Сделкоспособность несовершеннолетних

Дипломная работа - Юриспруденция, право, государство

Другие дипломы по предмету Юриспруденция, право, государство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ями родителей, усыновителей или опекунов, которые должны совершаться исключительно в интересах несовершеннолетних, при том, что дееспособность самих малолетних должна способствовать формированию у детей самостоятельности и активной позиции при регулировании со стороны законных представителей. Именно на последних, а также ООиП должна быть возложена адекватная ответственность за реализацию правоспособности несовершеннолетних, которая не являлась бы исключительно моральной.

 

2.3 Особенности совершения сделок лицами от 14 до 18 лет

 

Реализация правоспособности происходит посредством действий самих несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, в отличие от малолетних, от имени которых в основном действуют их законные представители. Однако действия несовершеннолетних не всегда являются самостоятельными, напротив, в ГК определены именно те сделки, которые несовершеннолетние могут совершать самостоятельно (п. 2 ст. 26 ГК, ст. ст. 56, 57 СК). Остальные сделки, хотя и совершаются детьми, требуют обязательного согласия родителей или лиц, их заменяющих. ГК предусмотрена возможность последующего одобрения совершенной ребенком сделки, что также обеспечивает действительность этой сделки.

Практическая реализация требования об обязательном согласии (одобрении) на сделку несовершеннолетнего приводит к необходимости ответа на вопрос, кто из родителей (усыновителей) должен предоставить согласие (одобрение) на сделку несовершеннолетнего - любой из них или оба. По мнению С.А. Зинченко и В.В. Галова, достаточно одобрения любого из родителей, поскольку ст. 61 СК РФ предоставляет равные права каждому родителю. Аналогичного взгляда придерживаются Е.А. Чефарнова, Б.М. Верзуб, Э. Псарева, считающие, что достаточно получить на сделку несовершеннолетнего согласие одного из родителей, так как у другого всегда остается право обратиться в суд для признания сделки недействительной. Напротив, Е. Л. Невзгодина придерживалась иной позиции. По ее мнению, право на представительство в отношении своих детей принадлежит каждому родителю в равной мере и должно осуществляться, как и иные права в отношении детей с обоюдного согласия родителей. Однако представительские действия одного родителя могут быть оспорены другим только со ссылкой на нарушение интересов ребенка, но не на том основании, что совершены без согласия другого родителя.

Безусловно, при возникновении ситуации, когда на совершение сделки получено согласие только одного из родителей, а другой обратился в суд с требованием признания такой сделки недействительной, суд не может руководствоваться исключительно формальным критерием - неполучение согласия одного из родителей, если будет установлено, что интересы несовершеннолетнего не нарушены и со стороны одного из родителей контроль за сделкой совершен надлежащим образом, то есть с оценкой характера сделки и возможных правовых последствий ее совершения, в том числе негативных. Таким образом, несогласие одного из родителей должно выглядеть явно необоснованным. Следует отметить, что указанное не может свидетельствовать о допустимости получения на сделку несовершеннолетнего согласия одного из родителей при наличии обоих. Представляется, что положения ст. 61 СК следует понимать буквально. Если данной нормой закреплен принцип равенства прав и обязанностей родителей в отношении своих детей, то из него и следует исходить в вопросах реализации правоспособности несовершеннолетнего. Равенство прав и обязанностей родителей означает, что согласие каждого из них на сделку имеет свое значение, поскольку каждый родитель играет свою роль в воспитании ребенка, в том числе способствуя ребенку в реализации его правовых возможностей, формируя у последнего разумную активную позицию в гражданском обороте. Сочетание за и против должно приводить к более взвешенному решению. Как отмечал еще Я. Р. Веберс, регламентация в законодательстве дееспособности несовершеннолетнего в зависимости от его возраста имеет определенное воспитательное значение. Не случайно в ГК РФ неполная дееспособность несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет дополняется содееспособностью его родителей (усыновителей, попечителя). Множественное число слова родитель, усыновитель свидетельствует о том, что согласие должно быть получено от обоих родителей, лиц их заменяющих. Не могу согласиться с позицией Н. М. Савельевой, считающей, что согласие обоих родителей должно быть получено лишь тогда, когда, во-первых, ГК РФ прямо говорит об этом (например, ч. 2 п. 1 ст. 27 ГК), и, во-вторых, когда существует угроза нарушения прав и интересов несовершеннолетнего (например, при совершении сделок, влекущих уменьшение имущества детей, при приватизации жилого помещения без участия несовершеннолетних).

Действительно, в статье 27 ГК особо подчеркивается, что объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным производится по решению ООиП с согласия именно обоих родителей. Значит ли это, что во всех остальных случаях согласие родителей без указания на обоих допускает получение согласия любого родителя? Думается, что для правильного понимания смысла законоположений необходимо комплексно применять нормы ст. ст. 26, 27, 37 ГК РФ, ст. 61 и п. 2 ст. 65 СК РФ. Для совершения сделки ребенком в возрасте от 14-18 лет в случаях, указанных в ст. 26 ГК, всегда требуется согласие обоих родителей, лиц их заменяющих, что отвечает принципу, закрепленному в ст. 61 СК РФ. Тем более, что п. 2 ст. 65 СК предусм

s