Сельскохозяйственное производство Приднестровья в пореформенный период XVII-XIX веков

Дипломная работа - История

Другие дипломы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Очаковской области в составе Крымского ханства. На протяжении XIX в. она пополнялась беглыми людьми, бывшими обязанными поселянами и военными поселенцами, государственными крестьянами, безнадельными колонистами, мещанами, занимавшимися земледелием. После реформ ряды десятинщиков пополнились малоземельными или безнадельными крестьянами. Аренда имела натуральную, денежную и смешанную формы, но оплата зависела от площади арендуемого участка, расчет же проводился подесятинно. Арендовали земли в одиночку и группами, а при длительной аренде (12 и более лет) основывали временные поселения. Юридически десятинщики не были оформлены, лишь по частным вопросам, их касающимся, царские власти иногда издавали законоположения.

Десятинщики как категория землепользователей существовали и в начале XX в. Тогда в Тираспольском уезде, согласно корреспонденциям с мест, насчитывалось 27 104 чел. мещан-десятинщиков и 6 105 - безземельных крестьян. Последние имели усадьбы, а десятинщики и этим не располагали. Обе группы землепользователей арендовали участки у крупных землевладельцев. Этот же способ землепользования практиковали и бывшие помещичьи крестьяне - в уездах их было 159 обществ, включавших 38 110 чел. обоего пола; размеры их земельных наделов неудержимо сокращались.

В землепользовании немецких колонистов была традиционной и юридически узаконенной специфическая преемственность поколений: хозяйство вместе с наделом передавалось одному наследнику, который продолжал хозяйствовать, используя дедовские и отцовские приемы. Затем все имущество (земля, скот, инвентарь) поступало также одному преемнику. Этот принцип строго нормировался, регламентировался и контролировался сельской общиной, которая руководствовалась вековыми традициями.

Приучение к крестьянскому труду было неотъемлемой частью воспитания. Дети, не являющиеся наследниками, либо готовились к ремесленно-промысловым занятиям, либо становились коллективными собственниками купленных на стороне угодий (конечно, с соблюдением принципа пропорциональности вложенным капиталам). Так возникали территориальные сообщества с долевым землевладением и землепользованием, т. е. с реальным и активным распоряжением принадлежавшими отдельным дворам участками в размерах, обусловленных денежными вкладами при покупке земли. Колонисты долго придерживались указанного первоначального надела в 60 дес. на хозяйство, но после реформы 60-х годов посемейный надел все-таки стал дробиться до известного предела: считалось, что на участке площадью менее 15 дес. ведение самостоятельного хозяйства уже невозможно и дальнейшее измельчение посемейной доли не допускалось общиной. Естественно, такая система аграрных отношений постоянно множила число безнадельных семей и одиночек. И хотя время от времени происходило отселение их на купленные групповые участки, в начале XX в. пятая часть бывших немецких колонистов принадлежала к разряду безземельных.

По-иному строились аграрные отношения в болгарских колониях, где в землепользовании доминировали принципы систематических и частых радикальных переделов и стремление к уравнению землепользования по едокам. Немцы и болгары в подавляющей массе являлись деятельными хозяевами и хотели стабильной и спокойной жизни, поэтому неохотно шли на ломку традиционных устоев, хотя под влиянием новых капиталистических аграрных отношений постепенно отходили от общинных порядков и навыков. Сама история пореформенного периода склоняла их к индивидуальности в землевладении, отчасти в силу усиления значения частного сектора. Хозяйства, выделившиеся в общинах своей деловой хваткой и богатством, добивались обособления и проявляли неудовлетворенность общинными порядками по части землепользования.

Вольная продажа земли в крупных масштабах стала возможной только после реформ 60-70-х годов, и в первую очередь в селениях с подворно-участковым землевладением, а в селах с общинным землепользованием до аграрных преобразований первого десятилетия XX в. угодья в рыночный оборот не поступали. Последнему содействовала и политика царского правительства, направленная на поддержание сельской общины как коллективного землевладельца (закон 1893 г.).

Покупателями земли являлись купцы, разбогатевшие мещане, крестьяне-одиночки и целые коллективы, банки - крестьянский, дворянский, государственный, региональные. Землевладения купцов составляли в 1877 г. 43,5 тыс. дес. (66 владений), через 10 лет - 57,3 дес. (73 владения), мещан - соответственно 7 113 дес. и 12 400 дес. Характерно, что владения горожан за указанное время были доведены до 70 тыс. дес., а крестьян - лишь до 47 тыс. дес. В пореформенный период в Подольской из Северного Приднестровья. губернии происходил активный приток торгового капитала в землевладении: самые богатые люди - купцы приобретали обширные угодья. Наоборот, в крестьянском секторе удельный вес купленной земли оставался низким, составляя в середине 90-х годов всего 39%. Главная причина такого положения - безденежье, отсутствие дешевого кредита. Да и с открытием в 1881 г. Крестьянским банком кредитных операций крестьяне приобрели за 15 лет всего 42,5 тыс. дес., что составляло мизерную долю (2,6%) всего крестьянского фонда. В 1897 г. у крестьян было 48,6 тыс. дес. купчей земли.

В дальнейшем на аграрном рынке выделился Балтский уезд, где к концу первого десятилетия XX в. купленные крестьянами угодья составляли 19% от их общего земельного фонда.

Бывшие немцы-колонисты покупали у помещиков Тираспольского уез

s