Афинская рабовладельческая демократия при Перикле

Из “Истории Фукидида” до нас дошла речь Перикла, произнесенная над останками воинов, которые пали в

Афинская рабовладельческая демократия при Перикле

Курсовой проект

История

Другие курсовые по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
ающей молодостью, с вьющимися волосами, перевязанными простой лентой, со свободно опущенной эгидой, с шлемом в правой руке; копье в левой руке уже не оружие, а опора. Она была отлита Фидием в 450 г. до нашей эры. Справа на площади Парфенон главное и самое большое сооружение Акрополя, посвященное Афине Парфенос Афине Деве. История сохранила имена его зодчих Иктин и Калликарт, они выстроили Парфенон в 447-438 гг. до нашей эры. Весь из светлого мрамора, в «оперении» сорока шести дорийских колонн. Красота Парфенона явилась результатом долгих математических расчетов, исследований архитекторов.

Четыре ряда цоколя храма не одинаковой высоты: первый ряд, уложенный на скалу, самый низкий. Верхний самый высокий. Разница минимальная, но на расстоянии все три ступени кажутся равными. С другой стороны, поверхность каждой ступени не строго горизонтальная, а слегка выпуклая. Горизонтальная поверхность. Если смотреть на нее от ее кромки, всегда кажется точно слегка вогнутой в середине. Для того, чтобы рассеять этот оптический обман, и была сделана незначительная выпуклость. Если же говорить о колоннах, то ни одна из них не стоит точно параллельно в отношении своих соседок. При общем наклоне внутрь здания эти колонны составляют одно целое, вместе несущее тяжесть всего храма. Градус наклона каждой колонны меняется в зависимости от места, занимаемого ею в колоннаде.

Эрехтейон другой храм, стоящий ближе к северному холму. По контрасту с простым и строгим Парфеноном Эрехтейон выглядит почти причудливым. Каждый из четырех его фасадов оформлен по-разному. На западном фасаде шесть тонких, стройных ионических полуколонн стоят на высоком цоколе. Северный портк выдается далеко вперед. Длинная южная стена храма, гладкая, сложенная из мраморных квадратов, служит фоном для маленького, сдвинутого к западу, портика кариатид, где роль колонн выполняют женские фигуры. Восточный фассад портик обычного типа с колоннами на трехступенчатом постаменте. Над восточным входом в Парфенон, где помещался главный алтарь Афины, скульптурная группа франтона изображала рождение Афины из головы Зевса.

Для театральных зрелищ стали строить специальные помещения- обширные амфитеатры под открытым небом, расположенные на склоне холмов, расчитанные на дысятки тысяч зрителей; фактически чуть ли не все население города могло присутствовать на представлении. Строители амфитеатров владели секретом необычайной акустики: каждое слово актера было слышно даже в самых верхних рядах.

Полигнот, современник Перикла, росписывал стены общественных зданий фресками на темы эпосов и мифов; не будучи уроженцем Афин, он получил за свои росписи афинское гражданство.

Свой рассказ о строительстве великолепных памятников я хочу закончить словами Плутарха: «Но что доставило жителям всего больше удовольствия и послужило городу украшением, что приводило весь свет в изумление, что, наконец, является единственным доказательством того, что прославленное могущество Эллады и ее прежнее богатство не ложный слух, - это постройка величественных зданий…».1

 

 

5. Положение рабов.

Разговор о рабовладельческой демократии не может быть полным, если не упомянуть о главной движущей силе рабовладельческого мира рабах.

Как отмечает А.Боннар, население Афин, насчитывавшее четыреста тысяч человек, наполовину состояло из рабов.

Большинство рабов пленные, те, которые не могли выкупить себя.

Торговля рабами приносила большие доходы. В Афинах ежегодно устраивалась невольничья ярмарка.

Но рабами становились не только военнопленые. Рабами становились прежде всего по рождению. Ребенок рабыни тоже становился рабом.

В Афинах было запрещено долговое рабство, также отец семейства не имел права продать своих детей, исключение составляли дочери, уличенные в развратном поведении. Хозяин не имел права лишать жизни раба. Практика повседневной жизни не допускала, чтобы рабов считали лишь подчиненной породой.

В своих отношениях с рабами афиняне проявляли меньше педантизма и более человечности, обычно они обращались с рабами как с людьми. Раб был одет так же, как и все граждане. По крайней мере, как каждый бедняк. Никакие внешние признаки не отличали раба от свободного человека. Дома он (раб) свободно разговаривал со своим хозяином. Афинскому рабу разрешалось на равных основаниях с прочими гражданами присутствовать на многочисленных религиозных церемониях. При слишком жестоком обращении раб имел право укрыться в определенные священные места, под покровительство божества, и потребовать, чтобы его господин продал его другому хозяину.

Афины даже предоставляли рабам гарантии против грубости судей и должностых лиц. Эти гарантии можно рассматривать как начало юридических установлений.

Но рабство далеко не было идеальным. В рудниках. Например, умирали от холода и голода тысячи рабов, которых кормили ровно столько, чтобы они были в состоянии работать.

Как правило, рабы были заняты в том же производстве, что и их хозяева, но всегда ступенью ниже их по положению. На рабах прежде всего лежали все домашние работы. Все хозяйство велось руками рабынь. Рабыни дробили и мололи зерно, выпекали хлеб и стряпали, шили одежду. Под надзором хозяйки рабыни пряли, ткали и вышивали. Нередко какой-нибудь из рабов занимал видное место в семье, как например, кормилицы и няни.

Только самый быдный гражданин Афин не имел по крайней мере, одного раба. Рядовой гражданин обычно имел одного раба с двумя служанками.

В деревнях, на фермах, даже в больших владениях рабов было очень мало. Очень долго земельные участки обрабатывались членами семьи, при этом имелось еще несколько рабов и батраков, которых нанимали на уборку урожая и сбор винограда. Мелкий крестьянин был не в состоянии содержать несколько рабов, поэтому в большинстве случаев мелкий собственник старался обходиться своими силами.

В отличие от сельского хозяйства, ремесленное производство требовало огромного количества «одушевленного орудия». При постройке Акрополя государство, помимо свободных рабочих, нанимало рабов у частных владельцев. Заработок раба забирал хозяин, который заботился лишь о прокормлении своего раба.

Пошивные мастерские, обувные предприятия, мастерские по производству музыкальных инструментов, кроватей, оружия, которые выделялись из домашнего производства, требовали применения рабского труда. Тем не менее, никогда рабы не были сосредоточены большими массами. Это делалось потому, что было достаточно сложно организовать надзор за большими группами рабочих, не получающих вознаграждения.

Безусловно, рабовладельчество ограничивало афинскую демократию, делая недоступным почти половине населения города участие в государственных делах. К тому же афинское рабство, как и всякое другое, тормозило прогресс, поскольку люди, обеспеченные рабочей силой, не были озабочены созданием более совершенной системы обслуживания производства.

 

 

.

 

 

IV. Конец правления Перикла.

Конец правления Перикла был труден.

Возраставшее могущество Афин вызывало беспокойство Спарты. Это беспокойство еще более возросло, когда в 446 г. до нашей эры

Перикл предложил созвать в Афинах съезд всех греческих государств для заключения между ними всеобщего мира. В Спарте понимали, что если план Перикла осуществится, то это превратит Афины в политический центр всей Греции. Спарта запретила зависимым от нее государствам посылать своих представителей в Афины. Попытка Перикла создать общегреческий съезд потерпела неудачу.

В 431 г. до нашей эры спартанцы с союзниками вторглись в Аттику. Опусташая страну, они дошли до афинских укреплений. Они вырубали сады, угоняли скот, разоряли жилища. Когда спартанцы окружили Афины, Перикл решил не проводить Народных собраний, чтобы распаленные гневом граждане не приняли неблагоразумного решения.

Вскоре Перикл снарядил морской поход вокруг Пелопоннеса, но сам не принял в нем участия, а с небольшим отрядом пехоты вторгся в Мегарскую область и опустошил ее.

Спартанцам пришлось бы прекратить войну, если бы неожиданное бедствие не расстроило планы Перикла. На второй год войны в Афинах вспыхнула страшная болезь чума.

Эпидемия озлобила афинян. Гнев народа обратился против Перикла. Чтобы успокоить граждан, Перикл снарядил 150 кораблей, собрал войско и готовился возглавить новый поход в Пелопоннес. Эти приготовления внушили афинянам большие надежды. Когда флот готовился к отплытию, началось солнечное затмение. Это испугало суеверных афинян. Они увидели в этом дурное предзнаменование. Поход Перикла не имел успеха, так как в войске свирепствовала чума. Во всех неудачах обвиняли Перикла. На следующий год (430 год до н. э.) он не был избран стратегом. Несмотря на то, что Перикл славился своим бескорыстием, его обвинили в хищениях и приговорили к большому штрафу.

В Афинах в это время не было руководителя, который подобно Периклу мог бы умело управлять государством. Афиняне решили принести Периклу извинения за несправедливо наложенный штраф и пригласить его снова стать во главе государства.

На этот раз Периклу не суждено было долго управлять Афинами. Вскоре после своего избрания он заболел чумой.

В 429 году до нашей эры Перикл умер.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 >