Сельскохозяйственное производство Приднестровья в пореформенный период XVII-XIX веков

Дипломная работа - История

Другие дипломы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



й деятельности: коллективная ответственность и солидарность, свои нормы взаимоотношений и общения, основанные на вековых традициях. Весной готовились к дальнему пути. На тяжелые работы отправлялись только здоровые и сильные люди.

Все перечисленные правила отхода относятся главным образом к государственным крестьянам и мещанам. Крестьяне, проживавшие на частновладельческих землях, уходили на заработки только с ведома помещиков. Последние же получали заработки своих отходников, из которых погашали долги и недоимки, уплачивали налоги и лишь остатки вручали крестьянам.

Все сказанное касается организованного, регистрируемого отхода, но не менее распространенным был индивидуальный уход на заработки. Одиночки брели по дорогам на рынки рабочей силы, куда стекались тысячи отходников, толпились на базарах, пристанях и железнодорожных станциях в ожидании приемлемого найма. Их привлекала временная занятость, даже разовые работы, а сама жизнь таких людей граничила с бродяжничеством.

Что давал земледельческий отход работнику? Если труд оплачивался деньгами, то крестьянин или мещанин в какой-то мере разрешал вечную для него проблему. Отхожие заработки пополняли семейный бюджет; размеры этой добавки определялись нормами оплаты труда и продолжительностью найма. Все это касалось и дворов, ведущих самостоятельное хозяйство. Но в деревне нарастал процесс обнищания и даже пролетаризации, и отходом были вынуждены заниматься люди, у которых ни крова, ни дома, а в кармане считаные копейки, т. е. те, для кого заработанные деньги являлись жизненно важными. Такие люди перебивались от рубля до рубля, так как возможность нажиться на сезонных заработках или батрачестве была практически ограниченной и даже невозможной.

Отлучались крестьяне на вынужденные заработки и по многим другим причинам: либо случались непоправимые беды, либо попадали они в цепкие руки ненасытных ростовщиков, давило также и малоземелье, расходы на традиционные обряды и пр. Отходники при срочных сельскохозяйственных работах отдыхали мало - лишь в периоды дождей или больших религиозных праздников. При снижении оплаты или избыточном предложении рабочей силы (из-за массового прихода работников в места найма) происходило стихийное, откатное движение их в места более привлекательные с их точки зрения: из подольского Приднестровья шли в Бессарабию, а из Бендерского уезда - в Херсонскую губернию.

Желающие уйти на заработки сталкивались в местах проживания с рядом препятствий. Во-первых, в дореформенные десятилетия не было юридической основы, регулировавшей отходничество; во-вторых, ограничивали его помещики, сельские общины, паспортная система; в-третьих, отсутствовал свободный рынок труда и, в-четвертых, отходникам надо было заручиться поддержкой местных властей, а ее не существовало. Наиболее серьезным барьером являлась паспортная система.

Обращаясь к материалам паспортной статистики, надо иметь в виду, что среди отходников было немало беспаспортных, нелегальных; часть обилеченных отходников приобретали документы дважды и трижды в год, другие нарушали паспортные сроки и оказывались формально в числе бродяг, которых преследовали и сурово наказывали.

Обычно крестьяне выбирали дешевые, т. е. краткосрочные, паспорта или отпускные билеты. Если в отход шел отец семейства с детьми, то в его паспорт вписывались сыновья в возрасте до 17 лет и дочери до 21 года. Лишь в конце XIX в. было упорядочено паспортное законодательство: 3 июня 1894 г. Положением о видах на жительство вводились одногодичные паспорта, а отпускные билеты отменялись. Таким было требование времени.

Херсонская губерния принадлежала к тем районам страны, где почвы отличались плодородием, а крестьяне были менее феодально зависимы и не так сильно нуждались в пополнении своих доходов. Но и здесь они занимались отхожим промыслом, работали на транспортных магистралях и частично - в крупных земледельческих и животноводческих хозяйствах. Преобладал краткосрочный отход и не порывалась связь со своим хозяйством. Паспортный учет велся не повсеместно, следовательно, число выданных паспортов нельзя отождествлять с числом отходников. Известный историк А.А. Скальковский отмечал, что количество безбилетных превышало обилеченных в два-три раза. Кроме того, не учитывалась повторная выдача таких документов.

При оформлении документации отходники сталкивались с сопротивлением общин, которые по фискальным соображениям не разрешали отлучку на год и более. Да и волостные правленцы вымогали доплату к казенному сбору (пошлине) за паспорт. Кроме того, при заключении контрактов артелями и группами необходимо было поручительство этих благожелательных посредников (не обходилось без взяток). Понятно, что в паспортной системе было много проявлений формализма, вольный наем полагалось окупать. Поэтому безбилетные люди буквально наводняли Новороссию. Приходили преимущественно малоземельные или безземельные крестьяне из черноземных губерний. Получить право дальнего и ближнего отхода на заработки по паспортам оказалось для них непосильным. Оставались только бегство и самовольный, незаконный отход.

Крестьяне искали работу и надеялись как-то устоять в быту, не скатиться до уровня босяков, которые преследовались с пристрастием равнодушными к их судьбе чиновниками, становились людьми вне закона, соглашались на крайне низкую оплату своего труда. В места

s