Семейное право хакасов в XIX-начале 20 века

Информация - Туризм

Другие материалы по предмету Туризм

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



или младшего родственника умершего. Через год после смерти мужа, на последних поминках, в юрту вдовы родственники приводили младшего деверя. По обычаю навьючивал на спину седло и переметную суму, а в руках держал уздечку и ружье. При входе в юрту жены стершего брата деверь клал седло на кровать, а из ружья стрелял в домовое отверстие юрты. На следующий день вдове заплетали косы и устраивали небольшой той. При женитьбе по обычаю левирата калым не платился и раздел имущества не производился. Если при таком браке женщина оказывалась на много старше мужа, то обычаем разрешалось мужчине брать в жены ее младшую сестру или младшую родственницу (пасты), когда первая состарится.

Существовал у хакасов и сорорат - пастылас. В этом случае, когда умирала жена, вдовец мог жениться на ее младшей сестре или младшей родственнице. При сорорате имущество умершей жены сохранялось в доме, а дети вырастали среди своих родственников.

Одна из форм заключения брака связана с обычаем дарения птицы хысхылых - фламинго. Подстреливший фламинго, которые весной и осенью пролетают над Хакасией, мог сватать любую девушку. На птицу надевали красную шелковую рубаху, на шею повязывали красный шелковый платок и отправлялись с ней в юрту родителей девушки. Родители должны были принять подарок, а взамен отдать дочь. Калым не полагался. Если девушку не отдать, то, по хакасским поверьям, птица хысхылых проклянет этот дом и дочь умрет. В данном обычае виден культ священных птиц, который, очевидно не связан с тотемизмом, как предполагает Л. П. Потапов. Хакасы особо почитали кукушку, турпана, дрофу, журавля, лебедя и фламинго - считалось, что они могут проклясть и наслать несчастья на людей. Кукушек и турпана вообще не убивали, ибо считалось, что за это пострадает сам стрелок. За принесенный в дом дрофу, журавля или лебедя нужно было отдарить или устроить пиршество, иначе, считалось, убитая птица пошлет проклятия.

Например, если охотник приносит кому-нибудь убитого лебедя (хуу), завернутого в красную шелковую рубаху и подпоясанного шелковым кушаком, то его отдаривали конем. Так, в 1832 году А. Покоянов привез Кулерекову в подарки застреленного лебедя по их обыкновению. За которого он, Кулереков, и отдарил вышеописанного жеребенка иноходного. [3]

Заключение брака требовало уплаты Колыма (кроме указанных некоторых форм). В рассматриваемое время калым (халых, халын)платили деньгами, которые считали хапами. Один хап равнялся 100 рублей. Бедняки платили треть или половину хапа, середняки - один хап, баи давали десять хапов и более. У кызыльцев калым платили скотом, чаще всего по десять голов (одного коня и восемь коров). Бедняки уплачивали пять или семь голов, а баи могли давать 15 и более. [2].

Калым платили или сразу, как к родителям жениха прибудет погоня (сургун) за девушкой, или во время мировой (чарас). Деньги получал отец невесты, и обычно он делил их между ее братьями. Помимо калыма жених обязан был отдать за невесту лучшего коня - пас ат. Пас ат получали отец невесты или её родные братья. Сверх всего требовали еще 25 рублей ат чобаа, то есть за усталость лошади. Эти деньги делились между всеми участниками погони (сургун).

Наряду с калымом матери девушки дарили шелковое платье или платок. Этот подарок по-хакасски назывался имджек аFы, то есть за грудное молоко матери. Интересно отметить, что в настоящее время, когда калым уже исчез, имджек аFы, стали платить деньгами - от 50 до 100 рублей.

В свадебных обрядов хакасов строго соблюдались ритуалы, связанные с заплетением волос невесты. У сагайцев и кызыльцев сразу после привоза невесты совершали сас тойы - нечто вроде помолвки, где невесте расплетали девичьи косички сурмес и заплетали две косы тулун - признак замужней женщины. У качинцев этот обряд совершался во время свадьбы.

Хакасы придавали большое значение женской прическе. Согласно обычаям, если девушка родит внебрачного ребенка (сурас), то родители ей заплптили одну косу - киджеге. Старые девы носили три косички - ус сурмес. Замужняя женщина (но не вдова) к концам своих кос приплетала суFынды - ложную косу, сплетенную из волос мужа и посаженной матери (пазыртхан iдже). Если замужняя женщина имела братьев, то к двум косам приплетала по маленькой косички - тулун сурмезi. По поверьям. Они были оберегами ее братьев и, с другой стороны, показывали ее связь со своим родом.

Другим важным обрядом на свадьбе была поклонение невесты луне и солнцу - айFа - кунге пазыртханы. Этот обряд был своего рода венчанием и присягой на верность в супружестве. Если мужчина брал вторую жену, то венчание перед луной и солнцем совершали, но эту жену в дом вводили через окно. Если он брал третью жену, то этот обряд не совершали. [3] После обряда поклонения луне и солнцу невесту заводили в юрту, где исполнялся обряд приобщение к огню - отха пазыртханы. С этих пор она становилась хозяйкой домашнего очага. Огонь в очаге юрты сына разводили от углей, которые приносили из дома отца.

Накануне основной свадьбы обычно дядя по матери - тайы - устраивал у себя хыс тойы - девичью свадьбу. Он исполнял роль посаженного отца - пазыртхан паба, а его жена - посаженной матери, пазыртхан tie, невесты. Из этого имитированного дома родителей невесту увозили на основную свадьбу - оол тойы (свадьба парня). На третий день оол тойы дядя тайлы получал подарок парFаа (заднюю часть коровьи туши). Его

s