Священник Константин Будкевич

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



о Управления.

Свершившуюся революцию Петроградский декан воспринял неоднозначно. В обращении в Петроградскую Чрезвычайную Комиссию (ПЧК) он писал: "...Я с радостью видел падение монархической власти в России, глумившейся над народом и причинившей ему столько зла. Так как меня считали одним из либеральных членов в римско-католическом духовенстве, то еще при царском режиме я работал в общественных организациях вместе с представителями левых партий и был все время своей службы на плохом счету у царского правительства. В России совершился перелом вроде операции больного организма... она от операции еще не оправилась, но самый организм ее выдержит это испытание, что дает ей возможность стремится к прогрессу вместе с другими народами...".

Заметим, что в 1917-1918 годах многие католики и представители иных конфессий восприняли революцию с надеждой, что она будет способствовать свободному развитию Церкви и благовестия.

Но в вопросе о положении Церкви и о судьбе церковного имущества отец Будкевич занял позицию жесткую и непримиримую, без колебаний отстаивая то, что считал соответствовавшим интересам Церкви и ее непреходящим задачам. В 1918 году декану было поручено передать записку о положении Католической Церкви в России в Народный Комиссариат юстиции, пригласивший 22 мая 1918 года митрополита фон дер Роппа принять участие в совещаниях по вопросам отделения Церкви от государства (попытка не удалась). В середине октября 1918 года в Петрограде состоялись переговоры между заведующим "охранительного отдела" Комиссариата юстиции Союза коммун Северной области Р.А.Теттеборном и прелатом Будкевичем. Обсуждались вопросы передачи церковного имущества и кладбищ местным Советам, а метрических книг - в органы ЗАГС. Отец декан изложил позицию католиков, указав, что без согласия Святейшего Престола ни о какой передаче храмов речь идти не может, а решение вопроса о кладбищах "зависит от пределов требований правительства".

6 декабря 1918 года "Северная Коммуна" опубликовала обязательное постановление об исполнении "Инструкции" ("О порядке проведения в жизнь декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви"). В ответ на это декан подготовил собственную инструкцию для священников, содержание которой впоследствии изложил в реферате "Историческая записка об отделении Церкви от государства в большевистской России". Тактика, избранная деканом, им самим была названа "тактикой проволочек". Отец Будкевич предлагал пойти на уступки в ряде вопросов - составить описи имущества, списки ценных бумаг и избрать приходские советы, требовать перед венчанием справки о гражданской регистрации брака, не производить погребения без надлежащих документов. Но по самым главным вопросам прелат настаивал: "церкви не отдавать", форму договора игнорировать, один экземпляр метрических книг хранить вне храмов, а другой - в консистории, с 1919 года вести их на латинском языке. Такова была тактика, избранная церковноначалием, сам же прелат был сторонником много более жесткой позиции и заявлял на собрании духовенства 23 февраля 1920 года, что, "если бы архиепископ предвидел, что настоящее положение затянется, он, вероятно, решил бы иначе".

После учреждения в январе 1919 года Центрального Комитета римско-католических общин Могилевской архиепархии, позиция прелата Будкевича сделалась вовсе непримиримою. В письмах к архиепископу он обвинял Председателя Комитета Казимира Новицкого чуть ли не в пособничестве властям. Досталось и собрату по служению: "... священник Малецкий, вследствие какого-то затмения чувства церковного духа ... вместе со своим комитетом подписал договор с большевиками. Другие священники ... впали оттого в огромное замешательство...и неодобрительно отзываются об свящ.Малецком...". Отец Антоний Малецкий отозвал свою подпись почти сразу же.

27 марта 1919 года на квартире декана в присутствии митрополита Эдуарда фон дер Роппа состоялось совещание, в котором участвовали прелаты А.Малецкий, К.Будкевич, священники А.Василевский, М.Бугенис, В.Ивицкий, А.Иодовалькис, Т.Матулянис, И.Тройго, Л.Хвецько. Главный докладчик, декан Будкевич, указал, что члены Центрального Комитета при обсуждении устава "захотели изъять комитеты из сферы влияния духовенства".

Во время событий 30 апреля - 25 мая 1919 года митрополит фон дер Ропп был задержан как заложник, четверо священников арестованы чуть позже, а на квартире декана был произведен обыск. 25 мая после богослужения у церкви св.Екатерины состоялась массовая манифестация протеста, колонна манифестантов двинулась к зданию "Чрезвычайки" на Гороховой улице. Ночью были произведены аресты среди настоятелей. Вот как описывает свое поведение в эти тревожные дни сам отец декан в письме архиепископу: "...Устав и не чувствуя себя здоровым, я отправился на квартиру, ни на торжественном молебне об освобождении архиепископа, ни на проповеди я не присутствовал. ...В церкви поставили плакат с требованием освобождения, но я заставил его из церкви убрать... Одним из моих убежищ была квартира С.Пусевича, куда я принес нужные документы и приводил в порядок отчеты по хозяйству и протоколы заседаний духовенства, где я исполнял функции секретаря..." [далее декан пишет об отстранении духовенства от администрирования церквями и полагает, что в подобной ситуации невозможно вменять священникам в обязанность нести ответственность перед властью за действия прихожан].

30 октября 1919 года архиеп.Иоанн Цепляк изд

s