Семантическая оппозиция "покой–движение" в романе И.А. Гончарова "Обломов"

Курсовой проект - Литература

Другие курсовые по предмету Литература

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



171;общечеловеческий интерес соглашен с народным и современным. Мысль г. Гончарова, проведенная в его романе, - подчеркивает критик, - принадлежит всем векам и народам, но имеет особенное значение в наше время, для нашего русского общества.

Писарев дает свое объяснение умственной апатии, которая владеет героем романа: Илья Ильич не может найти удовлетворительного ответа на вопрос: Зачем жить? к чему трудиться? Апатия русского героя, по мысли критика, сродни байронизму. И здесь и там в основе - сомнение в главных ценностях бытия. Но байронизм - это болезнь сильных людей, в нем доминирует мрачное отчаяние. А апатия, с ее стремлением к покою, мирная, покорная апатия - это и есть обломовщина. Это болезнь, развитию которой способствуют и славянская природа и жизнь нашего общества.

Самое существенное в Обломове то, считает критик, что он человек переходной эпохи. Такие герои стоят на рубеже двух жизней: старорусской и европейской и не могут шагнуть решительно из одной в другую. Промежуточностью положения таких людей объясняется и дисгармония между смелостию их мысли и нерешительностию действий.

В более поздних статьях Писарев будет совсем иначе оценивать творчество Гончарова: в романе Обломов он будет находить не глубокую мысль, а лишь шлифование подробностей, в главном герое - не оригинальный образ, а повторение Бельтова, Рудина и Бешметева, а психологию Ильи Ильича будет объяснять лишь неправильно сложившимся темпераментом. В литературе о Писареве отмечалось не раз, что эта перемена в суждениях критика объясняется в какой-то мере влиянием резких оценок, которые дал Гончарову и его роману Герцен. Кроме того, заметно сказалось возросшее негативное отношение Писарева к Гончарову-цензору.

В течение года после публикации романа появилось около десятка рецензий, посвященных ему. Критики по-разному восприняли и оценили Обломова. Но в одном сходились практически все: история Ильи Ильича впрямую соотнесена в романе с вопросом о прошлом и настоящем страны. Признал это в статье Русская апатия и немецкая деятельность (1860) и будущий почвенник А.П. Милюков. Но, в отличие от многих, писавших об Обломове, он увидел в романе клевету на русскую жизнь.

Вопрос о национальных началах русской жизни - как они представлены в романе Обломов - был важен для Ап. Григорьева. Заинтересованное отношение Ап. Григорьева к Гончарову объяснялось тем, что у этого романиста отношение к почве, к жизни, к вопросам жизни стоит на первом плане.

Но даже громадный талант, по мнению критика, не спас Гончарова от односторонности во взглядах на обломовский мир. Так, в Сне Обломова поэтическую картину жизни портит неприятно резкая струя иронии в отношении к тому, что все-таки выше штольцевщины и адуевщины. Нельзя, считал Ап. Григорьев, с помощью холодного анализа, как анатомическим ножом, рассечь обломовский мир, потому что бедная обиженная Обломовка заговорит в вас самих, если только вы живой человек, органический продукт почвы и народности. Обломовка для Ап. Григорьева - та родная почва, перед правдой которой склоняется в смирении Лаврецкий, герой Дворянского гнезда, в которой обретает он новые силы любить, жить и мыслить. Таким отношением Ап. Григорьева к миру Обломовки объясняется резкость, с которой он отозвался о статье Что такое обломовщина? в письме к М.П. Погодину (1859): …только [Добролюбов] мог такою слюнею бешеной собаки облевать родную мать, под именем обломовщины….

В явных и скрытых спорах об Обломове выявлялись расхождения критиков не только в оценке самого романа, но и в понимании важнейших вопросов русской жизни в целом.

Человечность, доброта - эти качества выделил в Обломове Иннокентий Анненский (статья 1892 г.). Из ее названия - Гончаров и его Обломов - видно, что критика интересует не только роман, но и его создатель. Статья написана человеком, который убежден, что литературное произведение, так сказать, растет во времени, обнаруживая все новые и новые дополнительные, сегодняшние смыслы. Оно живет как отражение в сознании читателя, и это отражение и есть предмет критического разбора. Поэтому в статье Анненского подчеркнуты личностная интонация, личностные оценки и выводы. Тезис о том, что в своем романе Гончаров описал психологически близкие ему типы личности, будет подробно развит в работах начала XX в., в частности в трудах Е.А. Ляцкого.

Давно отмеченную объективность Гончарова Анненский толкует как преобладание живописных, зрительных элементов над слуховыми, музыкальными, описания над повествованием, материального момента над отвлеченным, типичности лиц над типичностью речей, отсюда - исключительная пластичность, осязательность образов.

Трудную работу объективирования критик не оценивает как безразличность в поэтическом материале: между автором и его героями чувствуется все время самая тесная и живая связь. Обломов для Гончарова - тип центральный, он служит нам ключом и к Райскому, и к бабушке, и к Марфиньке, и к Захару. Итоговая мысль критика: В Обломове поэт открыл нам свою связь с родиной и со вчерашним днем, здесь и грезы будущего, и горечь самосознания, и радость бытия, и поэзия, и проза жизни; здесь душа Гончарова в ее личных, национальных и мировых элементах.

Анненскому, человеку рубежа веков, уже ясно, что штольцевская претензия на роль деятеля в русской жизни оказалась несостоятельной. Поэтому и позиция Обломова ему кажется не только понятной, но и в какой-то мере оправданной: Не чувствуется ли в обломовском халате и диване отрицание всех этих попыток разрешить вопрос о жизни?. Анненский дает достаточно субъективный, но яркий, запоминающийся образ деятельного друга Ильи Ильича: Штольц - человек патентованный и снабжен всеми орудиями цивилизации, от Рандалевской бороны до сонаты Бетховена, знает все науки, видел все страны: он всеобъемлющ, одной рукой он упекает Пшеницынского братца, другой подает Обломову историю изобретений и открытий; ноги его в это время бегают на коньках для транспирации; язык побеждает Ольгу, а занят невинными доходными предприятиями.

Не ослабевал интерес к творчеству писателя и в дальнейшем, Но подходы к изучению его творчества были различны. Например, представители культурно-исторической школы (Е.А. Ляцкий) рассматривают его творчество в свете духовно-психологических особенностей личности романиста, фактов его жизни. Социологическая школа исходила из социально-политической обстановки в России накануне реформ 1861 года, повлиявших на взгляды писателя. В рамках революционно-демократической критики романы И.А. Гончарова рассматривают Д.А. Политыко и Н.К. Пиксанов. В преодолении одностороннего подхода к изучению творчества Гончарова значительную роль сыграли монографии таких ученых как А.Г. Цейтлин, Н.И. Пруцков, А.П. Рыбасов, В.И. Мельник, Ю.В. Лебедев, В.А. Недзвецкий. И, наконец, в работах последних двух десятилетий наметился подход к изучению художественной стороны наследия И.А. Гончарова. Это поворот к философско-эстетической стороне творчества Гончарова.

На фоне довольно значительных достижений гончароведения последних лет книги Е.А. Краснощековой заслуживают особого внимания. И дело не только в том, что Е.А. Краснощекова несколько десятилетий отдала почти исключительно изучению творчества И.А. Гончарова, участвовала в подготовке двух собраний сочинений русского романиста. Интерпретации и гипотезы Е.А. Краснощековой даются на фоне обильного цитирования работ зарубежных гончароведов последних лет. Подход Е.А. Краснощековой способен спровоцировать немало нестандартных вопросов, а следовательно, необыкновенно ценен сам по себе. Автору удалось выйти за пределы бесперспективных дискуссий о Гончарове, начавшихся еще во времена полемики Н.А. Добролюбова и А.В. Дружинина, переживших эпоху В. Острогорского и Е.А. Ляцкого и воскресших с новой силой в работах В. Кантора.

 

2. Персонажная система романа в контексте оппозиции движение - покой

обломов роман герой движение

2.1 Герои действия: общая характеристика

 

Гончаров предчувствовал необходимость появления нового типа русского деятеля. Тип этого деятеля, судя по высказываниям автора, представлялся ему в образе русского Штольца. Каково же реальное содержание его деятельности? Какова сущность общественного я нравственного облика этого героя Гончарова? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо образ Андрея Штольца рассмотреть в системе всего романа. Композиционная роль этого персонажа в авторской идейно-художественной концепции жизни очень велика и идеологически ответственна. Штольца необходимо не только противопоставлять Обломову, но и ставить рядом с Ольгой Ильинской. И в таком случае объективно обнаружится, что положительность Штольца относительна, она таит в себе глубокую ограниченность. Ольга Ильинская берет постепенно перевес над Штольцем, ставится объективным ходом развития сюжета на первый план, а Штольц многое теряет, отодвигается на второй план. Происходит знаменательное смещение в перспективе романа, в самой идейно-художественной концепции жизни.

Романист указывает на живой, постоянно ищущий ум Ольги, на глубокую бездну ее души, самостоятельность и свободолюбие, смелость взгляда, одаренность ее натуры, изумительную стремительность ее духовного развития. Гончаров говорит о неумолкающей, вулканической работе ее духа. Интересно, что в изображении и объяснении женского характера Гончаров идет совсем иным