Сёгунат как система государственного управления в Японии: от становления до падения

Токугава Иэясу разделил дворянство на несколько разрядов и категорий. Кугэ придворная киотоская аристократия номинально составляла самый высокий разряд

Сёгунат как система государственного управления в Японии: от становления до падения

Курсовой проект

История

Другие курсовые по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
и опасные соперники [1, с. 202].

Сёгунский дом создавал новые репрессивные системы. Наиболее серьезно подрывающими мощь и влияние тодзама были конфискация и перераспределение земельных владений и заложничество. Первое крупное вмешательство в систему земельных владений даймё Токугава Иэясу осуществил сразу же после захвата власти. С 1600 по 1602 г. были полностью конфискованы владения 72 даймё, 61 даймё были переведены из одного района в другой с увеличением владений; во владениях богатых тодзама, таких, как Мори, Уэсуги, Хатакэ, Акита была проведена конфискация земель; только 60 даймё были не затронуты ограничительными мерами. За двухлетний период больше половины княжеств Токугавской Японии сменили своих владельцев.

Сёгунат не облагал налогом феодальные княжества, но периодически по заведенному обычаю князья преподносили сегуну «дары» золотые и серебряные монеты (от нескольких сотен до нескольких тысяч «дар» крупнейшего тодзама Маэда Тосиэ). Несмотря на существовавший верховный контроль бакуфу, князь имел большую самостоятельность, особенно это касалось его взаимоотношений с представителями других социальных слоев крестьян, горожан-торговцев и ремесленников. Нижний слой военно-феодального дворянства составляли хатамото (Приложение 1). Они не имели земельных участков и получали жалованье в рисовом исчислении. Из них формировалось чиновничество государственного аппарата, обширная система сыска и надзора, набиралось сёгунекое войско. Особое место занимали чиновники мэцукэ (смотрящие), деятельность которых была направлена на выявление нарушений интересов сегуна. Будучи независимыми, от должностных лиц и совмещая функции полицейского и прокурорского надзора, мэцукэ осуществляли тайную и явную слежку не только за служилым самурайством центрального и местного аппарата, но прежде всего за князьями.

В условиях длительного мира изменилось положение самого многочисленного слоя служилого дворянства. Согласно кодексу самурайской чести, японский дворянин не имел права заниматься в жизни чем-либо, кроме военного дела. Теперь же князья больше не нуждались в сильных и многочисленных дружинах, а кроме того, указы сёгуната предписывали значительное их сокращение [5, с. 93].

Официальной идеологией, призванной освящать созданный токугавской династией сегунов общественный порядок, было конфуцианство.

Таким образом, режим, установленный династией сегунов Токугава, имел цель создания и сохранения стабильного социального порядка, основанного на господстве военно-дворянского сословия (самураев) и подчиненном, угнетенном положении всех остальных слоев населения, порядка, способного устоять как перед опасностью чужеземных завоеваний, так и перед вооруженными крестьянскими восстаниями.

 

2.2. Расцвет городов и городской культуры.

 

Рост внутренней торговли, развитие сети коммуникаций содействовали созданию крупных городов центров политической и экономической жизни. Таких городов в токугавской Японии насчитывалось 17. Главными центрами торговой буржуазии были Эдо, Осака, Киото, Сакаи, Нагасаки. В сёгунской столице Эдо крупные купеческие фирмы были зависимы в своей деятельности от интересов представителей верховной власти в стране,

Феодальные княжества все больше теряли свой замкнутый характер. Производство на рынок приводит уже в XVII в. к тому, что в разных частях страны сложились районы, специализирующиеся на определенном виде продукции.

Усилившийся процесс общественного разделения труда активизировал формирование внутреннего общенационального рынка, несмотря на то что этому препятствовало незавершившееся объединение страны (сохранялись сепаратистские позиции южных княжеств).

Торговый капитал, содействуя укреплению связей между отдельными районами, начинает постепенно вмешиваться в ремесленное производство. Купец-скупщик снабжал ремесленников сырьем, скупал готовые изделия. Выступая посредником между ремесленником и рынком, он диктовал вид, качество, количество

В XVII в. в отдельных отраслях японского производства возникли первые мануфактуры, зарождались начальные формы капиталистического предпринимательства.

Однако количество мануфактур в это время было очень невелико. Преобладающей формой производства оставалась работа на дому.

Торговый капитал завоевывал все более прочные позиции в жизни города. Особенно большим влиянием пользовались гильдии оптовых торговцев каким-либо одним видом товаров или монополизировавших торговые операции в определенной части страны [17, с. 112] .

Регламентации токугавского правительства, объявлявшие «борьбу с роскошью» и распространявшиеся на купечество, как и на других горожан, запрещали ношение шелковой одежды, золотых и серебряных украшений, строительство просторных домов. В действительности купечество сосредоточивало в своих руках значительные капиталы и редкостные предметы роскоши.

Правительство, получая от купечества кредиты, в очень редких случаях пыталось препятствовать концентрации богатств в его руках. Иногда законодательные ограничения вступали в силу, обнаруживая баснословный уровень обогащения купеческих фамилий.

Положение ремесленников отличалось более строгими, чем для купечества, регламентациями и контролем. Ремесленники были организованы в цехи, которые обладали монополией производства, имели четкую иерархию и наследственность занятия ремеслом. Правительство предоставляло цехам определенные привилегии и защищало их монополию.

В число горожан входила складывающаяся интеллигенция выходцы из различных сословий: самураев, купечества и ремесленников. Учителя, художники, врачи испытывали постоянное и разнообразное воздействие токугавского режима, стремившегося ограничить возможности развития этого слоя. Поэтому очень часто представители интеллигенции являлись выразителями недовольства горожан и даже нередко руководили выступлениями.

В конце XVIII в. возросло количество восстаний городского населения, к которым иногда присоединялись и крестьяне. Чаще всего вспыхивали «рисовые бунты», когда поводом к выступлениям было повышение цен на рис, спекуляция купцов, скупавших, а потом продававших его по высоким ценам. Для предотвращения народных выступлений сёгунат периодически пытался приостановить спекуляцию рисом с помощью регулирования рисовых цен. Однако реальных результатов это не давало. Крупные феодалы, поставщики риса на рынок, были заинтересованы в высоких ценах на рис [22, с. 33] .

Наряду с этим шла многовековая, кровопролитная борьба за правовой статус города как социального организма. По правовому положению города Японии делились на три категории: принадлежавшие сёгунату, владельческие (княжеские) и «вольные». Фактически все они правовой стабильности не имели.

В Японии было всего несколько независимых от феодальных властей, самоуправляющихся городов. К ним относились Сакаи, Хаката, выросшие и разбогатевшие на внешней торговле еще в XVI в., Нагасаки торговый центр, державший всю торговлю с иностранцами, и Осака «кухня страны». Однако «вольница» даже этих японских городов ограничивалась действиями чиновников бакуфу. Сёгунат был заинтересован в получении значительной доли овеществленного городским ремеслом прибавочного продукта земледелия, а также высокой торговой прибыли.

Нестабильность правового положения отличала фактически все городские слои. Юридические и фактические преимущества самурайства не спасали даже самые высшие его слои от репрессивных мер сёгуната. Общее кризисное состояние высшего сословия привело к активному размыванию его нижнего уровня служилого самурайства, пополнявшего теперь ряды деклассированных элементов и нового слоя лиц «свободных профессий».

Городское население составляли высшие слои военно-феодального дворянства, самураи-землевладельцы, живущие в городе, служилое самурайство, торговцы, ремесленники, монахи многочисленных буддийских монастырей и синтоистских храмов, родины и прочие деклассированные элементы, крестьяне, поселившиеся на городских окраинах.

В связи с развитием городов совершенствовалась культура.

Культура Японии эпохи развитых феодальных отношений объединила в себе разнородные, фактически трудно совместимые явления элементы культур придворной хэйанской аристократии и военно-феодального дворянства. За время, прошедшее с завоевания государственной власти военным сословием, нравственные и эстетические идеалы самурайства претерпели существенное изменение.

Культ мужественной силы и подвига, продолжал существовать, но аскетизм и суровая простота быта, характерная для периода становления системы сёгуната, уже не соответствовали представлениям и требованиям добившегося безраздельного господства в стране военного дворянства. Все отчетливее обнаруживается тяга к роскоши, к изощренной, утонченной эстетике жизни, бывшей раньше предметом осуждения и даже презрения.

Немалое влияние на формирование эстетических принципов этой эпохи оказало дзэнское монашество, буддийские монастыри, многие из которых были тогда культурными, просветительскими центрами[16, с.62].

Если ранее главным в восприятии человека была подавляющая его бескрайность мироздания, в котором он ощущал себя песчинкой, то новое видение мира давало ему более конкретно-осязаемые, приближенные к каждодневной жизненной практике ориентиры. Это выражалось в стремлении отразить богатство, красоту и неисчерпаемое разнообразие мира в созидательной, творческой деятельности человека архитектуре жилища, сада, прикладном искусстве и т. д.

Важной чертой нового эстетического идеала стало умение видеть прекрасное в малом, самом обыденном и повседневном, ценить не внешнюю и броскую яркость, а приглушенную красоту простоты, составляющую, согласно этим представлениям, внутреннюю сущность предметов.

Этот новый этап в развитии японской культуры средневековья характеризовался

Лучшие

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>