Севернорусский монастырь как этнолингвистический комплекс

Статья - Русский язык культура речи

Другие статьи по предмету Русский язык культура речи

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



о сана и казенные пищики), но в начале XVIII столетия и их стремление к архаизации речи претерпевает изменения, в виду чего наблюдается вариантное написание и смешение: …владеет… [1195:3:398:21], …в вЪчное владение… [1195:2:33:1об.], …куплено мерин шерстью бурои с хомутом да у чаранца куплен мЪрин шерстью кареи… [1195:1:700:2об.]. Характерным показателем монастырской письменности является сохранение этимологического ять во второй половине XVIII века (такие многочисленные случае наблюдаются в памятках Антониево-Сийского и Соловецкого монастырей). Именно в этих центрах, ять устойчив на протяжении всего столетия, причем, по сравнению с предшествующим периодом, здесь также наблюдается расширение сферы использования буквы ять за счет безударных слогов [Копосов 1991:46].

Нередко ять заменяется на и в текстах - это характерное диалектное явление местных архангельских говоров: …и сваривши начали исть… [1195:9:53:2], …ходил за конми в лиса… [1195:8:45:1]. В памятниках XVII века эта особенность представлена шире, чем в документах XVIII столетия.

Таким образом, единообразного обозначения утраченной к тому времени фонемы она совпадала [Копосов 1991:47].

Церковнославянский консонантизм в основных своих чертах соответствует русской звуковой системе согласных.

1). Прежде всего необходимо отметить такую же палатализацию согласных перед гласными переднего ряда, как и в русском языке.

2). Характерной особенностью конфессионального консонантизма, в отличие от русского, является произношение г как заднеязычного спиранта γ. Время фиксации этого качества у данного звука наблюдаем с конца XVI века (разумеется, что само качество существовало и ранее) в глоссарии Л.Зизания, приложенном к его грамматике, где представлена оппозиция егда - кгды, которая указывает на противопоставление им церковнославянского г=γ (звонкий заднеязычный спирант) польскому g (звонкий заднеязычный взрывной). Произношение с γ и сейчас находит отражение у лиц духовного звания. С.К.Булич отмечает: Такое произношение встречается довольно частно у означенных лиц, хотя бы по месту своего рождения они и принадлежали к таким великорусским говорам, в которых этот спирант в независимом положении вовсе не встречается [Булич 1893:154-155].

3). Отражение процесса ассимиляции в памятниках получило широкое распространение: …ломат бес совЪту… [1195:3:398:2], …идти я не смею… [там же:9], …взят на збережение… [1195:3:423:4], …спихнул де з доски денги… [1195:3:518:4], …Климка Афонасев Куранов збЪжал… [1195:8:669:1]. Озвончение глухих слогласных происходит в приставках, корнях и суффиксах независимо от того, выносится ли буква над строкой или нет. Особенно частое проявление ассимиляции наблюдаем на стыке префикса и корня, а также в прелогах. Это явление представлено практически во всех жанрах монастырской письменности, а в следственных делах (в событийной части) находит почти повсеместное распространение.

Обратный процесс написания на месте традиционных букв их оппозиций также фиксируется памятниками письменности, но реже: …старого и новыя натдачи… [1195:1:710:1], …возжы заячи… [1195:1:751:3 об.], …зшит парус… [там же:18], …в добросЪ показал… [1195:2:33:5], …и скасала я Анна сущую правду… [1195:9:53:16]. Нами подмечен любопытный пример, когда писец сам исправил свою ошибку: …порушнои записи стат ему … в ..мнстрь… [1195:3:506:1]. Это явление, по-видимому, отражает влияние зарождавшейся орфографической нормы. Как видно из примеров, диссимиляция наблюдается вне зависимости от позиции гласного: и перед звонким, и перед сонорным, и даже перед гласным.

4). Оглушение конечных гласных - факт более редкий (на письме). Оно могло происходить как перед звонкими, так и перед глухими согласными: …назат за многие годы… [1195:3:398:6], …писали мы мешъ себя полюбовную записъ… [там же:19], …и впреть Гсдрь не велите… [1195:8:622:2].

5). Отражение процесса диссимиляции заднеязычных - яркая черта северновеликорусских говоров. Наибоее частое отражение она получила при записи местоимения кто: …хто владЪл дворовою полосою… [1195:3:98:18], …и хто какому мастерству искусенъ… [1195:4:8:5об.], …нихто тогда со мною не былъ… [1195:3:423:1]. Вероятно, данное диалектное явление было широко распространено и в территориальном отношении. Об этом свидетельствует и тот факт, что оглушению (или озвончению) заднеязычные подвергались как в начале слова, так и в абсолютном конце. Ср.: …а в поперех тои земли… [1195:3:346:11] и …а поперег межа ныне… [1195:3:398:6], …и грамоту хрстияном прочитали и приказали крстьяном… [1195:8:606:1]. В последнем примере х на месте к обусловлено скорее всего аналогией со словом христианский. Отмечаются также случаи обратной ассимиляции: …теплину погасил и взявши мЪня грЪгъ сотворил [1195:4:72:4об.].

Наши примеры подтверждаются и данными говоров [ТКДРЯ 1930:3]. Что же касается фрикативного х на конце слова, то, есть мнение, что эти факты отражают книжное произношение [Копосов 1991:51].

6). Ввиду относительной грамотнос

s