Афганистан и Казахстан

  Назарбаев Н. А. Критическое десятилетие. - Алматы: Атамура, 2003. - 240 стр. Токаев К. Внешняя политика Казахстана в

Афганистан и Казахстан

Курсовой проект

Разное

Другие курсовые по предмету

Разное

Сдать работу со 100% гаранией

План

 

Введение3

1. История Афганистана9

2. История войны10

3. Проблемы Афганистана после свержения режима талибов.14

4. Предоставление помощи в реконструкции Афганистана19

5. Внешнеполитические связи Афганистана и Казахстана21

Заключение24

Список использованной литературы31

 

Введение

 

Большие геополитические изменения происходят на южных рубежах Содружества Независимых Государств, которые связаны с событиями в Афганистане. Эти изменения заключаются в том, что получает завершение третья "Большая игра" между мировыми державами за доминирование в Центральной и Южной Азии.

Как известно, первая "Большая игра" была в конце прошлого - начале нынешнего веков; тогда происходило геополитическое столкновение Великобритании с Россией, в ходе которого они остановили друг друга в районе Центральной Азии и Афганистана.

Вторая "игра" прошла в период с 1979 по 1989гг. - это была афганская кампания Советского Союза, в которую вмешались США, объявившие Ближний Восток зоной своих жизненно важных интересов.

К нынешней третьей "Большой игре", в которой главными игроками продолжают быть все те же державы - Россия и США, - присоединились новые участники: Пакистан, Иран, государства Центральной Азии, Турция, Индия и Китай.

При этом стратегические интересы США в регионе Центральной и Южной Азии включают следующее:

  1. прокладка нефте- и газопроводов, железных и автомобильных дорог из региона Каспия и Центральной Азии через Афганистан в направлении Пакистана и Индии, строительство коммуникационных сетей;
  2. закрепление на стратегическом плацдарме вблизи азиатских ядерных держав;
  3. создание стратегического противовеса по отношению к России и Ирану или к вероятному геостратегическому треугольнику Россия - Китай - Иран.

В дни талибовского "блицкрига" осенью 1996г. странным выглядело молчание США. Французская "Фигаро", например, точно подметила: "На первый взгляд может удивить, что американцы относительно равнодушно следят за развитием событий в Афганистане. Ведь обычно США немедленно поднимают голос, услышав о том, что где-то у власти оказываются противники прогресса и проявляющие нетерпимость экстремисты разного рода. Однако удивление проходит, когда узнаешь, что афганских талибов уже принимали не только в Госдепартаменте США, но и в нефтяной компании ЮНОКАЛ, с нетерпением ждущей прекращения войны в Афганистане, чтобы приступить к осуществлению своих планов поставок в Индию каспийской нефти". О стратегических интересах США в рассматриваемом регионе говорит и такой немаловажный факт, как принятие министерством обороны страны "Плана объединенных командований", согласно которому территория Кавказа и Центральной Азии - потенциальные театры боевых действий, как считают авторы плана, - передаются в зону ответственности Центрального командования США с 1 октября 1998г. Таким образом, эта зона будет включать в себя пространство, где проходят основные транспортные магистрали и коммуникационные линии региона, а также расположено более 70% всего мирового запаса энергоресурсов.

В этой "Большой игре" России был брошен серьезный вызов, так как она имеет в данном регионе неоспоримые интересы, которые могут быть сформулированы так:

  1. сохранить стратегическое присутствие в Центральной и Южной Азии для того, чтобы не допустить перехода Афганистана в сферу исключительного доминирования США;
  2. обеспечить свое участие в региональных экономических проектах;
  3. противостоять угрозе собственной безопасности в связи с проникновением в близлежащее к российской территории геополитическое пространство исламского фундаментализма, терроризма, контрабанды наркотиков;
  4. реабилитировать и восстановить авторитет российского государства в глазах стран-членов СНГ, проявив твердость и решимость в обеспечении неприкосновенности границ Содружества.

Важным региональным игроком является Пакистан, чьи интересы тоже очевидны:

  1. приобрести контроль над территорией Афганистана с тем, чтобы обеспечить реализацию проекта ЮНОКАЛ и тому подобных;
  2. не допустить усиления влияния Ирана и России в Южной Азии;
  3. подготовить плацдарм и опору в лице верных талибов на случай возможного крупномасштабного конфликта с Индией;
  4. укрепить стратегическое партнерство с США.

При этом Пакистан категорически отрицает свое прямое участие в войне и отвергает обвинения со стороны Ирана и России в стратегической, военной, технической, экономической и моральной поддержке Исламского движения "Талибан" (ИДТ), включая поддержку личным составом.

Факты свидетельствуют о том, что Пакистан прямо заинтересован в новом режиме талибов. Ни исламский характер этого режима, ни формы и способы его насаждения не вызывают у Пакистана особого беспокойства. Вместе с тем вовсе не исключено, что может возникнуть невыгодная для этого государства идея независимого Пуштунистана, ведь в Пакистане проживает около 3 млн. пуштунов. В такой ситуации важно знать, насколько ИДТ управляемо, как долго способен сохраняться режим этого движения и т.д.

Победа ИДТ, влекущая за собой присутствие и закрепление США в регионе Центральной и Южной Азии, совершенно не отвечает интересам Ирана, поскольку это наносит ущерб экономической и идеологической стратегии данной страны, а именно: реализации трубопроводных проектов на территории Ирана, которые теперь могут быть перенесены в Афганистан, распространению своей модели ислама в новых независимых государствах Центральной Азии, а также недопущению расширения влияния США в регионе. Кроме того, Иран стремится сохранить свое влияние в самом Афганистане, достигнутое благодаря тесным связям с шиитами-хазарейцами, роль которых на протяжении всей истории войны была велика.

Среди региональных игроков Индия также имеет свои интересы, несмотря на осторожные высказывания официального Дели по поводу событий в Афганистане. Если в центре замысла под названием "Талибан" лежат сугубо экономические соображения, то скорейшее установление мира, даже "по-талибановски", служит интересам Индии, поскольку это будет означать для нее свежий приток нефти и газа, надежность коммуникаций и т.п. Однако не в интересах Индии усиление Пакистана, равно как не выгодно ей и установление воинствующего ислама как сущности политического режима в Афганистане. Индию также не устраивает закрепление позиций США в регионе, даже в "обмен" на нефть и газ, ибо США и Пакистан находятся в отношениях стратегического партнерства.

Индийско-российские партнерские отношения служат еще одним фактором, не позволяющим Индии выйти за рамки сдержанного реагирования на афганские события. При этом не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что, несколько осложнив отношения с Америкой из-за своих ядерных амбиций, Индия должна теперь каким-то образом добиться от США долгожданного согласия на постоянное членство в Совете Безопасности ООН.

Не нужно также забывать, что в непосредственной близости от Афганистана расположен не потенциальный, а реальный постоянный член Совета Безопасности, обладающий своими претензиями на участие в урегулировании конфликта - Китай. Последний всегда "играл на понижение" относительно попыток великих держав усилить влияние в Афганистане, и если выяснится, что Соединенные Штаты благоволят талибам, то ИДТ, скорее всего, получит очень влиятельного недоброжелателя в лице Китая.

Тем временем для центральноазиатских государств, непосредственно прилегающих к Афганистану, чрезвычайно важно активизировать процесс создания системы региональной безопасности и интеграции в рамках казахстанской инициативы по СВМДА, как постоянно действующего механизма по типу "Женевских мирных переговоров".

Казахстан уже зарекомендовал себя как активный и последовательный борец с мировой проблемой терроризма, религиозного экстремизма, наркотиков. От имени государства и народа Казахстана, руководство страны, неоднократно выступало на крупнейших международных форумах с инициативами по достижению стабилизации наркоситуации в регионе Центральной Азии и мире в целом.

«Так, относительно недавно в своем докладе 2 сентября 2002 года в Йоханнесбурге на Всемирной конференции ООН по устойчивому развитию я уделил особое внимание тому факту, что Афганистан по-прежнему остается источником распространения экстремизма и наркотиков, и призвал ООН срочно разработать программу с целью системного противодействия наркобизнесу в регионе.»

Ведь совершенно очевидно, что война с международным терроризмом теряет всякий смысл, если корни этого явления продолжают подпитываться извне.

Во-вторых, у нас создана национальная антинаркотическая законодательная и иная нормативная правовая база, приняты и начали реализовываться стратегические программные документы, определившие комплекс приоритетных мер в этой области. Так, к примеру, приняты законы «О наркотических средствах, психотропных веществах, и мерах противодействия их незаконному обороту и злоупотреблению ими», «О медико-социальной реабилитации лиц, больных наркоманией», Стратегия борьбы с наркоманией и наркобизнесом на 2001-2005 годы и Программа борьбы с этими явлениями. Добавлю, что последние документы, Стратегия и Программа борьбы с наркоманией, остаются уникальными документами такого рода в опыте стран Содружества Независимых Государств.

В-третьих, если говорить о практической стороне борьбы и противодействия, в рамках реализации Стратегии борьбы с наркоманией и наркобизнесом в Республике Казахстан на 2001-2005 годы образованы структурные элементы полномасштабной национальной системы противодействия наркотикам, такие как Республиканский научно-практический центр м

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>