Сексуальная эмансипация женщин и проблема другого

Информация - Социология

Другие материалы по предмету Социология

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



и. Предсказать дальнейшие темпы сближения внебрачной активности было бы, с моей стороны, рискованно (хотя бы в силу малых выборок), но поразмыслить исследователю есть над чем4.

Формирование сексуальной биографии женщины (в отличие от мужской) в решающей степени, полагают некоторые специалисты, сопряжено не со временем начала эротической жизни, а с тем, кто был ее первым партнером и какая мотивация лежала в основе сближения. Польский социолог Х. Малевская утверждала: если женщина любила своего первого партнера (даже в случае непродолжительности их связи), то в дальнейшей ее судьбе велика вероятность эмоционального благополучия [7]. Солидаризируясь с высказанной версией, проиллюстрирую ее некоторыми результатами опросов студенчества.

Что касается объекта первой сексуальной близости, то у мужчин доминирует с прирастающим объемом "подруга, близкая по возрасту, образованию и интересам" (girl-friend)5, также устойчиво на втором месте, правда, с убывающей долей, расположилась - "женщина значительно старше по возрасту и, как правило, с иными интересами". У женщин шкалы не столь монотонны: в 1965 г. "жених" и "друг" (boy-friend) представлены симметрично (по 27%) и близок к ним по представительству "муж" (23%); ощутимые сдвиги фиксируются через семь лет: на первом месте единолично закрепился "друг" (40%), вслед за ним - "жених" (31%), а "муж" сместился на периферию (13%). Откровенно говоря, наиболее радикальные преобразования отмечаются в выборке 1995 г.: во главе по-прежнему - "друг" (44%), далее высветилась новая фигура - "мужчина значительно старше по возрасту и с иными интересами" (33%), "жених" же разделил судьбу "мужа" - он оказался вытесненным на задворки (12%).

Обогащая версию - обсудим мотивы. Обыденное сознание услужливо подсказывает: в силу того, что у мужчин рано пробуждается сексуальное влечение, то они, по-видимому, в своем большинстве реализуют эту потребность в подростковом возрасте. Эмпирические данные в определенной мере подтвердили бытующий стереотип. В выборках 1965 и 1972 гг. мотив "сексуальное влечение" действительно занимает верхнюю позицию шкалы и соответственно равен - 34 и 40%. На следующей ступени закрепился мотив "любопытство", который, кстати, в равной мере свидетельствует "про" и "контра" юношеской гиперсексуальности. Иная ситуация сложилась к 1995 г.

Вопреки шаблонному представлению, на пике побудительных причин, вытеснив (хотя и не со значительным перевесом) "сексуальное влечение" - проявилась "любовь". Так, если на "любовь" в 1965 г. указывали 16% юношей, то в 1995 г. - 34%; в то же время в первой совокупности "сексуальности" отдали предпочтение 34% респондентов, во второй - 31%. Параллельно с этой пертурбацией снизился и удельный вес "любопытствующих" с 28 до 11%. С большой долей вероятности можно предполагать, что любопытство у юношей сопровождает формирующуюся психоэмоциональную потребность6, любовное же чувство сопряжено у них со зрелой сексуальностью.

В женском мотивационном ряду изменения не столь впечатляющи. Во всех выборках (в чем вряд ли кто заранее мог усомниться) превалирует "любовь". Удивляет другое - доля этого побуждения (в противовес мужскому) имеет тенденцию к снижению: в 1965 г. на "любовь" указало 67% респонденток, в 1972 г. - 54%, и в 1995 г. - 47%. Последующие в иерархии побуждающие причины - "любопытство" и "сексуальное влечение" - не испытывают на протяжении всего периода сколько-нибудь значимых количественных колебаний (первый вокруг 20% , второй - 10%). К концу срока возрастает набор мотивов, которые, однако, не оказывают существенного влияния на специфику женского поведения - "желание стать взрослой" (5%), "боязнь потерять любимого" (3%), "алкогольное опьянение" (2%). Отмечу попутно, в сознании значительного числа девушек середины 1990-х гг. эротизм не отождествляется с любовью.

Сдвиги, зафиксированные в мотивах, не только коррелируют с избирательностью партнера, но и содействуют снижению как границы начала сексуальных практик, так и возраста максимального вовлечения в них мужчин и женщин.

Коротко обобщая зарубежные литературные источники и собственные эмпирические данные, без всякого колебания скажу: не все так просто в приватном статусе женщины, как заявлено у К. Миллетт. Женщина, бесспорно, стала свободнее, раскрепощеннее сравнительно с недавним прошлым, но это лишь первые шаги: приобретение искомого лика - путь сложный, противоречивый и, больше того, не до конца проясненный. Показательна в этом отношении, к примеру, устойчивая дифференциация сексуальных стереотипов: приписывание мужчине - экстенсивности, женщине - интенсивности. Что скрывается за обозначенными понятиями? "Мужчины имеют, - пишет И. С. Кон, - значительно больше сексуальных партнеров, чаще меняют их, легче вступают в сексуальные связи и т. д. Это имеет под собой не только социальные (господствующее положение мужчин), но и биологические основания (биологическая функция самца - оплодотворить как можно больше самок, остальное его зачастую не касается)" [9, c. 368]. Я и сам был безоговорочным сторонником сформулированной позиции [10, c. 75], сегодня же меня посещают многочисленные сомнения. Укажу лишь на один, пребывающий на виду, поведенческий пласт. Спросим себя: все ли так очевидно при сопоставлении частоты сменяемости партнеров у мужчин и женщин? По данным выборки 1995 г., 70% студентов обоего пола к моменту опроса обновили до трех партнеров, а от пяти до десяти - 22% девушек и 24% юношей. Различия сущест

s