Семантический анализ источников тревоги фирмы ООО "Спектр"

Информация - Психология

Другие материалы по предмету Психология

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



рального для нее понятия тревоги в современной психологической литературе остается недостаточной. (Имедадзе, 1966; Spielberger, 1966; Mangusson, 1962; Lewitt, 1971; Sarason, 1972; Bowlby, 1975). Многоплановость и семантическая неопределенность понятия тревоги в психологических исследованиях является следствием использования его в различных значениях. Этим термином обозначается и гипотетическая промежуточная переменная (Hull, 1945), и временное психическое состояние, возникающее под воздействием стрессовых факторов (Mowrer, 1940; Basselman, I 940; Bazowitz, 1964; Лазарус, 1970; Дельгадо, 1971; Ханин, 1978; Spielberger, 1972; May, 1979), и фрустрация социальных потребностей (Имедадзе, 1966; Sullivan, 1953; Lingren, 1956; May, 1979), и свойство личности (Белоус, 1968; Левитов, 1969; Мерлин, 1971; Суворова, 1975; Спилбергер, 1983; Taylor, 1956; Cattell, 1961; Eysenck, 1975 и др.).[6. c. 37]

Рассматривая роль тревоги в поведенческих и личностных расстройствах у детей необходимо проанализировать причины и механизмы нарушений у индивида. Предполагается, что основные формы и механизмы нарушений приспособления у детей и взрослых, в принципе, одинаковы, но описываются отдельными авторами по-разному.

Каждая очередная теория в той или иной степени является отрицанием предыдущих теорий, одни и те же явления порой интерпретируются диаметрально противоположным образом.

Первые теории, объясняющие нарушения приспособления, были сформулированы с использованием понятия нарушения равновесия со средой и указанием на симптомы расстройств этого равновесия. Jannet (1910), объясняя появление этих симптомов, опирался на теорию распада высших уровней и возврата на более низкий уровень развития. В дальнейшем Cutty (1947) развил эту идею в теории эмоционального регресса.

Классический фрейдизм обогатил теорию понятием внутреннего конфликта и защитных механизмов. По Фрейду, сущность расстройства сводится к факту неудачи Я при попытке разрешения конфликта между Ид и требованиями социального окружения.

Последователи Фрейда, трактовавшие причины и сущность конфликта иначе, видели основную причину возникновения патологического процесса именно в конфликте. По их мнению, расстройства обуславливаются конфликтами между сознанием и бессознательным, отсутствием между ними взаимодействия, комплексами и фиксацией (Jung, 1960), использованием непродуктивных способов разрешения конфликта, механизмами бегства и сверхкомпенсации (Adler, 1928) или же блокировкой возможности эмоционального выражения конфликта и вторичной дезорганизацией (Klein, 1948).

Walder (1968) и другие исследователи склоняются к мнению, что основной причиной поведенческих расстройств является отступление от принципа объективности в отношениях с внешним миром, нарушение процесса чувства реальности, свойственного индивиду, и правильного соотношения объективного и субъективного мира. Все это приводит к серьезному расстройству "Я" и тому, что адаптация носит поверхностный характер, чревато возникновением конфликтов, является мнимой и характеризуется размытостью границ между "Я" и "не-Я".

Эриксон (1996) интерпретирует фиксацию развития как основной механизм нарушений личности. Расстройство - это фиксация на одном их предыдущих этапов развития или определенном способе функционирования, являющемся следствием неудачи, постигшей индивида при попытке разрешения наиболее значимых психосоциальных конфликтов.

Понятие конфликта, как главной причины возникновения трудностей в процессе приспособления описывались и представителями гуманистического направления, рассматривавшими конфликт в связи с недостатками и давлением окружения. Согласно Хорни (1993), конфликт противоположных тенденций, являющийся следствием нарушения межличностных отношений, становится причиной возникновения тревоги и приведения в действие защитных механизмов, влияние которых в последующем сказывается на всей совокупности поведенческих актов.

Sullivan (1956), Фромм (1994), Rank (1926) усматривают в тревоге причину всех отклонений от нормы. Боязнь неодобрения, изоляция и отделение обуславливают подавление тенденций, неспособность к осознанию индивидом самого себя, бегство и иррациональные компромиссы, утрату личностной идентичности, автономности и индивидуальности.

Иные причины нарушений процесса приспособления указываются психологами, признающими правильность положений теории научения. По мнению теоретиков бихевиоризма, индивид, как таковой, здоров. Социально нежелательные формы его поведения - это последствия закрепленных вредных с точки зрения требований окружения навыков, приобретенных в результате применения этим окружением на сознательном и неосознаваемом уровне определенных подкреплений. Менее ортодоксальные сторонники такой интерпретации отмечают, что поведенческое расстройство может оказаться следствием нарушения процесса регуляции в ситуации, в которой нарушенный поведенческий акт является единственным ответом, обеспечивающим ослабление тревоги (Wolp, 1969). Оно может быть свидетельством усвоения невротических способов приспособления, используемых в окружении и порождающих конфликты (Bandura, 1968) или же приводящих к чрезмерной социализации (Eysenck, 1953).

В теории мотивации сущность расстройств определяется как одностороннее развитие мотивации, как конфликт, обусловленный невозможностью удовлетворения потребностей, вызывающий тревогу. По мнению Dollard и Miller (1969), конфликт мотивов, а точнее, первичных и вторичных влечений, обусловливает блокировку первичных влечений, избыточную социализацию, напряжение, тревогу, упрочение ошибочных убеждений и дезорганизацию поведения.

Синтез положений гуманистических теорий личности и теорий научения лег в основу рассмотрения личности через призму категорий, относящихся к усвоению определенной совокупности ролевых предписаний. Личностные расстройства стали описываться со ссылкой на нарушения процесса усвоения ролей, а психоаналитическое понятие идентификации отошло на задний план, уступив место понятию комплементарности. Естественной средой развития ребенка является семья, поэтому его поведенческие расстройства находятся в тесной связи с нарушениями процесса правильного выполнения членами семьи своих ролей.

В современных теориях межличностных отношений, а также в регулятивных теориях причины поведенческих расстройств объясняются как аномалии социальных отношений, которые приводят к тревоге и формированию ошибочных установок. В последней концепции Reikowski (1976) депривацию потребности, недостаток информации, необходимой для функционирования "Я" и системы ценностей, неусвоенность адекватных способов приспособления перечисляет как возможные причины возникновения личностных расстройств. Сущность последних заключается в деперсонализации, либо же в постоянном напряжении, тревоге, и дезинтеграции системы в целом.

Allport (1970) придерживается мнения, что процессы, присущие здоровой личности, совершенно отличны от процессов, свойственных личности аномальной, чем кстати, объясняется невозможность постижения здоровой личности с помощью понятий, относящихся к невротической личности.

Таким образом, первопричину личностных расстройств усматривают в патологическом изменении перцепции, инстинктивных влечений, мотивов и ценностей, в блокировке или нарушениях процессов внутренней регуляции отношений с окружением, в неправильной организации или дезорганизации всей структуры личности, в функциональном расстройстве Я или же в возникновении интериоризованного конфликта, а с ним - тревоги, связанной с действием защитных механизмов, постепенно приводящих к дисфункции системы в целом.

Ряд исследователей утверждают, что именно детство является периодом наибольшей чувствительности к различным возмущающим влияниям. В подтверждении правильности этого положения они ссылаются на свидетельства наибольшей прочности первых впечатлений, чрезвычайно высокой чувствительности и низкой сопротивляемости нервной системы, а с ней и полной беспомощности ребенка в сложных ситуациях и в случае возникновения конфликта. Отсутствие необходимых для нахождения выхода из трудных положений умений, к которым относятся умения общаться, понимать смысл происходящего, неусвоенность основных способов приспособления, физическая слабость и незрелость нервной системы - вот причины постоянного переживания ребенком тревоги вследствие психических травм.

Эта точка зрения не лишена оснований, но она слишком односторонняя. Так как, наряду с указанными факторами, известно множество свидетельств сравнительно низкой частоты возникновения у людей серьезных расстройств. Несформированность, пластичность, изменчивость психики человека открывают широкие возможности компенсации действия неблагоприятных факторов. Трудности, испытываемые человеком - это то, с чем он раньше не сталкивался, психологические детерминанты их появления не постоянны и вариативны.

Прогноз тяжести расстройства в большей степени зависит от патологичности окружения, чем от сиюминутного психического состояния человека.

Это позволяет предположить, что, хотя человекк испытывает сильное чувство тревоги и напряжения в ситуациях, оставляющих другого человека относительно спокойным, а влияние ранних впечатлений может быть разнообразным и сохраняться долго, обычно его личность глубоких патологических изменений не претерпевает, причем последствия воздействий не всегда оказываются отрицательными. Когда ранимостьчеловека выражена в наибольшей степени, структура его личности еще полностью не сложилась, в силу чего она не может быть, серьезно повреждена. Остаточные явления перенесенных тревог могут включаться в развивающуюся личность в качестве необходимых компонентов и оказаться в подчиненном положении в функционировании новых личностных структур.

Нам представляется, что тревожные расстройства, наблюдаемые у людей, не вписывают