Архетип трикстера в романе Ч. Диккенса "Посметрные записки пиквикского клуба"

Как раз в то самое время, когда развертывается эта пасторальная сцена, Сэм Уэллер, хоть он и полон восхищения прелестным днем,

Архетип трикстера в романе Ч. Диккенса Посметрные записки пиквикского клуба

Информация

Литература

Другие материалы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией

Содержание

 

Введение

Глава 1. Специфика архетипа трикстера

Глава 2. Особенности актуализации трикстера в романе Ч.Диккенса «Посмертные записки Пиквикского клуба»

Заключение

Список литературы

 

Введение

 

Тема нашей курсовой работы - «Архетип трикстера в романе Ч.Диккенса Посметрные записки пиквикского клуба». Причина обращения к теме состоит в стремлении изучить характер трансформации мифов о культурном герое-трикстере в процессе формирования образа трикстера в современной культуре на основании исследования первого романа английского писателя Ч.Диккенса. Постановка этой проблемы делает возможным дальнейшие исследования, направленные на выяснение причин распространенности и модификаций этого образа.

Будучи одной из поистине универсальных фигур в мировой мифологии, трикстер традиционно рассматривается как пародийный спутник (дублер) культурного героя: его враг или неумелый подражатель-соперник. Трикстер находится на границе игры и действительности. Сама жизнь по трикстеру оформлена особым игровым образом. По правилам, которые он задает, живут все окружающие его. Недаром человек чувствует себя игрушкой в руках «случая», который парализует его волю и действия.

Трикстер задает динамику и направление развития мира и управляет элементами мира. Культурный герой создает нечто, чему его антипод трикстер придумывает противоположный элемент.

Трикстер - это та самая неожиданность, случайность, которая всегда некстати и которая всегда держит в напряжении, в готовности к ответному действию. Каждый элемент мира оказывается запрограммированным на ожидание своего «отрицания». Задача трикстера не разрушить, а вызвать ответную реакцию, которая обернется новым созиданием. Пока в мире идет подобный диалог - мир живет и развивается.

Актуальность. Трикстер представляет собой один из наиболее значимых образов, присутствующий в своих различных манифестациях на всех этапах человеческой культуры. Актуальность данной курсовой работы заключается в разрешении вопроса об архетипе трикстера, который исследован не до конца, т.к источников на русском языке сравнительно мало.

Цель: Раскрыть значение образа трикстера и проанализировать специфику его актуализации в романе Ч. Диккенса «Посмертные записки Пиквикского клуба».

Задачи:

) Сформулировать представление об архетипе трикстера;

) Проанализировать произведение Ч.Диккенса на предмет выявления архетипа трикстера;

) Определить значение, которое приобретает образ трикстера в романе Ч. Диккенса.

Основными методами, применёнными в исследовании, являются аналитический, сравнительно-исторический, описательный и сопоставительный.

Структура: курсовая работа состоит из двух глав. Содержание первой главы посвящено выявлению особенностей архетипа трикстера на основе изучения исследовательской литературы.

Вторая глава представляет собой исследование конкретного произведения. Основная задача - показать в произведении Ч.Диккенса «Посмертные записки Пиквикского клуба» образ трикстра - Сэма Уэллера и доказать это на соответствующих примерах из текста.

 

Глава 1. Специфика архетипа трикстера

 

Трикстер (англ. trickster - обманщик, ловкач), архаический персонаж ранней мифологии практически всех народов земли. Термин введен в научный обиход американским антропологом Полом Радиным, впервые предпринявшим исследование архетипа трикстера в культурологическом анализе мифологии индейцев виннебаго в 1956 г. Впоследствии трикстер становился предметом исследования множества ученых - философов, антропологов, культурологов, фольклористов, театроведов и др. К концу 20 в. в философии и культурологии трикстер был признан одним из основополагающих персонажей человеческой культуры.

Трикстер переполнен энтузиазмом, вносит в действие оживление (проще говоря, учиняет хаос и беспорядки). Он может открыто издеваться над другими персонажами, в том числе над представителями власти и за это ему редко что бывает, но даже если заслуженная кара настигнет трикстера, то он все равно не прекратит своей бурной деятельности благодаря своему неукротимому веселому духу.

Часто трикстер выступает под маской божества или полубога: египетский Сет, скандинавский Локи, греческий Геркулес и т.д. В подавляющем большинстве мифов трикстер - «второй» творец мира; в определенном смысле он является комическим дублером культурного героя. Однако двойственность, амбивалентность заложена в самом трикстере и является его основополагающим свойством: он то остроумен, активен, находчив; то - ленив, невежествен и глуп. Для него не существует ни моральных, ни социальных ценностей; он руководствуется лишь собственными страстями и аппетитами, и, несмотря на это, только благодаря его деяниям все ценности обретают свое настоящее значение.

От трикстера ведут свою родословную традиционные персонажи народного кукольного театра разных стран: Петрушка, Панч, Пульчинелла, Гансвурст, Видушака, Карагез, Палван-Качал и т.д. Они несомненно обладают трикстеровской амбивалентностью, отсутствием нравственного абсолюта, плутовством, коварством, жестокостью и простодушием; склонностью попадать в дурацкие ситуации и при этом выходить из них победителем.

Трикстер дает импульс непредсказуемого изменения действительности, ибо вечность возможна лишь при условии «взрывной» проверки того, что возведено падшим человеком «в ранг вечного».

Трикстер - это ребенок, точнее, тот, о котором мы можем сказать: «Его душа есть душа ребенка, его дух есть дух философа». Это ребенок, еще не отделяющий тела от мира, трогающий собственную кожу, враждующий и играющий с частями тела, и первоначально познающий их как нечто отстраненное, чуждое.

В повседневной жизни человек слеп. Чтобы реальность стала зримой, необходимы некие исключительные обстоятельства, необходимо творчество. Но это не простое творчество, а творчество, не имеющее никакой ценности с точки зрения социума, творчество, не созидающее, но разрушающее мир.

Образ трикстера зарождается в ранних мифологиях. В наше время трикстер скорее имя нарицательное, объединяющее множество персонажей фольклора, литературы, искусства, что говорит о хаосе, присущем нынешней культуре в целом, а на заре человеческой истории каждая культура знала своего трикстера, с которого, собственно, и брал начало миф народа, этноса.

Трикстериада занимает в исследовательской литературе [1, 2, 4, 5] весьма заметное место. Но в исследовательской литературе [1, 2, 4, 5] основное внимание привлекала не она [1, 2, 4, 5], а сам образ трикстера. Радин в исследовании «Трикстер - мифы североамериканских индейцев» показывает, как повествование о мифологическом плуте переходит в сказку о животных.

Архетипы находят свое содержание в народных сказаниях, мифах, легендах. Каждая легенда, каждый миф несет в себе скрытый способ решения той или иной жизненной проблемы. Хотя вопрос о том, когда, где и каким образом возник миф о Трикстере, не предполагает точного ответа, он не должен отвлекать внимание читателя от самого героя и от того, как ведется о нем рассказ. Он определяет эту манеру в ее основных чертах.

Употребление у виннебаго для обозначения Трикстера имени собственного - Вакджункага - не избавляет нас от противоречия, так как из комментария Пола Радина нам известно, что, несмотря на затемненную этимологию этого имени, оно означает «Трикстер» или «хитрец»[4]. Как мы видим, это значение имеет глубокие корни. Разъяснение, которое дает сам
рассказчик, содержит то же противоречие: «Но называя меня так, меня и вправду превратили в Глупца, Трикстера!» Каким бы ни было отношение к этой фразе, от противоречия невозможно избавиться иначе, как только упразднив самого героя. Герой, однако, гораздо более устойчив и последователен, чем те истории, которые о нем рассказываются.

Соединение культурного героя и «божественного шута» П. Радин относит ко времени появления человека в качестве социального существа (в отличие от животного). В проанализированном им североамериканском цикле мифов о Вакджункаге[4] Радин усматривает изображение эволюции человека от природной стихийности к героической сознательности. Специалист по античной мифологии К. Кереньи, признавая фигуру трикстера весьма древней, связывает её с так называемой «поздней архаикой»[4.С.265], стилю которой свойственны груборазвлекательные моменты. Двойной аспект восприятия мира и человеческой жизни существовал уже на самых ранних стадиях развития культуры. В фольклоре первобытных народов рядом с серьезными (по организации и тону) культами существовали и смеховые культы, высмеивавшие и срамословившие божество ("ритуальный смех"), рядом с серьезными мифами - мифы смеховые и бранные, рядом с героями - их пародийные двойники-дублеры.

К.Г. Юнг, основатель аналитической психологии, утверждал, что существуют психические структуры (архетипы), присутствующие в каждом из нас[2. С.142]. Т.е. так же как гены определяют наше физиологическое развитие, так архетипы определяют характер нашего психологического развития. Он рассматривал трикстера как архетип, воплощающий антисоциальные, инфантильные и неприемлемые аспекты «я».

Тема трикстера возникает не только в мифической форме, она проявляется и у современного человека. Всегда, когда он попадает в сеть «случайностей», которые с явной злонамеренностью препятствуют его воле и его действиям, он говорит о «порче» и «сглазе» или о «законе подлости». Юнг определил этот компонент образа, назвав его «тенью». Он утверждает, что мы не осознаем того факта, что в карнавальных обычаях и им подобных присутствуют пережитки коллективного образа тени. Под воздейст

Похожие работы

1 2 3 4 > >>