Семантическая избыточность и недостаточность в текстах драматургических произведений американских авторов и их перевод

Дипломная работа - Иностранные языки

Другие дипломы по предмету Иностранные языки

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ng:

There are a lot of things to be said about a wedding; there a lot of thoughts that go on during a wedding.

We cant get them all into one wedding, naturally, and especially not in-to a wedding at Grovers Corners, where theyre awfully plain and short…In this wedding I play the minister. [41.50]

Perfectly lovely wedding! Loveliest wedding I ever saw. Oh, I do love good wedding, dont you? [41.54]

Свадьба является главным событием, завершающим второй акт пьесы Уилдера Наш город. Свадьба это начало счастья, это радость и веселье для окружающих и воспоминание о молодости для других. Слово wedding повторяется многими жителями города. Оно произносится с разными оттенками: радости надежды, волнения. Может быть и потому, что все веселы и счастливы, кажется близким надвигающееся потрясение, грусть. Однако в русском языке, прямое лексическое соответствие слову wedding свадьба, довольно резко воспринимается на слух, так как содержит сразу два близстоящих твердых звонких звука д и б. Если бы слово свадьба также часто повторялось в тексте перевода как и в тексте оригинала, оно бы могло произвести иное впечатление, нежели чем у слушателя, воспринимающего текст оригинала. Резкие звуки одного повторяющегося слова отвлекают внимание слушателя от смысла всего сказанного, и подобие естественной волнительной речи становится трудно достичь подобным образом. Поэтому переводчику лучше иногда заменять слово свадьба на местоимение или другое лексическое соответствие, чтобы не перегружать текст резкими звуками, и очень явной тавтологией. Можно также использовать суффиксы субъективной окраски, которыми так богат русский язык. Такой вариант перевода будет звучат лучше и естественней для носителей ПЯ:

О свадьбе многое можно сказать; когда кто-то женится разные мысли приходят в голову.

Понятно, что нельзя осуществить сразу все идеи лишь в одной свадьбе, особенно если ее играют в Гроверз Конэз где все торжества так просты и коротки…В организации этой свадьбы, я буду за главного.

Просто превосходная свадьба! Лучшее торжество, что мне доводилось видеть. О, я люблю погулять на хорошей свадебке, а ты?

Arent they a lovely couple? Oh, Ive never been to such a nice wedding. Im sure theyll be happy. I always say: happiness, thats the great thing! The important thing is to be happy. [41.55]

Повторение однокоренных слов счастливый, счастье звучит лейтмотивом к концу второго акта. Что ожидает героев старого города дальше? Повторяющиеся wedding и happy обозначают высшую точку драмы, за которой следует понижение настроения, наступление другой полосы в жизни персонажей.

Ну разве они не чудная пара? О, я никогда не был на такой прекрасной свадьбе. Уверен, они будут счастливы. Я всегда говорю: счастье великая вещь! Очень важно быть счастливым.

Повторение слов в переводе счастье, счастливый передает настроение героя, мы чувствуем, что его переполняют эмоции, он думает о жизни и смысле счастья, о его достижении, он находит оправдание своим прежним мыслям, он взволнован. Если достигается подобный эффект эмоциональности, мы не чувствуем, что высказывание резко режет слух, или нарушена норма ПЯ, то воссоздание семантической избыточности в ПЯ вполне адекватно.

В пьесах американских авторов часто встречается прием, когда язык героев передается как с помощью многословия, так и с помощью пропуска слов одновременно. К примеру, предложение из пьесы Сарояна:

Maybe I am and maybe I aint. [37.104]

Логическое выделение слова maybe, которое усиливает выразительность речи, и пропуск определения OK делают фразу краткой и экспрессивной. В таких случаях подобное повторное лексическое употребление в переводе также играет на экспрессию выражения, поэтому воссоздается в ПЯ:

Может и так, а может и нет или Может быть, а может и нет.

Each of you is the continuation of two others, each of whom was the continuation of two others, each of whom and so on. [37.115]

Повторение слов в данном примере вызвано тем, что говорящий не может подобрать более точные слова для объяснения щепетильной темы. Он одновременно и подбирает слова и считает своим долгом рассказать будущим жителям об их предназначении. В данном случае переводчику можно оставить данный прием повторения, но он также может внести некоторую перестановку слов в повторяющейся фразе, что не только отразит экспрессию, но и освежит высказывание:

Каждый из вас есть продолжение двух других, каждый из которых есть продолжение других двух, которые и т д.

Повторение слов и словосочетаний в следующих примерах вызвано желанием автора выделить и усилить идею высказывания:

I mean you dont expect advantages. In fact you give advantages. [37.123]

Its very deep in you. So deep that you yourself dont realize it. [37.123]

I love him. I really love him. Ive never really loved him before. [37.128]

Theres some scenery for those who think they have to have scenery. [41.14]

Выбросив данный прием из текста перевода, переводчик лишит его эмоциональности, которая так важна при передаче чувств героя, стоящего на сцене; именно эта эмоциональность привлекает внимание слушателя, устанавливает необходимую в театре связь между актером и зрителем:

Я думаю, вы не ожидаете получения пользы. В действительности вы сами пользу приносите.

Это находится очень глубоко в тебе. Так глубоко, что ты сам этого не осознаешь.

Я люблю его. Правда, люблю. По правде говоря, прежде я никогда его не любила.

Есть один пейзаж для тех, кто думает, что им необходимо увидеть именно пейзаж. ( В данном примере простое употребление слова пейзаж во втором случае вызовет легкую реакцию непонимания у слушателя. Так как в русском языке слово пейзаж не несет такой яркой окраски, какую несет слово scenery в английском, уместно сделать некое лексическое добавление с целью ударения именно на последнее слово, так как говорящий вкладывает в него особый смысл и надеется, что его собеседник поймет к чему он клонит. А на письме будет уместно поставить слово в кавычки).

Интересен пример речевой избыточности, взятый из пьесы Салливана Маленькая Эмерис. В этой сатирической пьесе маленькая Эмерис, которая не по возрасту рано начала говорить и анализировать события, доводит до состояния аффекта собственных родителей:

Papa Nonsense, youll never know a moments peace if you dont…Amerys?

Amerys What?

Mamma What what, Amerys?

Amerys What, “what what”?

Mamma You know well enough. [39.152]

Папа Чепуха, ты никогда не ощутишь гармонии отдельного момента, если ты не…Эмерис?

Эмерис Что?

Мама Что что, Эмерис?

Эмерис Что что что?

Мама Тебе прекрасно известно.

Как видно из примера перевода, в подобном случае семантическая избыточность не может быть утеряна, иначе смысл и экспрессия не будут переданы.

Замученные этим необычным умением своего ребенка, родители решают усыпить свою дочь с помощью хлороформа, и Эмерис противится. Приведенная повторяющаяся фраза передает ее негодование и возмущение:

Amerys I dont want to be chloroformed. I wont be chloroformed. Help!

Эмерис Я не хочу быть усыпленной хлороформом! Вы меня не усыпите! Спасите!

А в данном случае двойное употребление тяжелого слова хлороформ, да еще и стоящего со словом усыплять (так как в русском языке отсутствует прямая страдательная глагольная форма от данного слова), слишком перегрузило бы вариант перевода, поэтому имеет смысл отказаться от такой избыточности и ограничиться лишь словом усыплять во втором случае. Это позволяет не лишить текста эмоциональной окраски, и не нагрузить речь ребенка чрезмерным терминологическим грузом.

Надо сказать, что избыточность в речи персонажей американских пьес авторами применяется гораздо чаще, чем экономия. С ее помощью писатели отражают различные эмоции героев, их уровень образования, начитанности, интеллект, характер. Избыточность в речи иногда сознательно используется говорящим для того, чтобы фраза запомнилась, привлекла внимание. Рассмотренные отрывки из пьес американских писателей показывают, что речевая избыточность используется ими, чтобы глубже раскрыть образ героев. Избыточность в их речи является стилистическим приемом. С его помощью язык персонажей становится экспрессивней, эмоциональнее. Авторы сознательно дают возможность действующим лицам говорить многословно, повторяясь и оговариваясь, употреблять однокоренные слова и синонимы в одном высказывании. Это не считается авторской ошибкой; такой стилистический прием средство писателя приблизить язык пьесы к действительности, чтобы зритель поверил тому, что он видит и слышит со сцены. Игра актеров должна быть мастерской, а речь персонажей естественной.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Мы привыкли к тому, что при редактировании публицистических текстов, научно-популярной литературы и т.п., отрывки с семантической избыточностью или экономией подвергаются правке. Обилие примеров речевой избыточности в пьесах при учете того, что текст редактируется, говорит о том, что данное явление никак не является ошибкой либо отклонением от нормы. Наряду с экономией речевых средств избыточность является приемом стилистическим. Примеры недостаточности также часто встречаются, но ошибочные пропуски слов, без которых значение высказывания непонятно, от