Роль дискурсанализа в исследовании исторического развития имен отвлеченной семантики

Со времени становления лингвистики как науки не теряет своей актуальности вопрос о природе языковых изменений, их причинах и конкретных механизмах.

Роль дискурсанализа в исследовании исторического развития имен отвлеченной семантики

Статья

Русский язык культура речи

Другие статьи по предмету

Русский язык культура речи

Сдать работу со 100% гаранией
ние с Богом ведет человека к Спасению.

Важное значение имело и установление в 1215 г. IV Латеранским собором таинства исповеди (покаяния). Ведь от приступающего к данному таинству требовалось не только искреннее внутреннее раскаяние, но и определенный анализ собственных поступков, мыслей и чувств. И в этом мирянам во многом была призвана помочь получившая в то время широкое распространение в странах Западной Европы так называемая исповедальная литература, которая была представлена различными наставлениями и руководствами по подготовке к таинству покаяния. Подобные произведения обычно включали в себя подробное описание природы того или иного греха и его последствий. Большое внимание уделялось также и тем добродетелям, которые при помощи Бога позволяют человеку противостоять греху, являясь надежным «лекарством» против него.

Указанная тематика являлась ведущей и для других морально-дидактических разновидностей религиозного дискурса, которые в рассматриваемый хронологический отрезок тоже переживали период расцвета. К их числу принадлежали собрания проповедей, морально-нравоучительные трактаты, религиозно-дидактические поэмы и т.д.

Особое внимание следует, на наш взгляд, обратить на то, что данные произведения, предназначенные для широких масс населения, создавались, как правило, не на латыни, а на родных для них языках и диалектах, которые с этого времени начинают все более активно употребляться в религиозно-церковной сфере11. Вполне естественно, что это вызывало потребность в увеличении количества лексических единиц, способных передавать в точной и по возможности однозначной форме все более усложняющиеся и все более отвлеченные морально-этические смыслы.

Это служило важным стимулом к появлению новых слов, в том числе и заимствованных, а также к дальнейшему семантическому развитию слов, уже имевшихся в языке. Важно подчеркнуть, что религиозный дискурс не только отбирал подобные лексемы из общеупотребительного словарного фонда, но и активно приспосабливал их к своим целям и условиям общения, модифицируя их семантику, а со временем закрепляя результаты модификаций в системе.

Как можно предположить, в основе указанных процессов лежало прежде всего функционирование лексических единиц в типовых для них в рамках рассматриваемого дискурса контекстах употребления. Причем каждый из подобных контекстов отличался присущим ему набором постоянно воспроизводимых (хотя, разумеется, и с некоторыми вариациями) лексико-семантических, тематических и ассоциативных связей, способных уменьшать или увеличивать число компонентов смысловой структуры лексем, а также перегруппировывать их определенным образом.

В качестве примера приведем существительное lust (др.-англ., ср.-англ. luste, lusst, louste, lost), которое согласно лексикографическим источникам в древнеанглийский период, подобно другим отвлеченным именам, могло использоваться для обозначения довольно широкого круга понятий, связанных с различными сторонами физической, духовной и эмоциональной жизни человека, а именно: удовольствие, радость, желание, счастье, жизненная сила, энергия, жизнь, любовь, интерес к чему-то, увлечение чем-то, привлекательная внешность. Уже сам этот перечень указывает на то, что первоначально существительное lust в аксиологическом плане было в целом нейтральным и приобретало положительную или отрицательную окраску в зависимости от реальной ситуации общения.

Опыт исследований показывает12, что большинство из перечисленных выше значений лексемы lust продолжает реализовываться на протяжении всего среднеанглийского периода. Вместе с тем в это время, т.е. в XIII-XV вв., семантическая структура существительного начинает претерпевать значительные изменения, обусловленные, по-видимому, в первую очередь спецификой его функционирования в религиозном дискурсе, где наиболее типичными были контексты, связанные с темой греха и греховных наклонностей человека.

Особенно типичным для лексемы lust было использование в метатекстовых высказываниях, в которых объектом рефлексии являлось существительное lechery, служившее в средневековом религиозном дискурсе наименованием одного из семи смертных грехов - похоти.

В результате функционирования в подобных контекстах лексема lust начинает постепенно ассоциироваться преимущественно с плотскими, т.е. низшими желаниями и устремлениями человека, которые в религиозно-христианском дискурсе всегда в эксплицитной или имплицитной форме противопоставляются высшим, т.е. духовным.

Кроме того, в смысловой структуре существительного lust активизируются такие негативно окрашенные компоненты, как чрезмерность, неумеренность, беззаконность, что позволило ему в дальнейшем все чаще вступать в отношения семантической и функциональной эквивалентности с самим существительным lechery, а примерно с конца XV в. употребляться наряду с ним для обозначения греха похоти. Это позволяет говорить о том, что процесс специализации и уточнения значения слова lust сопровождался повышением уровня его абстракции, отвлеченности, о чем свидетельствует, в частности, постепенная утрата изучаемой лексемой формы множественного числа.

Примечательно, что толковые словари современного английского языка в качестве основного обычно фиксируют то значение существительного lust (вожделение, похоть, неумеренное сексуальное желание, не связанное с чувством любви или привязанности), которое выдвинулось на первый план именно в рамках средневекового религиозного дискурса. Что касается таких широко распространенных в древнеанглийский и среднеанглийский периоды значений, как удовольствие, радость, склонность к чему-то, увлечение, то они если и приводятся в словарях, то всегда в качестве устаревших с пометкой obs. (уст.).

Постепенная утрата словом lust большей части тех значений, которые были присущи ему на более ранних этапах его развития, сопровождалась, как следует из всего сказанного выше, другим историческим процессом, а именно появлением у него устойчивой отрицательной морально-этической оценки, закрепленной в языковом узусе.

Описанные процессы были обусловлены, на наш взгляд, прежде всего высоким уровнем воспроизводимости и особой социальной значимостью типовых для лексемы в рамках религиозного дискурса контекстов употребления, направленных на формирование в средневековом обществе определенных морально-этических норм и установок. Это не могло не способствовать широкому распространению и в других общественных сферах употребления языка, где они выступали в качестве инодискурсных включений.

В связи с этим достаточно напомнить, что тема семи смертных грехов, которая сыграла важную роль в процессе специализации значения лексемы lust, была в XIII-XV вв. одной из ведущих тем западно-христианского дискурса в целом. Важно отметить и то, что вскоре эта тематика выходит за пределы собственно религиозного дискурса.

Ярким свидетельством здесь служат, в частности, «Кентерберийские рассказы» Дж. Чосера, особенно заключительный - «Рассказ Священника», который включает в себя подробное описание семи смертных грехов, а также наставления относительно того, как их избежать. Неудивительно поэтому, что в данном произведении, как и во многих других средневековых произведениях различной дискурсивной и жанровой разновидности, широко используются не только сами христианские темы и мотивы, но и традиционные для религиозного дискурса языковые средства их реализации, поскольку характерные для религии «заветные смыслы» неотделимы от их первоначальной формы выражения13.

Вместе с тем есть основания полагать, что конкретный характер протекания описанных выше процессов зависит не только от свойств дискурсного пространства, но и от природы самих лексем. Известно, в частности, что отдельные лексикосемантические группы и классы слов в ходе своей эволюции испытывают неодинаковую степень зависимости от факторов объективного и субъективного порядка. К последним прежде всего относится классифицирующая деятельность человеческого сознания. Давно замечено, что у одних и тех же объектов могут выделяться различные признаки, в результате чего даже при стабильности предметов (в широком смысле) объективного мира происходят изменения и сдвиги в системе их номинации.

Особую роль классифицирующая деятельность сознания играет в развитии смысловой структуры абстрактных (отвлеченных) лексических единиц, являющихся названиями элементов нематериального духовного мира (чувства, ощущения, этические и эстетические понятия, создания человеческой фантазии). Их основным признаком, по мнению многих исследователей, является отсутствие денотата (нулевой денотат), который существовал бы в виде отдельного предмета объективной и непосредственно наблюдаемой действительности.

О подобных лексемах, созданных «языковым определением», говорят как о «нежестких десигнаторах». Их также называют номинальными, «ибо они вычленяются самим существованием имени по определению, т.е. по совокупности выбранных признаков, которые сочтено необходимым подвести под одну крышу - тело знака - номинально»14.

Все это, безусловно, относится и к лексическим единицам морально-этической сферы, которые обозначают сущности, сконструированные нашим сознанием, и ориентированы не на объективный мир, а на познающего субъекта, проявляющего себя в дискурсивной деятельности. Этим в первую очередь и объясняется необходимость привлечения дискурс-анализа к изучению исторического развития семантики рассматриваемого типа лексем.

Именно дискурс-анализ позволяет, в частности, выявлять тематически ограниченные, но социально значимые группы контекстов, с которыми, как правило, оказываются связаны все первоначальные сдвиги в смысловой структуре лексем, ведущие к ее существенному преобразованию. Что касается отражения подобных изменений в языковом узусе, то этот процесс во многом зависит, как можно предположить, от частотности употребления указанных тематических контекстов к

Похожие работы

< 1 2 3 >