Святые благоверные князья Борис и Глеб

Статья - История

Другие статьи по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Святые благоверные князья Борис и Глеб

Карпов А. Ю.

Память святых Бориса и Глеба празднуется 2 (15) мая и 24 июля (6 августа). (Память святого Глеба празднуется также 5 (18) сентября.)

Борис и Глеб были сыновьями великого киевского князя Владимира Святославича, Крестителя Руси. Борис был наречен в святом крещении Романом, Глеб Давидом. Известно, что у Владимира имелось много сыновей от разных жен. Сыновья жили не дружно и часто враждовали между собой. Но Борис и Глеб, сыновья не только одного отца, но и одной матери (некой болгарыни), любили друг друга. Часто бывало так, рассказывает Житие святых братьев, что Борис читал какую-нибудь книгу обычно жития или мучения святых, а Глеб сидел подле него и внимательно слушал, и так пребывал Глеб неотступно возле брата, потому что был еще мал. Князь Владимир любил Бориса более других своих сыновей и во всем доверялся ему.

Вот как описывает Бориса древний агиограф. "Сей благоверный Борис был благого корени, послушлив отцу, покоряясь во всем ему. Телом был красив, высок, лицом кругл, плечи широкие, тонок в чреслах, очами добр, весел лицом; борода мала и ус ибо молод еще был. Сиял по-царски, крепок телом, всячески украшен точно цветок цвел в юности своей; в ратях храбр, в советах мудр и разумен во всем, и благодать Божия процветала в нем"

Когда Владимир направил своих сыновей на княжение по разным русским городам, Борису достался Ростов, а Глебу Муром. Княжение Глеба в Муроме оказалось нелегким. Рассказывают, что муромские язычники не допустили его в свой город, и князю пришлось жить вне пределов городских стен, в пригороде.

В 1014 году Владимир тяжело заболел. Он призвал к себе Бориса, и послушный сын поспешно приехал в Киев. Полагают, что Владимир хотел передать Борису киевский престол и власть над всей своей державой. (В это время Владимир рассорился со своими старшими сыновьями пасынком Святополком и Ярославом.) Вскоре на Русь напали печенеги. Владимир уже не мог сам выступить в поход и потому поручил дружину Борису. Печенеги узнали о том, что киевское войско движется против них, и не стали разорять Русь, ушли восвояси. "Выступил Борис в поход и не обрел супостатов сих".

Вскоре после отъезда Бориса Владимир умер. Смерть его случилась 15 июля 1015 года в сельце Берестовом, близ Киева. В Киеве стал княжить Святополк, которого люди впоследствии прозвали Окаянным. В действительности, он был сыном Ярополка, брата Владимира, но родился уже после смерти своего отца и был усыновлен Владимиром. Святополк решил скрыть смерть Владимира. Ночью по его приказу в княжеском тереме разобрали помост. Тело Владимира завернули в ковер и спустили на веревках на землю, а затем отвезли в Киев, в церковь Пресвятой Богородицы, где и похоронили. Святополк постарался заручиться поддержкой киевлян и начал щедро одаривать людей: кого одеждами, кого деньгами. "Но люди сердцами были не с ним, но с братом его Борисом, с которым ушли в поход братья их, киевское войско", свидетельствует летописец.

О том, что случилось дальше, мы знаем, в основном, по рассказам трех источников летописной повести об убиении Бориса и Глеба, "Сказания о святых" неизвестного автора и "Чтения о святых мучениках Борисе и Глебе", принадлежащего перу знаменитого Нестора. Хотя эти памятники разнятся отдельными фактическими подробностями, все они сходятся в оценке подвига Бориса, равно как и его брата Глеба, добровольно отказавшихся от мирской, политической борьбы во имя братской любви.

Борис, не найдя печенегов, повернул обратно к Киеву. На берегу небольшой речки Альта, притока Трубежа (к юго-востоку от Киева) и застала его весть о смерти отца и вокняжении в Киеве Святополка. Борис прослезился, оплакивая родителя своего; дружина же обратилась к нему с такими словами: "Вот, дружина у тебя отчая. Пойди, сядь на отцовском престоле!" В распоряжении Бориса имелось до 8 тысяч отлично вооруженных и подготовленных к военным действиям воинов, и князь, несомненно, мог захватить Киев и изгнать оттуда Святополка. Однако Борис отказался от борьбы за власть. Летопись и Житие передают такие его слова: "Не подниму руку против брата моего старшего. Хоть и умер отец мой, сей (то есть Святополк) будет мне вместо отца". Услыхав это, дружина ушла от него. Так Борис остался на Альтинском поле лишь с немногими своими слугами.

Святополк же стал думать о том, как погубить брата. Правда, сначала он послал ему лживое послание с предложением дружбы: "Брат, хочу в любви с тобой жить, а к тому, что отец тебе дал, еще прибавлю!" Сам же ночью, в тайне от всех, отправился в город Вышгород, невдалеке от Киева, к вышгородским боярам. (Еще при жизни отца Святополк пребывал некоторое время в Вышгороде и успел заручиться поддержкой вышгородцев.) "Преданы ли мне всем сердцем?" спрашивал он вышгородских бояр. "Можем головы свои положить за тебя" отвечали ему те. Летопись и Житие князей-мучеников называет имена этих бояр, будущих злодеев и убийц: Путша, Талец, Еловит (или Елович), Ляшко. "А отец им сатана, ибо таковы слуги бесовы бывают", добавляет летописец. "И сказал им Святополк: "Никому не говоря, идите и убейте брата моего Бориса". Они же обещали ему вскоре все исполнить".

О кончине святого Бориса источники рассказывают так. В тот день, когда дружина ушла от Бориса, была суббота. В туге и печали, с удрученным сердцем, вошел Борис в шатер свой и заплакал, из глубины сердца испуская жалостные гласы: "Не призри слез моих, Владыко, ибо уповаю на Тебя! Да прииму участь

s