Асоциальные религии: церковь Сатаны Антона ЛаВея

Вся предшествующая жизнь ЛаВея, казалось, готовила его к будущей роли. Среди его прародителей были грузины, румыны и эльзасцы, включая бабушку

Асоциальные религии: церковь Сатаны Антона ЛаВея

Информация

Социология

Другие материалы по предмету

Социология

Сдать работу со 100% гаранией

Жизненный путь

Антона Шандора ЛаВея

 

Вся предшествующая жизнь ЛаВея, казалось, готовила его к будущей роли. Среди его прародителей были грузины, румыны и эльзасцы, включая бабушку цыганских кровей, которая поведала ему легенды о вампирах и колдунах из своей родной Трансильвании. С пяти лет юный ЛаВей зачитывался такими журналами, как Weird Tales (Таинственные истории) и такими книгами, как "Франкенштейн" Мэри Шелли и "Дракула" Брема Стокера. Несмотря на то, что Антон отличался от других детей, они всегда выбирали его лидером на маршах и маневрах, играя в войну. В 1942 году, когда ЛаВею было 12 лет, его увлечение оловянными солдатиками переросло в интерес ко Второй Мировой войне. Он с головой ушел в военные пособия и обнаружил, что армейское снаряжение и боеприпасы могут быть куплены с такой же легкостью, как и товары в супермаркете, и затем использованы для порабощения наций. Уже тогда в его голове начала формироваться идея о том, что в противоположность утверждениям христианской библии Земля будет унаследована не слабыми, а сильными. Ко времени окончания школы ЛаВей сделался странным вундеркиндом. Он посвятил свободное от школьных занятий время серьезному изучению музыки, метафизики и секретов оккультизма. В 15 лет он был вторым гобоистом Большом Симфоническом оркестра Сан-Франциско. Из-за наскучившей ему школьной программы ЛаВей оставил учебу в выпускном классе, покинул дом и присоединился к цирку Клайда Битти в качестве рабочего по клеткам. В его обязанности входило поить и кормить львов и тигров. Дрессировщик Битти заметил, что ЛаВей не чувствует страха, работая с большими кошками, и сделал его своим помощником. С детства охваченный страстью к искусствам и культуре, ЛаВей не был удовлетворен возбуждением от укрощения обитателей джунглей и работе с ними на арене В возрасте 10 лет он сам на слух научился играть на пианино. Это умение пригодилось ему, когда штатный цирковой музыкант перед выступлением напился в стельку, ЛаВей вызвался заменить его, уверенный в том, что сможет освоить незнакомую органную клавиатуру в достаточной степени, чтобы исполнить фоновую музыку. Однако, оказалось, что он знает больше мелодий и играет лучше основного органиста, поэтому Битти, рассчитавшись с пьяницей, посадил за инструмент ЛаВея. Он аккомпанировал многим известным цирковым артистам того времени: Хьюго Заккини при исполнении его номера Человек-ядро, акробатам на проволоке Уоллендас. Когда ЛаВею исполнилось 18 лет, он оставил цирк и присоединился к карнавалу. Там он стал ассистентом фокусника, выучился гипнозу и больше времени стал посвящать изучению оккультизма. Складывалась любопытная комбинация. С одной стороны, он работал в атмосфере самой что ни на есть плотской жизни: чувственная музыка, запах опилок и диких зверей, номера, в которых малейшая задержка могла привести к гибели, выступления, требовавшие молодости и силы, выбрасывавшие состарившихся как прошлогоднюю одежду; мир физического возбуждения и волшебной притягательности. С другой стороны, работа с магией темной стороны человеческого мозга. Вероятно, именно эта странная смесь и пробудила в нем иную точку зрения на человеческую природу. "Субботним вечером", - вспоминал ЛаВей, - "я видел мужчин, пожирающих взглядами полуголых танцовщиц на карнавале. А в воскресенье утром, когда я играл на органе у палаточных евангелистов на другом конце карнавала, я видел на скамейках тех же самых мужчин с женами и детьми, и эти мужчины просили бога простить их и очистить от плотских желаний. В следующий субботний вечер они снова были на карнавале или в другом месте, потворствуя своим желаниям. Уже тогда я знал, что христианская церковь процветала на лицемерии, а человеческая природа находила выход несмотря на все ухищрения, при помощи которой белосветные религии ее выжигали и вычищали". Уже тогда, еще сам того не осознавая, ЛаВей был на пути кристаллизации религии, послужившей антитезой христианскому и иудаистскому наследию. Это была древняя религия, древнее христианства и иудаизма. Но она еще никогда доселе не была определена и облечена в ритуальную форму. Эта задача и должна была стать ролью ЛаВея в цивилизации ХХ-го века. После того, как в 1951-м году ЛаВей женился в возрасте 21-го года, он покинул волшебный мир карнавала, чтобы посвятить себя занятию, более подходящему для обустройства крыши над головой. Он поступил на факультет криминологии Городского Колледжа Сан-Франциско. Затем он получил свою первую конформистскую работу - место фотографа в Департаменте Полиции Сан-Франциско. Как выяснилось позже, эта работа дала ему столько же, сколько и другие, в развитии идеи Сатанизма, как образа жизни. "Я увидел самую кровавую и мрачную сторону человеческой природы", - вспоминал ЛаВей в одной из бесед, - "людей, застреленных психами, зарезанных своими друзьями, детей, размазанных по сточным канавам водителями, скрывшимися с места происшествия. Это было отвратительно и гнетуще, я спрашивал себя: "Где же Бог?" Я начал ненавидеть ханжеское отношение к насилию со стороны людей, повторявших: на то воля божья". ЛаВей покинул эту работу с чувством отвращения и три года спустя снова стал играть на органе, чтобы заработать на жизнь, на сей раз в ночных клубах и театрах, параллельно продолжая изучение предмета страсти всей своей жизни - черных искусств. Раз в неделю он читал лекции на мистические темы: привидения, экстрасенсорика, сны, вампиры, оборотни, гадание, церемониальная магия и т. д. Эти лекции привлекали множество людей, которые были или стали впоследствии известны в кругах искусства, науки и бизнеса. Постепенно из этой группы образовался "Магический Круг". Главной целью Круга стали встречи для исполнения магических ритуалов, раскопанных или изобретенных ЛаВеем. Он накопил целую библиотеку на тему Черной Мессы и других знаменитых церемоний, совершавшихся такими группами, как тамплиеры во Франции XIV-го века, Клуб Адского Огня и Золотая Заря в Англии XVIII-го и ХIХ-го веков соответственно. Задачей этих тайных орденов стало богохульство, высмеивание христианской церкви и обращение к Дьяволу как антропоморфному божеству, противоположному богу. С точки зрения ЛаВея Дьявол был вовсе не таким. Он, по его мнению, представлял темную, скрытую силу природы, ответственную за свершение дел земных, которой ни наука, ни религия не дала никакого объяснения. Сатана ЛаВея является "духом прогресса, вдохновителем всех великих движений, причастным к развитию цивилизации и прогрессу человечества. Он - дух восстания, ведущего к свободе, воплощение всех освобождающих ересей" В последнюю ночь апреля 1966-го года, - Вальпургиеву ночь, самого важного праздника магии и колдовства, ЛаВей в соответствии с магической традицией ритуально обрил голову и объявил о создании Церкви Сатаны. Для того, чтобы все признавали в нем священника, он начал носить клерикальный воротничок. Но, побритая на манер Чингисхана голова, мефистофелевская бородка и узкие глаза придавали ему демонический вид, необходимый для сана верховного жреца церкви Дьявола на земле. "С одной стороны", - объяснял свои намерения ЛаВей, - "назвав эту затею церковью, я получил возможность следовать магической формуле успеха, состоящей из одной части надругательства и девяти частей социальной респектабельности. Но главной целью было собрать единомышленников для использования общей энергии в призыве темной природной силы, зовущейся Сатаной". Как отмечал ЛаВей, другие церкви базировали свое учение на поклонении духу и отрицании плоти и интеллекта. Он же осознал необходимость церкви, которая снова возвела бы разум человеческий и его плотские желания в ранг объектов поклонения. Рациональный интерес к себе должен поощряться и здоровое эго должно побеждать. Он осознал, что старая концепция Черной Мессы, заключавшаяся в сатире на христианское богослужение уже отжила свое и стала, по словам ЛаВея, "понуканием дохлой лошади". Вместо самоуничижительных христианских служб ЛаВей начал практиковать веселые психодрамы, изгоняя ограничения и гнет религий белого света. В самой христианской церкви в то время происходила революция против ортодоксальных ритуалов и традиций. Стало популярным утверждение "бог мертв". Так же и альтернативные ритуалы, разработанные ЛаВеем, хотя и сохранили некоторые уловки древних ритуалов, превратились из негативного насмехательства в позитивные формы празднования и очищения: Сатанинские свадьбы, освящающие удовольствия плоти, похороны, лишенные ханжеской банальности, ритуалы вожделения, помогающие людям реализовать их сексуальные мечтания, ритуалы уничтожения, позволявшие членам Церкви Сатаны побеждать своих врагов. В особых случаях, таких, как посвящения, свадьбы и похороны во имя Дьявола, освещение в прессе было феноменальным. В 1967 году газеты, что посылали репортеров в Церковь Сатаны, вынуждены были направлять их не только в Сан-Франциско, но и через Тихий океан в Токио и через Атлантику в Париж. Фото обнаженной женщины, едва прикрытой шкурой леопарда, служившей алтарем Сатаны в сочиненной ЛаВеем брачной церемонии, было послано телеграфными агентствами во все ежедневные газеты и было напечатано в таких бастионах масс-медиа, как лос-анджелесская "Таймс". В результате гроты (вместо традиционных шабашей), вдохновленные Церковью Сатаны, распространились по всему миру, доказывая тем самым одно из главных ЛаВеевских утверждений: "Дьявол жив и весьма популярен у большого числа людей". Конечно же, ЛаВей постоянно напоминал тем, кто был в состоянии слушать, что Дьявол для него и его последователей не был стереотипным малым, разряженным в красное трико, с рогами, хвостом и трезубцем, а являл собой темные силы природы, которые человеческие существа только начали пробовать использовать. Но как же он увязывал это со своим обликом: черная ряса и рога? Он объяснял это так: "Людям нужен ритуал с символами, подобным тем, что украшают футбольные команды,

Похожие работы

1 2 >