Сделки с недвижимостью в Республике Казахстан и России

Дипломная работа - Юриспруденция, право, государство

Другие дипломы по предмету Юриспруденция, право, государство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



тчины формировались из еще не освоенных никем земель или частных земельных фондов князей. Последние складывались чаще всего как результат приобретения, осуществлявшихся в ходе и результате различных сделок: купли, получения в дар или по завещанию (исключение в этом отношении составлял Новгород, законодательство которого запрещало князьям приобретать земли в частную собственность в пределах новгородских территории). При этом законодатель и практика различали правовой статус, принадлежавший частновладельческим землям князя и землям государственным ("казне").

Правовой статус церковных вотчин был естественно обусловлен характером самого субъекта этой собственности. Его нельзя считать достаточно консолидированным, так как церковным имуществом (в том числе землей) в XV-XVII вв. пользовались и распоряжались отдельные церковные учреждения: монастыри, приходские церкви, епископаты. К числу источников, порождавших церковное землевладение, кроме пожалований и захвата пустошей, относились дарение и завещание со стороны частных лиц. Специфическим способом передачи земли от частных лиц церкви были обязательные вклады земли в комплекс монастырских владений, осуществляющиеся при вступлении самих бывших собственников в монастырь

При сделке отчуждения родового имущества, совершавшейся отдельным членом рода, на процедуре должен был присутствовать представитель рода. Вместе с тем в рассматриваемый период в праве и практике наметилась определенная дифференциация частных прав. Так, приобретенное отдельным членом рода имущество, становилось его частной, а не родовой собственностью.

К XVI в. родовые права на имущество ограничивались главным образом правом родового выкупа и правом родового наследования. Право родового выкупа впервые официально было закреплено в Судебнике 1550 г. (ст. 85), а затем подтверждено и в Соборном Уложении 1649 г. (ст. 27-30 гл. XVII). И первоначально распространялось только на имущества, отчужденные посредством возмездных сделок: купли-продажи, залога, мены, и только во второй половине XVII в. оно было распространено на безвозмездные сделки.

Еще Судебник 1550 г. формулировал условия, обеспечивающие покупателю вотчины определенные гарантии его имущественного интереса перед лицами, претендующими на выкуп у него вотчины:

"А станет тот купец ту вотчину продавати, и тем продавцом вотчина у них купити полюбовно, как ему тот продавец ту вотчину продаст, а не полюбовно ему вотчины не выкупити" (ст. 85 Судебника 1550 г.)1.

Что касается купленных вотчин, субъектами собственности здесь являлась семья (муж и жена), предполагалось, что этот вид вотчин приобретается супругами совместно на их общие средства.

Наделение лица выслуженной вотчиной рассматривалось как средство поощрения вполне конкретного индивидуума.

Поместное землевладение появляется в качестве особой, но в правовом отношении недостаточно отдифференцированной от других формы уже в XV-XVI вв. В тот период поместные выделы осуществлялись из княжеских (дворцовых) земель в пользу непосредственно связанных с княжеским двором людей.

Сближение правового статуса вотчины и поместья, завершившееся в середине XVII в., указывало на консолидацию имущественных прав, принадлежавших различным группам господствующего класса. Одним из признаков этого стало право обмена вотчины на поместье с соответствующей передачей прав и обязанностей, лежащих на обмениваемом объекте. Но не менее важным симптомом сближения этих форм землевладения стал трансформированный порядок передачи поместий по наследству, в сущности мало отличный от вотчинного наследования.

Залог по русскому праву XV-XVII вв. выражался в переходе на залогополучателя прав владения и пользования имуществом залогодателя без полного перехода права собственности на вещь. С процедурной точки зрения залог отличался от договора купли-продажи еще и тем, что закладная могла превратиться в купчую не в момент заключения договора и возникновения обязательства, а в момент его неисполнения, просрочки. По общему правилу заложенная вещь переходила в собственность кредитора в случае несостоятельности должника, что и оформлялось путем регистрации в поместном приказе, "ввода и отказа" (для недвижимых вещей).

Институт залога недвижимости, стоящий особняком от вещного и обязательственного права, тем не менее отражал в себе главные правовые тенденции эпохи: расширение индивидуальных правомочий субъекта собственности, унификацию правового порядка распоряжения недвижимостями различных форм, большую определенность и формализованность правовых действий и актов, связанных с приобретением и передачей недвижимостей. В этом институте наиболее рельефно прослеживалась дифференциация отдельных правомочий собственника (приобреталось право пользования, но не право распоряжения заложенным имуществом) и демонстрировалась более высокая юридическая техника.

Передача по наследству недвижимого имущества, находившегося в условном владении умершего, была сопряжена с целым рядом законодательных ограничений, нацеленных прежде всего на соблюдение государственного имущественного и властного интереса (сохранение верховной собственности на поместные земли за государством, обусловленность землевладения государственной службой, преемственность служебных функций, выполняемых членами рода помещика, и пр.).

В сфере наследования недвижимости законодатель отдавал явное предпочтение наследникам-мужчинам как носителям родового и се

s