гостилия, отличившегося в битвах с Сабинами при Ромуле (Liv.,I,22,1-2; D.H.,III,1,2; Plut. Numa, XIV). В данной ситуации опять прослеживается связь трех поколений прямых родственников по мужской линии, что свидетельствует о существовании в Риме большой семьи, состоящей из трех-четырех поколений familiae9. Что же касается малой площади домов, то, как справедливо замечает И.Л.Маяк, дома членов большой семьи могли располагаться поблизости друг от друга. Это подтверждается данными этнографии10.

Пока мы говорили о большой семье как части рода. Но источники содержат и несколько иной материал.

Царь Анк Марций сын дочери царя Нумы (D.H., III,36,2; Liv., I,32,1-2). Формально к роду Нумы Помпилия он не принадлежит, относясь к роду своего отца Нумы Марция (Plut., Numa, VI). Но авторитет Анка во многом зиждется на его родстве с царем Нумой, причем традиция возводит родословную Анка непосредственно к царскому роду его деда: Vek basilei[ou gerou" (D.H., III,35,3), nobilem imagine Numae (Liv.,I,34,6). Самого же Нуму античные авторы называют зятем Тация (Plut., Numa, III).

В этих фактах обнаруживается одно интересное обстоятельство: знатность происхождения обеспечивает родственные связи не только. по, мужской, но и по женской линии.

Известно, что статуя Гайи Цецилии, жены царя Тарквиния Старшего, стояла в святилище Sancus (Fest., Praebia). После смерти Тарквиния именно его жена отдает все распоряжения, касающиеся внутренней жизни в городе и выборов нового царя (D.H., IV,2,3). Можно, правда, предположить, что в Риме этого периода продолжалась борьба матриархального и патриархального начал, о чем говорит Э.Магер-Пирнат11, и связи по женской линии и особое положение в обществе Гайи Цецилии только пережитки матриархата. Оставив в стороне дискуссию о возможном сохранении в раннем Риме [5] установлений материнского права, обратимся снова к данным традиции.

В царствование Тулла Гостилия Гораций, одержав важную для Рима победу над альбанцами Куриациями, осуждает и казнит собственную сестру за неправедную, по его мнению, любовь, а отец их одобряет такую расправу (D.H., III,21,6; Liv., I,29,6). Жизнь и смерть женщины, таким образом, находится в руках не только отца, но и братьев. Женщина не принимается во внимание при составлении завещаний, как в случае с отцом Тарквиния Старшего Демаратом, который не оставил своей невестке и, следовательно, не родившемуся тогда еще внуку никакого наследства (Liv., I,34,2-3). Наконец, Гайя Цецилия участвует в "общественной жизни" Рима, но сама быть царицей не может (Plut., Q.R., 36). Женщина, оставшись вдовой, теряет право называться mater famiilias, так как этот "титул" обеспечивал ей (при наличии детей) только муж, pater familias.

Положение женщины в римском обществе, как видим, достаточно бесправно12, и речь, безусловно, может идти уже о патриархальной семье. Возвращаясь же к ситуации с Гайей Цецилией, выскажем предположение, что ее роль в римской жизни как раз и объясняется принадлежностью к царской семье, в которой она является mater familias.

Уже упоминалось, что отец в патриархальном обществе волен судить свою дочь

s