Сёгунат как система государственного управления в Японии: от становления до падения

Курсовой проект - История

Другие курсовые по предмету История

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



губернаторы-князья проживали не только в провинции, но по традиции и в столице, создавая там свои резиденции, поскольку сёгун требовал их пребывания в Киото.

Находясь в столице, военные губернаторы-князья имели возможность установить контакты с торгово-ростовщическим капиталом и тем самым получить дополнительный источник дохода, они могли пользоваться услугами торговцев и в заморской торговле и, наконец, участвовать в культурной жизни столицы: сёгунский дворец в период Муромати являлся культурным центром того времени. Проживание военных губернаторов в Киото не было юридически узаконено, но это была строго соблюдавшаяся традиция, установленная в начале XV в. Возвращение в провинцию без согласия сегуна расценивалось как неповиновение и приравнивалось к измене[13, с. 25].

Воспользовавшись длительным отсутствием военных губернаторов, в провинциях активизировались их вассалы, местные феодалы, именуемые провинциалами(см. Приложение 1.). Они состояли из осевших на землю самураев земельных богатеев, а также младших сыновей больших феодальных домов. Провинциалы объединялись со своими соседями в лиги и вели борьбу с князьями за землю, крестьян, за свои феодальные права.

Из провинциалов сёгун формировал свои воинские подразделения гвардейского типа служилого казенного народа в качестве противовеса княжеской военной силе, но они были немногочисленны, их общее число не превышало 350 человек.

Верховными правителями в масштабе всей страны являлись сегуны из дома Асикага, которые в это время находились в зените своей власти. Асикага не владели большими земельными угодьями.

Сегунат был заинтересован во внешней торговле, которая давала значительные доходы. В 1434 г. с Китаем заключается торговый договор, действовавший до 1547 г. Договор предусматривал посылку один раз в 10 лет торговой миссии под видом поднесения дани.

Хотя внешняя торговля с Китаем осуществлялась в форме дани, она приносила большую прибыль и между феодалами шла ожесточенная борьба за установление своего контроля над ней.

Административные органы сёгуната в принципе основывались на предыдущей административной системе камакурского сёгуната.

Об усилившемся влиянии заместителя сегуна и военных губернаторов свидетельствуют события 1434 г., когда шестой сёгун Ёсинори намеревался разгромить монастырь на горе Хиэй, но его заместитель и военные губернаторы воспротивились этому. Для ослабления оппозиции сёгун стал натравливать князей друг на друга и даже казнил некоторых из них. Он сам лишал прав законного наследника и предоставлял жалованные грамоты другим членам семьи [12, с. 78].

Ослабление сёгуната стимулировало рост междоусобной борьбы феодалов, и отсюда возникло наименование заключительного 100-летнего периода сёгуната Муромати Эпоха воюющих провинций (14671573), начало которой ознаменовалось войнами годов Онин (14671477).

Войны годов Онин самый крупный военный конфликт этого периода имели место в центре страны, в районе города Киото. За главенство боролись два лагеря: Западный и Восточный. Первый насчитывал 116 тыс., а второй 161 500 самураев. И хотя активные боевые действия продолжались лишь первые два года, в результате их столица была разрушена, а мародерство доблестного самурайства привело к уничтожению многих культурных ценностей. Асикага утратили контроль над Киото, где хозяевами положения стали горожане.

Обострение междоусобных войн резко ухудшило и без того тяжелое положение крестьян: сократилась площадь обрабатываемой земли, вводились новые налоги, взимались дополнительные поборы. Все это способствовало росту крестьянских восстаний.

Провинция Ямасиро была относительно высокоразвитой в экономическом отношении. Значительных размеров достигло производство риса, чая, шелка. Провинция снабжала этими товарами города Киото и Нара, через нее пролегал путь, по которому в эти города доставлялись товары из других районов. В Ямасиро усилилось влияние перевозчиков транзитных товаров.

На первом этапе восстания (14851487) в нем активно участвовали все слои крестьян, ремесленники, мелкие торговцы, возчики, низшие самураи. Руководили выступлением зажиточные крестьяне и возчики, тесно связанные с внутренним рынком и пользовавшиеся определенным влиянием.

Восставшие избрали специальный орган провинциального самоуправления из 36 человек, которые ежемесячно выбирали из своей среды главу провинции и созывали общие собрания для решения важнейших дел. Восставшие определили размер, обложили налогами монастырские владения. Собранные средства расходовались на содержание органов самоуправления и вооруженных отрядов. Восставшие, создав народное ополчение, строго следили за порядком и сурово карали нарушителей. Силы повстанцем были столь значительны, что феодалы были вынуждены вывести свои войска за пределы провинции. И чиновники сегуна убрались из Ямасиро.

На втором этапе (с 1488 г.) зажиточные крестьяне стали использовать свое руководящее положение в корыстных целях: они снова повысили налоги, установили таможенные заставы.

Провинциальное самоуправление начало противопоставлять себя остальным восставшим, которые перестали его признавать, и осенью 1493 года оно фактически распалось.

В XV и особенно в XVI в. широкое распространение получили выступления крестьян под религиозными лозунгами. Недовольство крестьянских масс пытались использовать в своих интересах различные буддийские секты, активно участвовавшие в междоусобных феодальных войнах. Наибольшее влияние в то время среди крестьян имела буддийская секта Учение об Одном (Икко) (см. Приложение 1), поэтому эти выступления именовались Восстаниями Икко [11, с. 204,].

В 1487 г. в провинции вспыхнуло крупнейшее восстание под лозунгом секты Икко, охватившее около 200 тыс. крестьян. Почти 100 лет здесь существовала крестьянская провинция, где власть захватили местные феодалы и служители культа секты Икко

Крестьянские выступления под религиозными лозунгами были направлены против местной администрации, представители которой обогащались за счет крестьян и превращались в крупных феодальных земельных собственников.

После поражения этих выступлений победитель-феодал обычно приказывал побежденным переменить секту, а если они отказывались это сделать, то подвергались преследованиям и изгонялись за пределы провинции.

Проповедь католичества получила особенно широкое распространение на острове Кюсю, где стали открывать христианские церкви, школы. Князья принимали христианство и заставляли своих вассалов следовать их примеру, чтобы привлечь иностранных торговцев, вооружиться огнестрельным оружием и получить поддержку европейцев.

Появление европейцев способствовало усилению торгового капитала, совершенствованию военного дела, обострило междоусобные столкновения и привело к возникновению опасности подчинении Японии европейцам по образцу Филиппин, где в 1571- 1575. укрепились испанцы [14, с.92].

Князья сражающихся провинций стремились компенсировать свою индивидуальную слабость коллективными усилиями в борьбе за объединение страны.

Торговый капитал стремился к созданию единого рынка и устранению феодальных преград для своего нормального функционирования. Немаловажное значение для объединения Японии играло стремление оградить страну от иностранного порабощения. Тенденция к объединению была присуща и другим странам, в частности европейским, где объединение более обширных областей в феодальные королевства являлось потребностью, как для земельного дворянства, так и для городов.

Инициаторами объединения выступили феодалы центральной части о-ва Хонсю Ода Нобунага, Тоётоми Хидэёси и Токугава Иэясу.

Таким образом, во время сегуната Муромати стали активно развиваться крестьянские выступления, которые в сочетании с междоусобными войнами, создавали угрозу существования феодалов.

 

Глава II. Сегунат в Японии со второй половины XVI до второй

половины XIX в. - расцвет и падение.

 

  1. Сегуны во главе объединительного процесса в Японии (вторая

половина XVI первая половина XVII вв.)

 

В результате борьбы феодалов между собой честолюбивый Ода сумел одолеть нескольких дайме и в 1573 году свергнуть последнего сегуна из дома Асикага.

Ода Нобуна происходил их семьи мелкого феодала в провинции Овари (совр. префектура Айти). Он был вторым сыном. Отец построил ему небольшой замок в Нагоя и поселил отдельно от семьи. После смерти отца в 1551 г. семнадцатилетний Ода стал захватывать чужие земли самыми вероломными методами, не щадившими ни ближайших родственников, ни свойственников, ни соседей. Вооружение дружины огнестрельным оружием способствовало его военным успехам.

Для обеспечения войск продовольствием Ода ввел специальный налог рисом, сохранившийся до конца феодального периода.

Ода подчинил около половины территории страны и в завоеванных районах упразднил заставы, отменил таможенные поборы, которые взимались феодалами за право провоза товаров и являлись существенным источником их доходов.

Ода стремился изъять дза из-под контроля придворных и церкви и использовать доход от них для вознаграждения своих вассалов. Он стимулировал развитие торговли путем постройки дорог, наказания за разбой, создавал свободные рынки, однако последние были территориально ограничены призамковыми городами, а в прочих местах продолжала господствовать монополия дза [3, с. 142].

Ода устанавливает обменный курс, запрещает использование риса в качестве средства обмена, поощряет применение золота и серебра при импорте пряжи, шелка, лекарств, чайной посуды. Ода начал выпускать золотые монеты, однако золота и серебра было еще