Семантика артиклей в аппозитивной конструкции

Дипломная работа - Иностранные языки

Другие дипломы по предмету Иностранные языки

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



кая структура предложения, а при исключении приложения высказывание теряет часть информации.

17. Mr. Smith, the local doctor, was known to everybody. →

The local doctor, Mr. Smith, was known to everybody. →

Mr. Smith was known to everybody.

The local doctor was known to everybody. (Кобрина и др. 71)

18. A neighbour, Fred Brick, is on the telephone. →

Fred Brick is a neighbour.

A neighbour is on the telephone.

Fred Brick is on the telephone. (Quirk, Greenbaum 276)

Однако очевидно, что далеко не во всех случаях элементы аппозитивной конструкции действительно взаимозаменимы, на что в некоторых работах обращалось внимание. В некоторых случаях трансформации, как верно отмечают авторы, приводят к грамматически некорректным вариантам:

19. Mr. Smith, a local doctor, was known to everybody. →

*A local doctor was known to everybody. (Кобрина и др. 71)

Трансформация тем более невозможна в предложениях, где приложение имеет обстоятельственные уточнители темпорального характера, на что указывали сами авторы:

20. Norman Jones, at that time a student, wrote several novels. → *At that time a student wrote several novels. (Quirk, Greenbaum 276)

В ряде других случаев, чтобы избежать грамматически неправильных предложений, авторы вынуждены заменять или добавлять артикль к одному из элементов аппозитивной конструкции. В высказывании 16, например, ИГ Der Schlosser при трансформации превращается в ИГ ein Schlosser.

Как показывают приведенные примеры, формула Х is У = У is Х работает не во всех случаях, а лишь тогда, когда и опорное слово, и приложение являются конкретно-референтными. В тех предложениях, где приложение не называет, а характеризует референт опорного слова, то есть имеет предикатный денотативный статус, трансформации оказываются невозможными. Более того, по словам Ю.Д. Апресяна, опрометчиво утверждать, что при трансформации сохраняется смысл исходного выражения. Разумно предполагать, что всякому изменению формы соответствует некоторое семантическое изменение [Апресян 1967, цит. по раб. Падучева 1998].

Следовательно, при анализе аппозитивных конструкций надо исходить из того, что, используя одну ИГ в роли опорной, а другую в роли приложения и производя соответствующую референцию, говорящий преследует определенную коммуникативную цель, которая не сводится лишь к повторному наименованию референта при помощи приложения. Приложение, как правило, несет какую-либо дополнительную информацию о референте опорной ИГ, относит его к некоторому классу или характеризует. Мы попытаемся показать это при помощи анализа денотативных статусов элементов аппозитивной конструкции.

Мы будем придерживаться наиболее подробно разработанной классификации денотативных статусов ИГ, которая представлена в работе Е.В. Падучевой [Падучева 1985:87-101]:

1. Референтные ИГ (индивидуализируют объект или множество объектов)

1.1. Определенные ИГ (Сократ - философ)

1.2. Слабоопределенные ИГ (Звонил некий Дюбуа (которого вы, я полагаю, не знаете), то есть ИГ, определенные для говорящего, но не определенные для слушающего.

1.3. ИГ, неопределенные даже для говорящего (Какие-то люди побывали в моей комнате)

1.4. Собственно неопределенные ИГ (в артиклевых языках они выражаются неопределенным артиклем) (Иван подрался с милиционером)

2.НереферентныеИГ(не обозначают никаких индивидуализированных объектов)

2.1. Экзистенциальные ИГ (объект относится к классу объектов того же рода, но не индивидуализирован)

2.1.1. Дистрибутивные ИГ (Иногда кто-нибудь из нас его навещает)

2.1.2. Неконкретные ИГ(Он ищет новую секретаршу)

2.1.3. Общеэкзистенциальные ИГ (Многие люди боятся тараканов)

2.2. Универсальные ИГ (Все дети любят мороженое; Любой ее недостаток можно устранить)

2.3. Атрибутивные ИГ (Убийца Смита - сумасшедший)

2.4. Родовые ИГ (соотносятся с типичным представителем класса) (Скорпион похож на кузнечика)

3. Предикатные ИГ (чистое общее имя; это ИГ в функции предикатива при связочном глаголе и аппозитива) (Вальтер Скотт автор “Веверлея”; У него была дочь красавица)

4. ИГ в автонимном употреблении (не укладываются в построенную классификацию денотативных статусов; обычный автонимный контекст - функция приложения) (Пришел наш слесарь Сергей).

Как видно из классификации, ИГ имеет референтное прочтение в том случае, когда существительное выделяет предмет из ряда подобных, поскольку, выделяя предмет, существительное включает как выражение родовых его признаков, так и некоторых индивидуальных его признаков, которые отличают этот предмет от всех других предметов его рода. В тех случаях, когда существительное не выделяет предмет, а лишь причисляет его к тому или иному роду (классу, разряду), оно называет в предмете только совокупность существенных признаков, оставляя нераскрытыми его индивидуальные свойства и имеет нереферентное или предикатное прочтение [Никитин 1961:7].

Необходимо подчеркнуть, что приложению в данной классификации приписываются предикатный и автонимный денотативные статусы. Предикатная функция приписывается приложению и другими авторами. Например, М.В. Никитин отмечает, что классифицирующее значение существительных выступает наиболее отчетливо, когда существительное используется в функции предикатива или обособленного приложения:

21. She followed him with adoring eyes a fool of love, a spoiled child, a family pet. (Никитин 1961,38)

Описание высказываний с приложениями прежде всего предполагает определение типов референциальной соотнесенности элементов аппозитивной конструкции. В данной работе такое исследование будет опираться на принципы теории референции, которая в последнее время находится в центре внимания лингвистики.

Референция понимается как соотнесенность актуализованных (включенных в речь) именных выражений (именных групп) или их эквивалентов с объектами действительности (референтами) [Лингвистический Энциклопедический Словарь 1990:411]. Референтами являются прежде всего реальные предметы, лица, чувства, а также продукты человеческого сознания: отвлеченные понятия, вымышленный объекты и т.п. [Гак 1998:330].

Референция может осуществляться только в высказывании, то есть в процессе речевого акта или в тексте, поскольку она характеризует употребление языка говорящими и не является свойством самих языковых выражений [Линский 1982; Стросон 1982; Серл 1982]. Что касается предложения, то ИГ, входящие в его состав, имеют лишь предназначение к тому или иному типу соотнесенности с внеязыковыми объектами и ситуациями, то есть обладают тем или иным денотативным статусом - типом референциального предназначения [Арутюнова 1976; Падучева 1985].

Но денотативный статус ИГ определяется в речи, поскольку детерминируется несколькими факторами. Во-первых, он зависит от синтаксической позиции ИГ в предложении. Так, в позиции актантов (подлежащего и дополнений), как правило, выступают референтные ИГ различных видов, которые указывают на индивидуализированный объект действительности (или множество объектов). В функции предиката, напротив используются нереферентные и предикатные ИГ, которые указывают не на объект действительности, а на признак объекта, его характеристику, оценку или его отнесенность к тому или иному классу. У таких ИГ реализуется сигнификативное значение, их конкретно-предметный характер и референциальные качества как бы отнесены на задний план, ощущаются как нерелевантные [Адамец 1985:489].

Во-вторых, тип денотативного статуса определяется функцией имени, составляющего основу ИГ. В высказывании реализуются две основные функции: идентификации и предикации. Под идентификацией мы будем понимать уточнение референции имен существительных, а именно: отнесенность имени к тому или иному единичному предмету или нескольким однородным предметам [Москальская 1981:100]. Под предикацией мы будем понимать сообщение о референте некоторой информации, выражение к нему говорящим своего отношения [Арутюнова 1998:62]. Значение существительного приспосабливается к выполнению одной из этих функций. Причем существительные (и имена собственные, и имена нарицательные) могут выступать и как идентифицирующие, и как предикатные имена; в первом случае они обозначают предмет со всеми его признаками, во втором лишь определенное свойство и используются в обобщенном значении [Гак 1981:117; Стросон 1982:78]. Хотя, конечно же, имена нарицательные гораздо более приспособлены для целей предикации, чем имена собственные. Как отмечает Е.В. Падучева, в принципе любое нарицательное существительное (или общее имя) имеет характер предиката: оно выражает некоторое свойство, но не имеет референтов. Его экстенсионал это множество всех потенциально возможных референтов, или иначе множество всех объектов, для которых соответствующий предикат истинен. При этом ни все множество, составляющее экстенсионал, ни его элементы не являются референтами имени [Падучева 1985:84].

В свою очередь имена нарицательные неравнозначны по предназначенности для выполнения функций характеризации или идентификации. Как подчеркивает Н.Д. Арутюнова, для одних категорий нарицательных имен более естественна функция идентификации, а для других предикатная роль.

Наблюдения Н.Д. Арутюновой также показали, что распределение существительных между идентифицирующими и предикатными именами неодинаково в разных семантических разрядах, в частности у имен лица. Имена таксономические и реляционные, на ее взгляд, более пригодны к функции идентификации, а имена функциональные к функции предикации, хотя тоже в различной степени [Арутюнова 1976, 1980].

В-третьих, характер денотативного статуса ИГ проявляется через актуализатор, особенно в германских и романских языках, в которых тип референциальной отнесенности существительных последовательно оформляется системой артиклей и местоим