Сделкоспособность несовершеннолетних

Дипломная работа - Юриспруденция, право, государство

Другие дипломы по предмету Юриспруденция, право, государство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



го решения, является определение правовых последствий несоблюдения положения п. 2 ст. 37 ГК РФ об обязательном получении на сделку несовершеннолетнего разрешения ООиП. Данная проблема является следствием уже рассмотренных недостатков законодательства.

Получение разрешения ООиП - это обязательное, законом установленное условие действительности сделки, его несоблюдение, по общему правилу, должно приводить к ничтожности сделки, как противоречащей закону (ст. 168 ГК РФ). В то же время определенного указания о ничтожности сделки, на которую не получено разрешение (согласие ООиП), в Кодексе нет. Более того, имеется специальный состав недействительной сделки несовершеннолетнего, являющейся оспоримой (ст. 175 ГК). Положения ст. 175 ГК сформулированы таким образом, что дают основание усомниться в значении разрешения ООиП для сделки. Согласно ст. 175 ГК РФ, сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14-18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя в случаях, когда такое согласие обязательно, может быть признана судом недействительной по иску указанных лиц. В целях определения юридического состава, обеспечивающего действительность сделки ребенка, совершаемые им сделки можно разделить на две группы: сделки, требующие простого согласия родителей (ст. 26 ГК), и сделки, требующие согласия родителей и разрешения ООиП (сделки, влекущие уменьшение имущества ребенка - ст. ст. 26, 37 ГК РФ). Логично предположить, что ст. 175 ГК РФ распространяется на сделки, совершенные без согласия родителей, не требующие разрешения ООиП. Перечень таких сделок будет ограничен безвозмездными сделкам к выгоде ребенка, а также сделками на выполнение ребенком работ или оказание им услуг. К сделкам, совершенным без разрешения ООиП (это основанная часть возмездных сделок, которые всегда связаны с отчуждением имущества пусть и взамен на приобретаемое благо), должна применяться ст. 168 ГК РФ. Однако системный анализ ст. ст. 37 и 175 ГК может привести и к иному выводу. Статья 37 ГК сформулирована таким образом, что не предполагает предоставления согласия родителей, усыновителей, попечителя на сделки несовершеннолетнего, перечисленные в п. 2 статьи, без разрешения ООиП. По смыслу п. 2 ст. 37 ГК родители (попечитель) не вправе даже давать согласие без разрешения ООиП. Таким образом, ст. 175 ГК может рассматриваться, как специальная, по отношению ко всем сделкам тех несовершеннолетних, которые достигли возраста 14 лет, в т. ч. и сделок, требующих разрешения ООиП. Думается, что ст. 175 ГК следует распространять на сделки несовершеннолетних, достигших 14 летнего возраста, совершение которых в силу ст. 37 ГК не требует предварительного разрешения ООиП. Однако такое решение должно найти непосредственное закрепление в ГК РФ с определением последствий несоблюдения требований ст. 37 ГК. В противном случае, ст. 175 ГК, как специальная норма, полностью поглощает действие п. 2 ст. 37 ГК, уменьшая значение закрепленного в нем института, направленного на защиту прав и имущественных интересов детей. И таким образом, к большинству сделок несовершеннолетних, которые могут привести к нарушению их прав и имущественных интересов, положения статьи 37 ГК оказываются неприменимы, что нивелирует значение механизма продееспособности (содееспособности).

Следует отметить, что не урегулирован и сам механизм предоставления разрешения (согласия) ООиП на сделки, влекущие уменьшение имущества подопечного. В то время как круг данных сделок является весьма разнообразным, исходя из видов имущественных объектов, предусмотренных ст. 128 ГК РФ, включающих не только вещи, но и имущественные права (право пользования жилым помещением собственника, права, вытекающие из договора социального найма жилого помещения), а также иное имущество.

Разнообразие гражданских правоотношений, особенности правосубъектности несовершеннолетних как субъектов этих отношений выявляют серьезное противоречие между статусом ООиП и существом их деятельности по реализации правовых возможностей детей.

В соответствии со статьей 34 Гражданского кодекса РФ органами опеки и попечительства являются органы местного самоуправления, что означает осуществление функций по опеке и попечительству на местном уровне. При этом порядок деятельности ООиП закрепляется в региональном законодательстве, таким образом, в каждом субъекте РФ имеется свой механизм работы ООиП. Указанная правовая модель является противоречивой и нивелирует функции данных органов. Как отмечается в Докладе о деятельности Уполномоченного по правам ребенка, отнесение ООиП к системе органов местного самоуправления является лишь данью традиции. В реальной действительности ООиП при осуществлении своих функций не решают вопросы местного значения, а выполняет задачи общефедерального, государственного масштаба. Это подтверждается, во-первых, тем, что именно на них возложена основная работа по защите прав, устройству детей, оставшихся без попечения родителей, искоренению детской безнадзорности, а все эти социальные явления относятся к числу угроз национальной безопасности (Указ Президента РФ от 10.01.2000 г. № 24 О концепции национальной безопасности РФ). Во-вторых, работа ООиП направлена на обеспечение выживания особых категорий граждан (несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей; граждан, страдающих психическими расстройствами; престарелых и инвалидов, которые не могут самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности).

Включение ООиП в механизм реализаци

s