Северные монастыри и их деятельность по хозяйственному освоению русского севера

Контрольная работа - История

Другие контрольные работы по предмету История

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



7;.

В 1555 году Ченслер пришел в Белое море повторно, на этот раз имея на борту не только груз, но и нескольких английских купцов. Подойдя к Николо-Корельскому монастырю, англичане облюбовали небольшую удобную бухту острова Ягры, построили здесь пристань, в дальнейшем получившей название Никольской, и помещения для хранения привезенных товаров. Защищенный от ветров небольшой залив Ченслер назвал рейдом святого Николая, а остров Ягры Розовым из-за обилия цветущего там шиповника.

Привыкшие к аккуратности и порядку англичане стали обустраивать облюбованную ими бухту по всем правилам мореходной науки того времени. Небольшая поначалу пристань у стен монастыря постепенно становилась не только окном в Европу, но и воротами для европейцев, прибывающих в Московское государство. Англичане новому порту придавали такое значение, что одно время все Белое море называли заливом Св. Николая.

Что же представлял собой этот порт? Здесь часть заморских товаров с больших кораблей англичан сразу же перегружались на мелкосидящие дощаники и насады, уходившие вверх по Двине. На этих же судах отправлялись и прибывавшие послы, купцы, служащие Московской торговой компании, созданной в Лондоне в 1554 году. Речным путем караван доходил до Вологды, где происходила еще одна перегрузка на этот раз на телеги, а зимой на сани. Долгий путь от северного порта для многих англинских гостей и их товаров оканчивался в Москве. Но нередко их обозы следовали еще дальше к дворам компании на Северной Волге и в Астрахани.

В 1568 году прибывший к пристани Св.Николая посол, начальник королевских почт Томас Рандольф посетил монастырь. Ему принадлежит и редкое из дошедших до нас описание монастыря: Монастырь весь выстроен из дерева, монахи одеты как наши прежние, в черные капоры; их церковь красива, но переполнена нарисованными образами и восковыми свечами. Дома их низки, с маленькими комнатками. Живут монахи отдельно, живут вместе, сильно предаются пьянству, не учены, писать не умеют, но никогда не поучают, в церкви торжественны, молятся долго … Городка или жилищ около монастыря Св.Николая нет; только четыре дома, да здание, построенное английской компанией для собственных нужд. Очень нелестная характеристика.

Со временем дом Святого Николая, во многом благодаря всесильной и богатейшей новгородской боярыне Марфе Посаднице, начал процветать и к 80-м годам XV столетия превратился в крупного феодала обладателя обширных урочищ, пожень и рыбных ловищ.

Оборонное значение монастыря особенно возросло в связи с крестьянской войной и иностранной интервенцией начала XVII века. Сюда направлялись правительством средства (достигавшие в иные годы трети монастырских доходов) и заставные стрельцы. В конце 1613 года полуторатысячный отряд ракошан напал на монастырь. Судьба монастыря XV века, когда монастырь был разорен и частично сожжен шведами, словно повторилась в веке XVII.

Восстановившись на полученные средства от правительства и знатнейших боярских фамилий, монастырь превратился в один из самых значительных и богатых монастырей созданной в 1682 году Архангельской епархии. Численность монастырской братии менее чем за полвека увеличилась в четыре раза, с 15 человек, до 60. в тех же пропорциях возросло и число монастырских крестьян их насчитывалось около пятисот.

  1. Миссионерская деятельность Николо-Корельского монастыря в Заполярье (XIX начало XX в.)

 

С началом освоения русскими людьми северных территорий, строительством храмов и увеличением количеством верующих возникла необходимость в образовании Холмогорской епархии (в 1682 году). В числе своих главных задач новообразованное архиерейское начальство видело обращение в православную веру коренных северных народов. В 1740 году по решению императрицы Анны Иоанновны, велено было выбрать 15 миссионеров для проповедования на северных землях.

До середины XIX столетия на территории Большеземельского, Кашинского, Тиунского поселений самоедов время от времени появлялись православные миссионеры. Но эти акции носили разовый характер. Так, в 1825-1830 гг. архимандрит Антониево-Сийского монастыря Вениамин был послан архиерейским начальством для благовествования Евангелия. Изучив самоедский язык, он составил грамматику и перевел несколько религиозных книг. Кроме крещения 3000 человек, сотоварищи Вениамина уничтожили много языческих идолов.

Участвовали в данных мероприятиях и монахи Николо-Корельского монастыря. Так, игумен обители Филарет в 1822-1835 гг., по свидетельству историков, много потрудился для религиозно-нравственного просвещения самоедов, прожив 5 лет в самоедских тундрах для построения там деревянных церквей для принявших христианство местных жителей. По данным Архангельского областного архива, Николаевский монастырь уже в 1832 году осуществлял духовное оформление как минимум трех приходов в самоедской тундре. Для просвещения коренных северных народов обитель в летний период посылала монахов и послушников для несения Евангельского слова язычникам-самоедам.

Несмотря на все усилия Русской православной церкви, большинство представителей коренных северных народов оставались язычниками. Среди причин не позволяющим христианским миссионерам надолго утвердиться на территориях Крайнего Севера можно назвать следующие: незнание местных языков и диалектов; отсутствие литературы, позволяющей принимать религиозные истины не только из общения со священником; суровый климат северных территорий и связанный с этим быт, отсутствие должного финансирования со стороны Священного Синода и Архиерейских домов; особенности жизни и быта коренных народов.

Для промышленников-поморов людей не раз в жизни полагавшихся на волю Бога, просто необходимо было иметь рядом с жильем место, где они могли бы оправить свои религиозные потребности. В 1877 году из помещения караульной службы в Малых Кармакулях устраивается маленькая часовня Святого Николая, вмещающая 20 человек. С тех пор каждое лето в период наиболее активного посещения Матки (поморское название Малой Земли) русскими промышленниками архангельские архиереи посылали на остров священников.

Такая ситуация наблюдалась до 1887 года, когда осознавая возросшую потребность в представителях Русской православной церкви, епархиальное руководство командирует на Новую Землю иеромонаха Николо-Корельского монастыря Иону с псаломщиком и богослужебными принадлежностями. Одну из главнейших своих задач отец Иона выполнил практически сразу после приезда на остров: часовня была превращена в церковь Святого Николая. Данное событие приветствовалось пушечными выстрелами и громкими криками как русских, так и самоедских поселенцев становища.

Параллельно с обустройством церковного хозяйства, отец Иона вел активную просветительскую деятельность. Видя, что религиозные представления у самоедов крайне смутны и ограничиваются большей частью верой в языческих идолов, миссионер принялся обращать их в православие. Внушив самоедам необходимость посещения храма, иеромонах превращал в своего рода урок, произнося длинные и поучительные речи о необходимости молиться, соблюдать послушание и чистоту. Кроме богослужений, обставленных с особой торжественностью, священник проводил личные беседы с самоедами.

На рубеже 1880-1890-х годов на территории обители был построен дом для притча, куда и переехали служители культа из казенного здания спасательной станции.

С постройкой дома для притча появилась возможность организовать постоянную школу для местных жителей. В 2 комнатах, снабженных большим количеством письменных принадлежностей и пособий, велось обучение самоедов. В 1895 году в школе обучалось 10 детей. Ежедневно проводилось 2 урока: 1) Закон Божий преподавал отец Иона, 2) предметы начальной школы фельдшер Михайловский. Перед началом занятий школьники совершали краткую молитву, а по четвергам совершались молебны Святому Николаю.

  1. Хозяйственная деятельность Николо-Корельского монастыря.

 

В условиях отсутствия помещичьего землевладения, северные монастыри, были самыми крупными хозяйствами на Севере. Монастыри владели землями, пожнями, рыбными ловлями. Все это позволяло строить красивые церкви, восстанавливать и значительно приумножать хозяйство. Наиболее прибыльный промысел солеварение вскоре оказался в руках у монастырей. Это придавало им здесь особое значение. Крепкие хозяйства монастырей, располагавшие богатыми запасами продовольствия, не раз спасали крестьян в голодные годы.

Кроме чисто религиозных причин интереса Русской церкви к поселениям на Новой Земле были и экономические. Со второй половины XIX столетия на богатые зверьем острова претендовали норвежские промышленники. Для большей привязки самоедов к российскому государству были приняты столь активные меры для христианизации северного края. Организация монашеского скита была поручена именно Николо-Корельскому монастырю с целью просветить евангельским учением обитателей Новой Земли самоедов и удовлетворить религиозные потребности промышленников. Мизерной суммы на содержание скита не хватало. Существенной помощью Новоземельской обители стали благотворительные взносы. Так, в сентябре 1891 года, анонимный благотворитель пожертвовал скиту 500 рублей на приобретение рыболовных снастей для поддержания монашеского хозяйства. Однако, после предварительного анализа от этой идеи решено было отказаться. Было признано более целесообразным заняться охотой на морского зверя, что в итоге принесло приходу хороший доход. В 1891 году скит был наделен правом пользования небольшими угодьями наравне с местными жителями.

Еще одним аспектом деятельности монастыря в Большеземельской тундре являлась организация монастырского оленьего стада. Архивные документы свидетельствуют о передаче стада из-под присмотра священника Исадского под присмотр священника Шаньгина в 1861 году. Судя