Семантика, структура и функции фразеологизмов в повести У.С. Караткевіча "Дзікае паляванне караля Стаха"

Курсовой проект - Иностранные языки

Другие курсовые по предмету Иностранные языки

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ачением, так и с фразеологически связанным. Фразеологические сочетания образуются из слов со свободным и фразеологически связанным значением. Например: глухая боль, кромешный ад.

Фразеологическое выражение. Фразеологическое выражение это устойчивый в своем составе и употреблении фразеологический оборот, который не только является семантически членимым, но и состоит целиком из слов со свободным значением [21, 268].

Фразеологические выражения воспроизводятся как готовые единицы с постоянным значением и составом: волков бояться в лес не ходить [6,72].

Существуют также и другие, более подробные классификации идиом [Копыленко, Попова 1972, 1978]. На идиоматичности фразеологических единиц основана образность и экспрессивность выражений, поэтому в идиомах так же, как и в метафорических словах, наиболее отчетливо воплощается национальный колорит данного языка.

В качестве второго внутреннего показателя фразеологичности может служить критерии дословной непереводимости данного выражения на другие языки. Этот критерий, разумеется, не означает, что та или иная фразеологическая единица не имеет вообще переводных эквивалентов в других языках, обычно такие эквиваленты находятся, но они выражаются с помощью характерных для данного языка национальных средств. Спецификой этого критерия фразеологичности является то, что те или иные выражения данного языка в одном иностранном языке могут допускать пословный перевод, а в другом нет. Обычно такое явление наблюдается или в заимствованных выражениях (кальках), или в родственных языках у выражений, общих по происхождению. С учетом происхождения фразеологизмов можно считать, что рассматриваемый показатель в полной мере присущ только исконно национальным выражениям языка, однако при сопоставительном анализе конкретных ФЕ следует принимать во внимание и те языки, с которыми сравнивается исследуемый.

Третьим критерием фразеологичности может служить и наличие в составе воспроизводимого сочетания хотя бы одного компонента, полностью утратившего свое индивидуальное значение и используемого в данном языке только в сочетании с каким-либо другим словом (словами), а также наличие компонента с устаревшей грамматической формой. В русском языке, например, такими компонентами являются, зги, пеклеванный, лясы, околесица и т. д., а также сумняшеся, победиши и т. д. в выражениях: не видно ни зги, пеклеванный хлеб, точить лясы, нести околесицу, нич-тоже сумняшеся, сим победиши; в белорусском языке компоненты дзёру, лахі, лухта и т. д. в выражениях даць дзёру, лахі пад пахі, плесці лухту. Наличие во фразеологизмах компонентов с забытой семантикой (такие компоненты-слова называются некротизмами) или архаичными грамматическими формами является свидетельством их (ФЕ) длительного существования в языке.

В качестве четвертого критерия для определения степени фразеологичности выражений может служить показатель грамматической категориальности, который наблюдается у сочетаний, играющих в высказывании роль одного члена предложения (ср.: сломя голову обстоятельство образа действия, лезть в бутылку сказуемое, кожа да кости определение и т. д.). Данным показателем не обладают пословицы, поговорки, афоризмы, фразеологизмы-предложения, некоторые сочетания типа принять обязательства, пульт управления и др., в которых ощущается живая синтаксическая связь между компонентами, а компоненты сохраняют самостоятельность своего значения.

Пятым критерием фразеологичности предлагается использовать показатель утраты выражением своей внутренней формы, т. е. немотивированность его значения. Утрата внутренней формы у того или иного фразеологизма свидетельствует, с одной стороны, о том, что данные выражения так же, как и слова с потерянной внутренней формой (вода, дом, рука, земля и т. д.), являются древними по своему происхождению и, с другой стороны, о том, что у его компонентов полностью исчезла прямая номинативная связь с реалиями, которые соотносятся с этими компонентами вне фразеологизма. К подобным выражениям относятся ФЕ собаку съел, тянуть канитель, кануть в лету и т. п. в русском языке, байды біць, сёмая вада на кісялі и т. п. в белорусском. Значения перечисленных выражений не имеют ничего общего с эквивалентными им по составу свободными словосочетаниями (если, разумеется, они существуют), тогда как у фразеологизмов с внутренней формой сохраняется семантическая связь со свободными словосочетаниями, на базе которых возникли данные фразеологизмы (ср.: в рус. закинуть удочку, подставлять ногу, бездонная бочка и т. п. или в белор. браць за грудкі, выносіць смецце з хаты, падвесці пад манастыр и т. п..

Шестым внутренним критерием, который можно использовать для классификации ФЕ по степени их фразеологичности, является постоянство, неизменность грамматической формы у всех компонентов воспроизводимого сочетания. Данный показатель означает, что то или иное выражение по своей внешней форме представляет собой застывшее языковое образование, воспроизводимое в речи в готовом, неизменном виде, несмотря на то, что между его компонентами могут существовать синтаксические связи и могут сохраняться прямые номинативные отношения компонентов с обозначаемыми реалиями. Этот показатель отмечается у пословиц, поговорок, афоризмов, а также у таких выражений, как, со всех ног, поминай как звали, с места в карьер и т. п. в русском языке, хоць ваукоу ганяй, як Піліп з канапелъ, ні гу-гу и т. п. в белорусском.

В качестве седьмого показателя фразеологи

s