Семантика и функционирование аллюзивных имен собственных в англоязычных художественных и публицистич...

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



АИС-знаками их аксиологичность нейтральна, так как они чаще передают детали. Так, АИС-символ "Nero" имеет ярко выраженную отрицательную коннотацию, о чем свидетельствует контекстное окружение имени (выделено курсивом):

Oliver's face turned red with furious anger. His strange blue eyes grew cold with hatred, and he thrust out his scarlet lips till he had the ruthless expression of a Nero (W.S.Maugham, 'The Magician', P.42).

Следующий пример содержит АИС-знак "Tolkien-like", нейтральное с точки зрения своей аксиологичности, о чем свидетельствует ближайший контекст:

Along the way, Palahniuk indulges in some Tolkien-like mythopoetics ("When there's the possibility of a little power, you already want more.") ('The New York Times, Book Review', October, 2002).

Очевидно, описание явления в его деталях менее сопряжено с оценкой явления по шкале "+"/"-".

АИС-символы могут функционировать и как АИС-знаки. Это наблюдается в тех случаях, когда происходит ломка традиционного стереотипа, стоящего за АИС-символом, и прецедентные АИС выступают знаками менее частотных ассоциативных СМ. Происходит смещение акцента с области сильного импликационала на область слабого импликационала. Эта группа АИС-символов-знаков. АИС-символы функционируют в качестве АИС-символов-знаков, когда АИС-символы выступают в роли ключевых слов текста-реципиента. Важной особенностью ключевых слов текста служит частота их употребления в данном тексте. Так, неоднократно цитируемым в романе Дж.Фаулза "Волхв" оказывается имя легендарного скитальца Улисса:

… and yet as I walked there came the strangest feeling compounded of the early hour, the absolute solitude, and what had happened, of having entered a myth; a knowledge of what it was like physically, moment by moment, to have been young and ancient, a Ulysses on his way to meet Circe, a Theseus on his journey to Crete, an Oedipus still searching for his destiny (J.Fowles, 'The Magus', P.157).

In the end I stared out to sea, a little on the same principle as Ulysses when he tied himself to the mast (J.Fowles, 'The Magus', P.194).

I was like one of Ulysses sailors turned into a swine, and able now only to be my new self (J.Fowles, 'The Magus', P.279).

Разная детализация контекстных окружений, содержащих семантическую редупликацию одного и того же АИС, свидетельствует о том, что во всех трех примерах АИС "Ulysses" играет роль имени-знака. Употребление прецедентного имени в нетипичном контексте дает имени новую жизнь, повышает его смысловую нагрузку, но вместе с тем ломает его статус символа с неизменным, устойчивым импликационалом. АИС "Ulysses", заимствованное из "Одиссеи" Гомера, становится точкой пересечения следующих ассоциативных линий: 1) встреча с колдуньей, путь к серьезному испытанию; 2) человек, всматривающийся в морскую даль; 3) человек, потерявший свое достоинство.

Множественность смыслов и объемность коннотаций, свернутых в структуре одного АИС, определяют его емкость, а низкочастотность АИС акцентирует на них внимание реципиента, выделяя наиболее существенные ориентиры в тематической сетке текста (термин И.В.Арнольд).

Кроме участия в ключевых словах текста-реципиента АИС-символы проявляют тенденцию к образованию фразеозначения в составе устойчивых фразеологических единств (далее ФЕ). Проведя анализ ФЕ, зарегистрированных в "Англо-русском фразеологическом словаре" А.В.Кунина, основанных на использовании ИС, мы можем сделать следующее заключение. Во-первых, нами выявлена ограниченная производность ИС в сфере фразеологизмов (за исключением высоко социализированных имен). Выявленная особенность является закономерностью функционирования низкочастотной лексики (о низкочастотной лексике подробнее см. дис. канд. филол. наук В.М.Мошковича). Во-вторых, обращает на себя внимание использование наиболее частотных АИС, обладающих ярко выраженной национальной окраской, в составе выражений с пометой "сленг" или отрицательные коннотации большинства ФЕ, построенных на основе таких ИС (напр., do an Adam and Eve (v) sl - ходить обнаженными ('ABC of Dirty English', P.71]). В-третьих, очевидна эвфемистическая функция прецедентных имен-участников ФЕ, которая объясняется снятием резко отрицательных эмоций, вызываемых каким-либо социально не одобряемым явлением, за счет употребления в отношении него самых знакомых, понятных, "родных" имен. В-четвертых, ФЕ образуются на базе наиболее частотных прецедентных имен. Основой значения ФЕ выступает сильный импликационал ИС, что объясняет частое отсутствие контекстов, содержащих семантический повтор ассоциативного значения ИС, в некоторых случаях сжатость таких контекстов, или же редупликацию элементов коннотативного компонента значения ИС. Наконец, анализ ФЕ на основе ИС топонимов и антропонимов указывает на повышенную ассоциативность последних.

Образование переносного значения АИС происходит также с участием грамматических средств: артиклей, категории числа, словообразовательных элементов. Грамматические средства выступают механизмами, обеспечивающими семантический сдвиг. Их употребление вызывает переконфигурацию компонентов семантики АИС, способствуя их функционированию в качестве средств вторичной номинации. Данный факт подтверждает мысль о тесной связи между различными уровнями языка, в частности, грамматического и семантического.

Мы можем сделать вывод о функции артиклей как ограничителей объема понятия, содержащегося в слове. Неопределенный артикль указывает на родовую принадлежность, т.е. нестрогое соответствие двух референтов (при наличии отдельных общих признаков эти референты могут отличаться в остальном наборе СМ). Определенный же артикль, напротив, приравнивает два референта, как обладающие идентичным набором СМ, устанавливая тем самым их строгое соответствие друг другу. Неопределенный артикль указывает на общность рода; определенный артикль на общность вида. Проследим на примере влияние неопределенного артикля на семантику АИС:

I don't pretend to be a great painter," he said. "I'm not a Michael Angelo, no, but I have something (W.S.Maugham, 'The Moon and Sixpence', P. 70).

Хотя Дёрк Стрёв, герой романа У.С.Моэма "Луна и грош", не преувеличивал своей значимости в мире искусства, он считал себя в некотором смысле оригинальным. Высказывание "I'm not a Michael Angelo" может трактоваться как "я не великий художник", где АИС "a Michael Angelo", модифицированное неопределенным артиклем, указывает на наивысший уровень обобщения образа великого деятеля эпохи Ренессанса, а именно, его величие и выдающийся талант.

Следующий пример иллюстрирует роль определенного артикля в создании имплицитного значения АИС:

So a toast to Mel Brooks, mad genius behind "The Producers"; Julia Roberts for her Oscar win; Harry Potter, the millenium's new Merlin; and to all the others, who worked their magic when we needed it most ('People', 2002).

Первый номер журнала "Пипл" за 2002 год делает обзор достижений года минувшего в сфере искусства. Как отмечает журнал, Гарри Поттер безусловно заслужил титул волшебника Мерлина нового тысячелетия. Определенный артикль, с которым употребляется АИС "Merlin", устанавливает отношения полной идентичности двух сопоставляемых личностей (величие + направление деятельности (магия) + положительные коннотации).

Отметим также, что АИС имеют выраженную тенденцию к переходу в разряд прилагательных, что подчеркивает предикативный характер ИС, их тяготение к передаче качественной характеристики предмета.

Отражением описанных выше процессов (символизации, перехода в другие части речи, апеллятивизации, закрепления за ИС фразеозначения и др.) и высшим этапом социализации ИС является их включенность в словари общеупотребительной лексики.

Социализация АИС и закрепление метафорического значения за его семантикой происходит в процессе речевого употребления имени, в частности, в художественных и публицистических текстах. Разные цели публицистического стиля (ясность, краткость) и художественной прозы (многослойность смысла, эстетичность) обусловили особенности функционирования в них АИС. Остановимся подробнее на этих отличиях.

1.АИС, используемые в публицистическом стиле, - в большинстве имена персоналий современности и высоко социализированные АИС, тогда как художественный текст тяготеет к АИС, отсылающим к историческим персоналиям. Классические АИС более употребительны в публицистических статьях на политические и экономические темы. В художественном тексте часто фигурируют редкие АИС, среди которых встречаются и профессионализмы (например, роман Дж.Фаулза "Башня из черного дерева", изобилующий АИС-профессионализмами из сферы искусства).

2. Публицистическая аллюзия семантизируется через меньший по объему контекст (в силу ограниченного пространства газетной статьи и большей определенности газетной информации), чем аллюзия в художественном тексте, которая может затрагивать разные уровни текстовой композиции.

3. Наблюдается функциональное размежевание АИС в художественном и публицистическом текстах. Несмотря на идентичный набор функций, своеобразие каждого стиля откладывает отпечаток на выдвижение роли той или иной функции. Художественный текст использует потенциал АИС в образовании многомерности смысла, поэтому основными функциями АИС в этом тексте выступают функция создания подтекста, текстообразующая функция, связанная с участием АИС в роли ключевых слов произведения, а также экспрессивная, с