Архитектура в Ростове-на-Дону

Несколько наиболее важных штрихов из его биографии. Прежде всего о семье, в которой он родился и вырос. В фондах Ростовского

Архитектура в Ростове-на-Дону

Информация

Культура и искусство

Другие материалы по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией
ном из дел ростовский архитектор Артур Георгиевич Токарев, профессионально изучающий историю архитектуры Ростова 20-30-х годов, нашел краткие сведения такого рода: "И.П. Смирнов, сотрудник СКОПС и он же техник жилсоюза 1928 и 1929 годов"4.

Знакомство с историей строительства Дворца Труда в Ленгородке по одноименной статье А.Г. Токарева)5 и сопоставление ее с вышеприведенным документом (Справкой от 28.10.1927 за № 344) показывает, что И.П. Смирнов был приглашен для участия в проектировании уникального здания архитектором Л.Ф. Эбергом, под именем которого здание и вошло в историю архитектуры Ростова после того, как были отстранены от дел другие ростовские архитекторы, разработчики проекта здания, а именно: Г.Н. Васильев, А. Маркелов, М. Кондратьев, Н. Мельников. «В фондах ГАРО сохранились документы, позволяющие составить представление о проекте Кондратьева-Маркелова, пишет А.Г. Токарев5. Несмотря на то, что в соавторах проекта числятся Маркелов и Мельников, судя по документам, в основном разработкой проекта занимался Кондратьев. Кроме некоторых текстовых документов, сохранились варианты генерального плана, поэтажные планы, проект фасадов и башни Дворца Труда. Генеральный план Дворца Труда (в том числе и контур здания), на котором стоит дата 4 июня 1926 года, полностью соответствует осуществленному впоследствии варианту»5.

Все эти перепетии личностных взаимоотношений с политическим оттенком, имевшие место в среде ростовских архитекторов, не касались молодого помощника архитектора. С 26 декабря 1926 года он самозабвенно включился в работу по проектированию интерьеров уникального здания, очень гордился, что ему одному из многих доверили такой важный объект, и занимался им вплоть до мая 1927 года. Это был первый серьезный успех И.П. Смирнова на архитектурном поприще: сохранились копии его расчетов, чертежей. Но, увы, как было принято в те годы, имя И.П. Смирнова в документах по проектированию Дворца Труда, не упоминается. Все заслуги по проектированию здания приписываются главному архитектору Л.Ф. Эбергу.

Нам не узнать теперь какие же чувства испытывал Игорь Петрович в связи с тем, что остался безымянным в истории строительства Дворца Труда. Но опыт он приобрел, и имя его зазвучало в архитектурной среде Ростова.

В 1928-1929 годах он, будучи сотрудником СКОПС СКЖД, а также техником жилсоюза4, стал проектировать жилые дома квартала железнодорожников в Ростове. В частности, по его проекту в 1934 году были введены в строй два жилых здания по ул. Верхней Нольной, в одном из которых он получает 3-х комнатную квартиру4.

В 30-е годы Игорь Петрович - в расцвете своих творческих и физических сил. В 1934 году его пригласили работать по совместительству в проектное бюро строительства драматического театра в Ростове.

Известно, что здание Ростовского драматического театра строилось по проекту академика архитектуры В.А. Щуко и профессора В.Г. Гельфрейха (впоследствии тоже академика). Однако, интерьеры театра разрабатывали ростовские архитекторы. Об этом в современной литературе мы можем прочитать следующее: «Авторы проекта вместе с начальником строительства А.М. Стамблером, архитектором Л.Ф. Эбергом, инженерами и рабочими совершенствовали свои замыслы»6.

И опять встречается имя Л.Ф. Эберга и нигде не упоминается И.П. Смирнов. Между тем, документы свидетельствуют о том, что Игорь Петрович активно работал в проектном бюро на строительстве драмтеатра.

В семейном архиве сохранились, сделанные его рукой, рисунки интерьера театра, которые были в точности использованы при строительстве здания театра. Иллюстрированным свидетельством тому являются уникальные книги, изданные в Ростове в 1935 и 1936 годах. Эти редкие издания хранятся в краеведческом отделе Донской публичной библиотеки7.

А также документы, которые сохранила Ольга Игоревна Смирнова в своей семье. Вот они: Копия Распоряжения № 126 по Стройотделу СКЖД от 28 сентября 1934 года8 и черновые записки самого Игоря Петровича по поводу указанного распоряжения. Они свидетельствуют о том, что И.П. Смирнов будучи работником Управления Северо-Кавказской железной дороги был приглашен в проектное бюро строительства гортеатра по совместительству, которое в те годы расценивалось не иначе, как взяточничество со всеми вытекающими отсюда последствиями: за совместительство полагалась статья 116 Уголовного Кодекса. Игорю Петровичу был вынесен строгий выговор с занесением в личное дело. Начальник стройотделва СКЖД Кальнин 28.09.34 г., подписав это Распоряжение потребовал от Смирнова прекращения участия в строительстве театра. Судя по черновым запискам Игоря Петровича руководство проектными работами театра этого не допустило. В Управление СКЖД поступило ходатайство, подписанное ответственными руководителями с просьбой оставить архитектора Смирнова на строительстве театра по совместительству.

Интересно мнение самого Игоря Петровича об этой работе:"работать по проектированию на такой исключительно в архитектурном и техническом отношении стройке выпадает далеко и далеко не каждому архитектору. Работать под руководством таких мастеров как академик Щуко и профессор Гельфрейх в сотрудничестве с архитектором Эбергом и [С...] является для меня и честью и огромной школой. Разработка проекта театра... в отношении наружной и внутренней архитектуры его является широчайшим полем... и фактом моей творческой биографии [неразборчиво], поэтому оставление работы по строительству гортеатра явилось бы для меня величайшей потерей и я хотел бы оказать[...]. На основании вышеизложенного прошу сложить с меня взыскание как недостаточно обоснованное, а также не препятствовать моей дальнейшей работе по проектированию гортеатра во внеурочное время. Полагаю, что опыт и навыки, приобретенные мною на этой работе могут пригодиться для моей работы на железной дороге. Просьбу строительства гортеатра о нечинении мне препятствий к дальнейшей работе в Проектном бюро строительства прилагаю".

В этой записке, написанной в 1934 году виден и характер, и смелость, которая была нужна ее автору, чтобы в такое сложное время думать о любимом деле и совсем не думать о себе.

Игорь Петрович остался на строительстве театра. Однако, пролистав уникальную книгу 1935 года выпуска7, которая рассказывает о тех, кто строил это здание, мы не встретим здесь имя И.П. Смирнова. Зато на отдельных листах помещены фотографии партийных деятелей Азово-Черноморского края, при которых велось строительство театра: секретаря Азово-Черноморского краевого комитета ВКП/б/ М.М. Малинова, председателя Азово-Черноморского крайисполкома В.Ф. Ларина; отдельные очерки в книге рассказывают о людях стройки: лучшей мотористке на строительстве театра Мили Зеньковской /с. 78-83/, стороже товарище Явно и начальнике стройки Стамблере, высококвалифицированных столярах отце и сыне Синчиных, каменотесе Шилякове и др. строителях новой жизни. Не должно было быть на советской стройке людей с таким происхождением как Игорь Смирнов. Однако, труд его, голова, знания были нужны, но сам он был обязан затеряться во времени.

Наверное, такие горькие мысли приходили в голову Игорю Петровичу тогда, когда в Ростове 29 ноября 1935 года состоялось открытие театра.

«Это был настоящий народный праздник. Допоздна по ярко освещенной площади двигались бесконечные колонны демонстрантов. В праздновании участвовали не только многие тысячи жителей Ростова, но и делегации других городов, совхозов и колхозов»9.

Тем не менее творческие результаты были налицо. И в 1935 году Игорь Петрович становится членом Ростовского областного отделения Союза Советских архитекторов. Работает он не только в Ростове, его приглашают и в другие города страны. См.: проект спального корпуса для Дома отдыха в Макопсе (Краснодарский край 1936).

А в Ростове он проектирует вокзал Сельмаш.

5 сентября 1937 года газета «Молот» восторженно писала: «Это новый вокзал, выстроенный по специальному решению правительства для нужд рабочих, завода и вступивший вчера в нормальную эксплуатацию...»

В статье налицо штрихи сталинской эпохи: дорога носит имя Ворошилова, а в тексте - попытки указать на врагов народа, которые мешают строить новую жизнь. Оказывается, что "Сотни рабочих завода, живущих в окрестностях Ростова и его пригородах вынуждены были ожидать поезда под открытым небом... Многочисленные требования рабочих построить помещение для ожидания поездов попадали в руки троцкистско-бухаринских бандитов, орудовавших на заводе и, естественно, оставались без ответа. Только после разоблачения и разгрома презренных агентов японо-германского фашизма заявления рабочих увидели свет, попали в Москву и были удовлетворены. Правительство Союза обязало НКПС быстро выстроить в поселке Сельмаш просторный, светлый культурный вокзал и отпустило для этого свыше 500 тысяч рублей. И вот уже готово вокзальное здание новой станции Сельмаш, выстроенное по проекту архитектора Смирнова за 9 месяцев. Как по своему внешнему виду, так и по внутренней отделке и оборудованию новый вокзал не имеет себе равных на дороге имени Ворошилова»10.

Любопытен и весьма современен такой штрих: «Кажется невероятным факт, что за день до открытия станции заводоуправление Сельмаша распорядилось выключить здесь свет. Между тем вокзал предназначен, главным образом для нужд завода, и в интересах заводоуправления было помочь построить его поскорее и получше»10.

Нельзя не отметить, что эта статья - единственное доказательство в литературе о факте архитектурного творчества И. П. Смирнова.

Но вернемся к страницам его биографии... В свободное время Игорь Петрович увлекается спортом, в частности хоккеем и большим теннисом /фото/, создает женскую команду хоккея на траве. Участвует в краевых и всесоюзных соревнованиях по теннису, занимая призовые места в командных и личных соревнованиях. Он входил с пятерку сильнейших теннисистов края. В семье О.И. Сми

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 > >>