Семь смертных грехов Антонио Сальери

Информация - Разное

Другие материалы по предмету Разное

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Семь смертных грехов Антонио Сальери

Арсений Волков

Восемнадцатого августа 1750 года в Италии родились одновременно два персонажа: один из реальной истории музыки, а другой - из маленькой трагедии Александра Пушкина. По роковому стечению обстоятельств они до сих пор носят одно и то же имя: Антонио Сальери. Для читающей и не читающей публики эти два Сальери так и остаются своего рода "сиамскими близнецами", хотя один из них просто случайно присвоил себе имя другого и под ним самостоятельно разгуливает по галерее мифов, придуманных человечеством.

Давно и не нами замечено, что Пушкину для изготовления мифа о "светлом гении" нужен был некий набор фактов и имен. Вот он и воспользовался заурядной газетной уткой, в которой фигурировали имена Моцарта и Сальери, чтобы их устами рассказать (впервые по-русски!) историю про очередного Орфея в аду, а вернее - про борьбу златокудрого музыкального бога с музыкальным чертом-отравителем. К тому времени ни "ангела", ни "дьявола" в живых не было, сраму мифические персонажи не имут. Пушкинский Сальери демонстрирует публике не только все 7 смертных грехов, но в добавление к ним еще и удивительным образом совмещает полную творческую импотенцию с высшей квалификацией эксперта по шедеврам музыкального искусства и кровожадностью сказочного дракона.

Согласитесь - если бы один драматический герой не отравил другого, а, например, предательски заколол его или огрел поленом из-за угла, в мифе это ровным счетом ничего бы не изменило. Моцарт был в любом случае обязан ритуально умереть, чтобы сделаться Моцартом, а пара ему - "убийца", стало быть, им мог стать любой другой.

Принято считать, что обвинения ритуального характера - не для нормального суда присяжных, особенно когда один к одному стоят все семь "смертных грехов" в классической библейской терминологии. Но формально процедуру рассмотрения его дела мы должны запустить, хотя бы в связи с круглой датой его рождения. Давайте знакомиться с несчастным юбиляром.

Лень

Итальянец, хваткий провинциал, с 16 лет активно работавший в имперской столице Вене, он служил капельмейстером в Итальянском департаменте Венской оперы, не отказывался ни от каких спектаклей - и пользовался среди певцов репутацией "удобной подставки под голос": всегда ждал, никогда не забегал вперед, чутко аккомпанировал и аккуратно разучивал чужие арии с капризными премьерами и примадоннами. Можно было спокойно заниматься этим всю жизнь, но тогда бы классический "трудоголик" Сальери в историю вообще не попал, даже с черного хода...

Первый самостоятельный и явно успешный шаг в его творческой деятельности - то, что принято называть либо "мистификацией", либо "трудом музыкального "негра". Довольно пожилой уже "реформатор" оперного искусства Кристоф Виллибальд Глюк не смог в срок справиться с заказом из Парижа на оперу "Данаиды" - и передал работу молодому итальянцу Антонио Сальери. Сальери наняли с условием, что музыка сначала пойдет не под его, Сальери, именем, а под именем нанимателя. Потом же, если не провалится, то будет считаться написанной под чутким глюковским руководством. Сальери согласился. Когда дело открылось, это дало ему старт для куда более успешной карьеры, где было все - от громовых триумфов и полного иконостаса австрийских орденов за придворную службу до смерти в сумасшедшем доме. Не было только одного: лени. Несмотря на то что одна из первых его комических опер не сходила со сцен Австро-Венгрии лет сорок кряду (кстати, сюжет тот же, что и в советском фильме с "хитрой простушкой" Натальей Гундаревой в главной роли - "Трактирщица" Карло Гольдони, "La Locandiera"), он писал по две-три новые оперы в год и успевал еще при этом выполнять высочайшие заказы на мессы, хвалебные "Те Деумы" и прочий католический официоз. Причем именно Сальери установил в этом деле некоторые стандарты качества и вкуса. Его справедливо считают основоположником нового для тогдашнего церковного обихода стиля духовной музыки: вместо нагромождения многоголосных сложностей, в которых голоса хора как бы "перебивают" друг друга - простая и певучая тема в ажурной "оплетке" сопровождающих оркестровых украшений. Моцарта в конце его жизни прямо просили писать для церквей именно так, как Сальери приучил коллег-композиторов: чтобы нотам было тесно, а голосам просторно.

Гордыня

С 1788 года Антонио Сальери, написавший к тому времени горы оперной продукции и известный всей Вене, получает пост первого капельмейстера Императорского двора. Оклад и чин, на который претендовали многие местные музыканты, а в их числе, разумеется, и "златокудрый ангел" Моцарт, достался инородцу, выскочке и человеку, говорившему на официальном языке Империи с заметным акцентом! Не слишком удачные попытки отца Вольфганга Моцарта, зальцбургского скрипача Леопольда и его влиятельных венских друзей интриговать против итальянцев, надавливая на мозоль национальной гордости, успеха не имели. Капельмейстерская (то есть дирижерская и организаторская) работа синьора Сальери продолжались в общей сложности более 40 лет, из них ровно 35 - в должности главного музыкального эксперта Двора, причем маэстро пересидел трех императоров. На вершине славы и почета 73-летнему действительному статскому советнику Сальери оформили персональную пенсию с полным сохранением придворного жалованья после одного чрезвычайно странного происшествия, случившегося с ним в 1823 году.

s