Семинары по истории зарубежной литературы

Реферат - Литература

Другие рефераты по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



план свое смирение, сейчас же соглашается с обвинениями, начинает предельно самоунижаться. Он надевает маску, предпочитая играть роль. В Тартюфе с дороги главного действующего лица убраны все препятствия, необходимая обратная сторона беспредельной наглости и лицемерия Тартюфа беспредельная доверчивость Оргона, его патологическая преданность Тартюфу. Откуда берется такая преданность? Мольер ее не мотивирует, и это несущественно: такова гармоничная атмосфера для развития главного характера. Оргон более или менее замаскированная условность, нужная для крайней гиперболизации главного характера. То же и с масками слуг. Кроме главных героев, все условный разряженный воздух, который дает полную свободу главному герою. Вокруг только маски. Маска лицемера плотно приросла к лицу Тартюфа; он ее приподнимает или срывает лишь в тех случаях, когда ему трудно справиться с обуревающими его чувствами или когда дело идет о спасении добычи, уплывающей из рук. Тартюф, призывающий к умерщвлению плоти, испытывает неудержимую страсть к Эльмире (совсем юная Мариана, обещанная ему в жены, его нисколько не волнует, она представляет чисто деловой интерес). Рисуя любовную сцену с Эльмирой, Мольер показывает Тартюфа с приподнятой маской. Эта сцена построена с замечательном мастерством. Тартюф начинает ее совершенно по-тартюфски. Его первые фразы пахнут ладаном, они напыщенны и гнусавы. Продолжая тартюфствовать, он пробует качество обработки бархата, чтобы погладить колени молодой женщины; он не прочь с этой же целью потрогать и кружева на ее шее. Но Эльмира ставит его на место, отшучиваясь и давая понять, что атака всерьез не воспринимается. Более того Эльмира иронизирует над Тартюфом, лукаво посмеивается над его обманчивой святостью. Тартюф невозмутимо выслушал шутку Дорины, но его оскорбила и уязвила насмешка Эльмиры. Ему захотелось прямо-таки закричать, что о не бестелесный ангел, а человек как все. И он закричал об этом, отбросив личину. Между тайными страстями и гласными действиями установилось временное соответствие. Из уст Тартюфа вырывается поток взволнованных и горячих слов, звучащих подчас как любовная элегия:

Вы для меня покой, отрада, упованье…

И всю мою судьбу решает ваш ответ:

Я счастлив, если да, несчастлив, если нет. (III, 3)

Воспевая в религиозном экстазе красоту Эльмиры, Тартюф, все более и более распаляясь и снова впадая в привычную колею тартюфства, пытается склонить Эльмиру к измене, обещает сохранить это в полной тайне, а раз будет соблюдена тайна, то честь Эльмиры останется незапятнанной.

Так низменный мотив похотливо интрижки вытесняет тему религиозного поклонения красоте. Но вся сцена завершается взрывом: Дамис, подслушивавший откровенные излияния святоши, неожиданно появляется перед ним и угрожает разоблачением. Казалось бы, все пути к отступлению отрезаны: Тартюф попался с поличным. Негодующий Дамис уличает его перед подоспевшим Оргоном. Однако Тартюф не сдается. Он пускает в ход утонченное лицемерие христианского самоуничижения. Опровергать Дамиса значит допускать возможность проступка. Не лучше ли покаяться в несовершенных грехах, приняв на себя и прегрешение Дамиса, возведшего напраслину, - ведь юноша не ведает, что творит! Не лучше ли предаться самобичеванию, показав христианскую покорность и смирение. И Тартюф неистово бичует себя:

Да, брат мой, я злодей, гад, поношенье света,

Несчастная душа, погрязшая во зле,

Последний негодяй из живших на земле. (III, 6)

И чем больше Тартюф неистовствует в своем покаянном экстазе, тем больше Оргон убеждается в его святости. Ведь только ни в чем не повинные люди могут так наговаривать на себя; виновные предпочли бы оправдываться. На этот ход мысли и рассчитывал Тартюф.

Взбешенный клеветой Дамиса, Оргон изгоняет сына из семьи, ополчившейся на Тартюфа. Клевету Дамиса Оргон рассматривает как часть заговора против святого.

Тартюф ничем не выдает своей радости по поводу поражения Дамиса. Оставшись наедине с Оргоном, он жалуется, ноет, скулит: Мне так мучительно…Я словно весь в жару, не в силах говорить и, кажется, умру. Такого рода фразы блестяще закрепляют тему оскорбленной невинности и вместе с тем говорят об усталости, изнеможении лицемера: сцена публичного самобичевания стоила ему большого напряжения душевных сил. Опасность миновала полностью, но в Тартюфе еще живет глухая тревога насчет будущего. Его окружают враги: Меня не любят здесь. Тартюф, испытывая Оргона, грозит покинуть его дом, но Оргон, растроганный собственной решимостью, выказывает высшие знаки любви и преданности. Именно сейчас, в минуты кризиса, он решает исполнить то, о чем говорилось прежде в неопределенной форме: выдать дарственную на имущество и удержать Тартюфа.

В разговоре с Клеантом (IV, 1) в полной мере проявилось могущество Тартюфа. Это была та высота, с которой он низринулся в пропасть. Причиной для падения послужило второе, специально подстроенное свидание с Эльмирой, происходившее на глазах у Оргона. Почему осмотрительный и осторожный Тартюф отправился на роковую для него встречу? Некоторые критики видят в этом натяжку, отступление от правды, нос такими утверждениями нельзя согласиться. Падение Тартюфа продиктовано всем складом его характера. Не в его правилах так быстро отступать от намеченной цели. Первая неудача еще более распалила его. Он верил в себя, в магическую силу своего красноречия,

s