Семантическая оппозиция "покой–движение" в романе И.А. Гончарова "Обломов"

Курсовой проект - Литература

Другие курсовые по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Введение

 

Гончаров вошел в русскую литературу как прогрессивный писатель, как выдающийся представитель той школы художников-реалистов 1840-х годов, которые продолжали традиции А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя, воспитывались под непосредственным воздействием критики В.Г. Белинского. Гончаров один из создателей великого русского реалистического романа.

Созданная Гончаровым оригинальная реалистическая система русского общественно-психологического романа со всем блеском развернулась в Обломове, который явился вершиной творчества его автора и, по словам Горького, одним из самых лучших романов нашей литературы. Основы этой системы были разработаны романистом в 1840-е годы в Обыкновенной истории. В новом романе они принципиально обогатились в идейно-общественном и художественно-эстетическом отношениях. Это было следствием общественного возбуждения второй половины 50-х годов XIX века, возросшей идейной зрелости писателя и его окончательно сложившегося своеобразного художественно-реалистического метода.

Цель данной работы - рассмотреть семантическую оппозицию покой - движение в романе И.А. Гончарова Обломов, проследить, как показан спор двух эпох. Данная цель позволила сформулировать следующие задачи данного исследования.

1.Показать историю изучения романа Обломов в отечественном литературоведении.

2.Рассмотреть образы героев действия и героев покоя в романе.

.Проанализировать пространственно-временные образы динамики и статики в романе.

Актуальность данной работы определяется тем, что, несмотря на то, что о Гончарове и его романе написаны на сегодняшний день сотни статей, о нем часто говорят как о загадочном писателе. Загадочность Гончарова обычно связывалась с загадочностью самого известного его романа. И с годами, прошедшими со дня выхода романа и его рассмотрения в русской критике, загадочность романа как будто не уменьшалась.

Знаменитый роман неоднократно переводили в раздел истории литературы, а он вновь и вновь как бы возрождался, обнаруживая горячие точки соприкосновения с современностью. Скрытые, свернутые смыслы вдруг проявились в хорошо известном романе, понуждали критиков задуматься над тем, что было уже не раз так авторитетно и убедительно объяснено. С особой силой интерес к творчеству Гончарова появился в последние годы, когда современное литературоведение ушло от социологизирования и перешло к рассмотрению философского пласта произведений русских классиков. В последние годы многие произведения русской классики переосмысляются под религиозно-философским углом. Это касается творчества таких писателей как Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов. Не обошло это стороной и творчество И.А. Гончарова. Все это определяет необходимость обращения к центральному роману писателя - Обломов - на новом уровне его восприятия.

 

 

1. Роман И.А. Гончарова Обломов в изучении отечественного литературоведения

 

Знаменитая девятая глава первой части (Сон Обломова), по словам Гончарова увертюра всего романа (VIII, 111), была напечатана в 1849 г. в Литературном сборнике с иллюстрациями, изданном редакцией журнала Современник. Эпизод из неконченного романа был замечен критикой. Многие современники Гончарова оставили восторженные отзывы о Сне Обломова.

М.Е. Салтыков-Щедрин в письме к П.В. Анненкову (29 января 1859 г.) назвал эту главу необыкновенной, прелестной вещью. Некоторые из современников, в том числе и М.Е. Салтыков-Щедрин, романа в его полном виде не приняли. В сознании многих читателей Сон Обломова так и будет существовать как бы в двух ипостасях: и как глава из романа, и как отдельное произведение.

Полностью роман был опубликован в 1859 г. в Отечественных записках, в том же году он вышел отдельным изданием.

Давно отмечено, что в создании Обломова сказался опыт работы писателя над книгой о кругосветном путешествии - Фрегат Паллада. Как признавался сам Гончаров, плавание на фрегате дало ему общечеловеческий и частный урок (II, 45). Писатель имел возможность не только сопоставить различные страны, целые миры, разделенные громадными пространствами, но и сравнить, увидев их практически одновременно, вживе различные исторические эпохи: сегодняшнюю жизнь буржуазно-промышленной Англии и жизнь, так сказать, прошлую, даже жизнь древнего мира, как изображают его Библия и Гомер (III, 193). Как явствует из книги Фрегат Паллада, Гончаров, сравнивая Восток и Запад, пытаясь осмыслить переход от Сна к Пробуждению в глобальном масштабе, постоянно думал о России, о родной Обломовке.

История завершения Обломова в литературе давно получила название мариенбадского чуда: за несколько недель он - как будто под диктовку (VII, 357) - написал почти все три последние части романа. У чуда есть объяснение: все эти десять лет он думал о романе, писал его в голове. Наконец, в одном из писем 1857 г. Гончаров подытожил: Я сделал, что мог (VIII, 238).

В откликах известных литераторов (И.С. Тургенева, В.П. Боткина, Л.Н. Толстого), познакомившихся с романом в авторском чтении по рукописи или сразу после его журнальной публикации, повторялся один и тот же эпитет: Обломов - вещь, капитальная.

Так, Л.Н. Толстой, судья строгий, не склонный потакать авторскому самолюбию, пишет А.В. Дружинин

s