Семантика, структура и функции фразеологизмов в повести У.С. Караткевіча "Дзікае паляванне караля Стаха"

Курсовой проект - Иностранные языки

Другие курсовые по предмету Иностранные языки

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



чности может быть использован критерий синтаксической немоделируемости того, или иного воспроизводимого выражения. Другими словами, при прочих равных условиях то выражение обладает большей степенью фразеологичности, которое образовано не по живой, не по действующей в данном языке синтаксической модели (типу словосочетания). К подобным выражениям относятся ФЕ, в составе которых есть слова с устаревшими грамматическими формами, а также в русском языке сочетания так себе, хоть куда, черта с два и др., в белорусском дарма што, дурань дзверы, адно дзяржыся и т. п.

Восьмым показателем фразеологичности может служить отсутствие вариантности (фонетической, морфологической, синтаксической, лексической) у компонентов устойчивого выражения и его модели. Наличие того или иного вида вариантности, наблюдаемого в составе довольно большого числа фразеологизмов, указывает на то, что у данного выражения процесс фразеологизации еще не полностью завершен. К таким выражениям, например, относятся ФЕ с фонетической вариантностью в русском языке дыхнуть/дохнуть некогда, в белорусском ні слыху ні дыху/ни слуху ни духу, с морфологической вариантностью в русском языке вскидывать глаза/глазами, в белорусском мераць вокам/вачамі, с синтаксической вариантностью в русском языке наговорить три короба/наговорить с три короба, в белорусском бокам/праз бок вылезці, с лексической вариантностью в русском языке пересчитать косточки/ребра, в белорусском галава на плячах/на карку.

В качестве девятого критерия фразеологичности используется показатель невозможности (недопустимости) вставки какого-либо слова внутрь данного устойчивого выражения. Не допускают изменения своего количественного состава поговорки, цитаты, афоризмы, некоторые составные термины, а также такие выражения, как тришкин кафтан, бабье лето, сбоку припеку и т. д. в русском языке, ні за што ні пра што, кату па пяту, вольнаму воля и т. д. в белорусском. В то же время необходимо отметить, что слова-вставки возможны внутри пословиц (рус. [Всякому] пьяному [всегда] море по колено, белор. Бойся быка [заўсёды] спераду, каня ззаду, а [усякага] дурня з усіх ча-тырох бакоў), некоторых составных терминов (блок [автоматического] управления, правила [дорожного] движения и т. д.), многих других устойчивых выражений (рус. задать [хорошую] баню, взвалить на [свои] плечи и т. п., белор. ажаніцца з [сырою] зямлёй, душу [на часткі] рваиь и т. п.).

В качестве десятого внутреннего критерия для определения степени фразеологичности может быть использован показатель невозможности синтаксических преобразова-ний с тем или иным устойчивым выражением. Некоторые воспроизводимые сочетания допускают синтаксические трансформации с сохранением своего смысла, и в этом они сходны со свободными словосочетаниями (например, выражения принять решение, иметь значение, аппарат управления и др. могут выступать в других синтаксических формах типа принятое решение, решение, которое принято, принимаемое решение, управленческий аппарат и т. д.).

В зависимости от количества критериев, которые можно обнаружить у того или иного выражения, степень его фразеологичности будет колебаться до 1,0 (у выражения, обладающего всеми указанными признаками) до 0,1 (у выражений, имеющих только один признак сверхсловной воспроизводимости). Естественно, все свободные словосочетания обладают нулевой степенью фразеологичности, поскольку у них отсутствует внешний признак фразеологичности сверхсловная воспроизводимость.

Указанное количество критериев фразеологичности, видимо, не является исчерпывающим, и, кроме того, не все эти критерии равнозначны, поэтому по мере углубления наших знаний о природе устойчивых выражений рассматриваемый подход так же, как и другие приемы классификации фразеологизмов, потребует дальнейшего уточнения и усовершенствования. К тому же необходимо отметить, что названные признаки для измерения степени фразеологичности следует применять не изолированно друг от друга, а в комплексе, тем более что некоторые из них накладываются один на другой, т. е. наличие у данного выражения некоторого признака может служить показателем сразу двух критериев фразеологичности. Так, для всех фразеологизмов с немоделируемой синтаксической структурой характерен и признак употребления их в неизменяемой грамматической форме, но не все устойчивые выражения, используемые в одной и той, же грамматической форме, обладают показателем немоделируемости. Например, выражение, гол как сокол, употребляемое в неизменном виде, образованно по продуктивной грамматической модели тощ как щепка, глуп как пробка, толст как бочка, зол как собака и т. д. Значит, признак синтаксической немоделируемости выражения в два раза более весомый, чем признак неизменяемости грамматической формы. То же самое относится к признаку идиоматичности: идиомы, как правило, непереводимы па другие языки (в случае заимствования этот критерий непригоден только по отношению к тому языку, из которого заимствовано выражение), поэтому идиоматичное выражение обладает одновременно и критерием непереводимости.

Однако не все выражения, которые пословно непереводимы, содержат в себе признак идиоматичности: например, устойчивые сочетания, обозначающие реалии, которые свойственны только данной стране, могут не иметь переводных эквивалентов в других языках (выражения типа красный следопыт, книга жалоб, подготовительные курсы и т. п.) и одновременно не быть идиомами [4, 91].

Как уже отмечалось, фразеологизация языковых вы

s