Семейный контекст тревожных состояний у детей

Курсовой проект - Психология

Другие курсовые по предмету Психология

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



V. Здесь хочется отметить более широкое отражение сути данного расстройства в МКБ-10.

Как различие, обращающее на себя внимание, хочется отметить более обширный перечень тревожных расстройств в детском возрасте, представленный в МКБ-10, что, на наш взгляд, отражает серьезную озабоченность общества проблемой развития данных расстройств у детей и подростков.

Глава 3. Факторы, влияющие на возникновение и течение тревожных расстройств

 

Последние исследования семейной микродинамики при различных психических расстройствах, в том числе аффективного спектра, проводятся на основе биопсихосоциальной модели (Холмогорова А.Б., 2002). Одной из главных задач таких исследований является установление важности факторов семейной динамики, в сравнении с биологическими.

Грегори Бейтсон, антрополог, первым начавший осуществлять проект системного исследования семей больных шизофренией, в результате приложения теории систем и кибернетики к проблемам человеческой жизни, пришел к выводу, что развитие человека и переживаемые им проблемы невозможно понять вне его культурного и семейного контекста.

Глен Габбард в своем обзоре исследований семейной микродинамики говорит о том, что для развития психических расстройств необходимо взаимодействие факторов окружающей среды и особенностей развития, с одной стороны, и генов человека с другой.

Таким образом, в рамках биопсихосоциальной концепции необходимо рассматривать следующие основные факторы, влияющие на возникновение и течение различных психических (включая и тревожные) расстройств:

  1. культуральные;
  2. семейные;
  3. интерперсональные;
  4. личностные.

Культуральные факторы.

По мнению Холмогоровой А.Б. и Гаранян Н.Г., в современной культуре существуют достаточно специфические психологические факторы, которые способствуют росту общего количества переживаемых отрицательных эмоций в виде тоски, страха, агрессии и одновременно затрудняют их психологическую переработку (Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., 1999). По их гипотезе, это особые ценности и установки, поощряемые в социуме и культивируемые во многих семьях. Эти установки становятся достоянием индивидуального сознания, создавая психологическую предрасположенность или уязвимость к эмоциональным расстройствам.

Несмотря на то, что тревожные расстройства сравнительно недавно выделены в особую группу, еще К.Хорни увидела почву для их стремительного роста в культуре (Хорни, 1993;1995). Она обращает внимание на глобальное противоречие между христианскими ценностями, проповедующими любовь и равные партнерские отношения, с одной стороны, и реально существующей жесткой конкуренцией, с другой.

В результате этого противоречия происходит вытеснение собственной агрессивности и ее проекция на других людей. Вследствие этого, собственная враждебность подавляется и приписывается окружающему миру, что и ведет, согласно К.Хорни, к резкому росту тревоги из-за восприятия окружающего мира как опасного и восприятия себя как неспособного этой опасности противостоять (вследствие запрета на агрессию, а значит, и на активное сопротивление опасности). В качестве еще одной причины роста тревожных, впрочем, так же как и депрессивных расстройств, можно назвать культ силы и культ рацио, ведущих к запрету на переживание и выражение негативных эмоций.

Холмогорова А.Б. и Гаранян Н.Г. указывают: То, что лик или основное содержание депрессии меняется в зависимости от культуральных конфликтов и ценностей, впоследствии отмечалось разными авторами (Arieti, Bemporad,1983) (Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., 1999, стр.69).

Кросскультурные исследования показали, что чем выше в культуре требования к индивидуальным достижениям, успеху и соответствию самым высоким стандартам, тем выше в таких культурах и число депрессивных нарушений. Для таких культур типичными оказались чрезвычайно высокие и жесткие стандарты и требования в процессе воспитания, малейшие отклонения от которых сопровождались критикой и наказаниями, плюс к этому модель замкнутого существования в изоляции от остального мира, поддерживаемая концепцией окружения как враждебного, а жизни как трудной и опасной (юдоли скорби) (Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., 1999).

Помимо вышесказанного, необходимо отметить, что эмоциональная жизнь современного человека определяется двумя разнонаправленными тенденциями. Как считают Холмогорова А.Б. и Гаранян Н.Г, первая тенденция характеризуется возрастанием частоты и интенсивности эмоциональных нагрузок. Вторая тенденция характеризуется негативным отношением к эмоциям, которым приписывается деструктивная, дезорганизующая роль в личной жизни человека (Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., 1999). И вот такие подавленные, не отреагированные во внешнем плане эмоции являются одним из важных факторов роста числа расстройств аффективного спектра.

Проведенные культурно-исторические исследования показывают, что в более древние времена все люди: и взрослые, и дети могли выражать свои чувства свободнее. Дети были больше в курсе не только дел, но и чувств взрослых, они рано соприкасались со смертью, опасностями и заботами. Позже, начиная с викторианской эпохи, возник достаточно строгий запрет на гнев у детей, так как взрослые стали находить это неудобным и недопустимым. По мнению Холмогоровой А.Б. и Гаранян Н.Г., гнев и сейчас продолжает рассматриваться как недружественное и отвергаемое чувство, которое в значительной степени затрудняет достижени

s