Арабское житие св. Иоанна Дамаскина

Для большинства людей, желающих ознакомиться с историей божественных мужей и блаженных святых отцов, слава которых превышает других достойных и ученых,

Арабское житие св. Иоанна Дамаскина

Информация

Культура и искусство

Другие материалы по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией
н тотчас задремал и увидел во сне Милосердную, в Ее виде и образе, Которая взирала на него Своими глазами и говорила: "Рука твоя исцелена. Сдержи свое слово Богу твоему и не откладывай обещания своего". Иоанн проснулся в радости и веселье, стал на ноги с благодарственной молитвой и тотчас запел то, что подобало быстроте ответа на его мольбу и полному исцелению в самое короткое время, подобно древним, известным чудесам, описанным в прошедшие времена. Он совершал свою молитву в продолжении ночи, непрестанно находясь в своей комнате, благодаря Всевышнего Бога и возглашая о Его блестящих чудесах и обилии прекрасных милостей. Но дело Иоанна не укрылось от врагов его, которые наклеветали на него эмиру, будто у Иоанна не была отрезана рука; но он дал денег, и была отрезана рука другого человека, а не его, так как он в своем доме очень радуется своему состоянию.

И позвал его эмир. Когда же он рассмотрел след отрезанной части на его руке, он удивился случаю с ним и сказал ему: "Какой врач лечил тебя и что ты употреблял для своего излечения?" И ответил ему Иоанн громким голосом и с восторгом, превосходящим проповедника, следующее:"Мой Христос искусный врач. Он может сделать все, что ни пожелает. Поэтому для Него не трудно было исцелить меня, и Он быстро исполнил мое дело".

И сказал ему эмир: "Как кажется моей мысли, ты свободен от подозрения, в котором мы тебя держали. Мы просим У тебя прощения за него и за то, что мы столь поспешно пошли ему на встречу. Возвращайся на свою службу и на свою должность. С этого дня мы не будем поступать без твоего приказания и не будем противодействовать твоему суждению и совету".

Тогда Иоанн упал на землю перед ним, оставался в таком положении долгое время и просил его простить его и отпустить его по пути Господа его, по тому пути, который он избрал и который угоден Богу. После большого усилия и труда, он согласился отпустить его. И отправился (Иоанн) тотчас в свой дом и разделил большую часть своего имущества бедным и нуждающимся. Потом он пустился и в путь в Иерусалим и направился в монастырь св. Саввы. в сопровождении Косьмы, который воспитывался в доме отца его и был соучастником его в науке и образовании; вследствие стремления их пойти по пути более славному по положению и более высокому по достоинству, они должны были облечься в почетное монашеское одеяние и приять его честное легкое бремя. Когда Иоанн обратился к настоятелю монастыря с просьбою (разрешить ему) поселиться у него и принять монашество, тот очень обрадовался его приходу и усерднейше хвалил его стремление. Вследствие его великой славы, возвышенного положения и почитания его, (настоятель) желал, чтобы один из выдающихся и совершенных старцев принял к себе Иоанна, для руководительства его жизнью сообразно с почетом, которого он заслуживал и который ему подобал, и чтобы он научил Иоанна монашескому житию без тех тяжелых трудов, которые связываются с путями святых отцов и совершенных подвижников. Но старец уклонился принять Иоанна и просил настоятеля поручить его другому. После того как. Настоятель переговорил с большинством старцев по этому вопросу, они не склонились к его желанию, но приводили ему основания, говоря следующее: "Этот муж высок по положению, богат совершенствами и велик значением, так что ему нельзя покоряться нашим приказаниям и подчиняться нашим велениям. И мы просим тебя, чтобы ты избавил нас от него". Когда вопрос о нем принял такое положение и затянулся, пришел к настоятелю один из духовных, простых старцев и сказал ему: "Я возьму на себя руководительство Иоанном". И поручил настоятель ему Иоанна.

Когда он прошел с ним в его келью, старец начал наставлять его, говоря следующее: "Я ставлю тебе, мой духовный сын, условием, чтобы ты отбросил от себя все мирские образы и их суетные, ввергающие в заблуждение превратности. Все то, что ты будешь видеть, что делаю я то же самое, подобно мне, делай и ты. И не возносись знанием, которое ты приобрел; знание монашеское и подвижническое не ниже его, но гораздо выше его по своему положению и мудрости, Старайся порвать с твоими увлечениями и делать то, что противоречит твоему удовольствию. Не делай никакого дела без моего указания и совета. Не пиши никому писем. О мирских науках, которые ты изучил, не говори и не вспоминай вовсе". Иоанн сей склонил перед ним свою голову, поклонился ему и обещал в совершенстве и вполне следовать его завету и указанию.

После того, как он остался у него продолжительное время, наставник его пожелал испытать его повиновение и испробовать, до какой степени доходит он в своей добродетели. Он сказал ему: "Духовный сын мой! Я узнал, что работа наша, т. е. корзинки, требуется в Дамаске; а у нас их набралось много. Встань, пойди в город, продай их и деньги за них принеси, так как мы в них нуждаемся на наши расходы". После этого (наставник) велел ему нести корзины и назначил ему за них двойную цену, чтобы он не мог быстро и легко их продать. Когда (Иоанн), придя с ними в Дамаск, ходил по площади с корзинками и не находил покупателя вследствие большой цены их и его прибавки к их настоящей цене, то увидел его один из рабов, служивших ему раньше. Он узнал (Иоанна), но не показал ему, что он узнал его; он почувствовал к нему сострадание, пожалел его и дал ему всю цену, которую тот просил. (Иоанн) взял от него деньги и возвратился к своему наставнику, увенчав себя венцом победы, одержав верх над демоном гордости и высокомерия.

Однажды умер старец-монах, бывший соседом наставника Иоанна. У него был родной брат, который сильно печалился вследствие разлуки с ним и не мог удержаться от плача и скорби всякий раз, как вспоминал о нем. И просил (брат) авву Иоанна составить для него благозвучный тропарь в виде утешения в его скорби, чтобы он его произносил и утешался, когда будет читать его и отвлекаться им от рыданий, которые для него бесполезны. И отвечал ему Иоанн, усиленно уклоняясь (от этого), следующими словами: "Я боюсь порицания со стороны старца, моего наставника, (за нарушение) того, в чем я ему обязался в начале моего монашества". И сказал ему монах, который просил его: "Я не сообщу о нем и не буду произносить его иначе, как наедине". И сочинил ему (Иоанн) тропарь, который до сего дня читается при погребении и которым, постоянно пользуются, (тропарь) прелестный, прекрасный, изящный, красивый, начало которого таково: "Поистине, все вещи суетны и преходящи". Иоанн начал петь его и заканчивать. В то время как он громко читал тропарь, застал Иоанна его наставник и сказал ему: "Разве я это тебе приказал? Разве я повелел тебе петь вместо того, чтобы плакать?". И сообщил ему (Иоанн) о просьбе монаха, его соседа, и просил простить ему нарушение его приговора. Но тот ответил ему: "Тебе не подобает жить со мною. Уходи поскорее от меня!"

И вышел Иоанн от него опечаленный и пошел к монастырским старцам, чтобы они попросили его наставника разрешить ему возвратиться к нему и простить ему его грех. Когда старцы пришли к его наставнику, он не принял их просьбы. Тогда один из них сказал ему: "Разве у тебя нет епитимии, чтобы наказать его, а затем принять нашу просьбу и отпустить ему его грех?".

И сказал он им: "Если он вычистит лопатою отхожие места старцев-монахов и покажет мне на этой работе свое повиновение, я возвращу его в его келью". И ушли (старцы) опечаленные и смущенные.

Увидев их, блаженный Иоанн пошел к ним навстречу, поклонился им и стал расспрашивать их о том, что по его делу приказал старец, его наставник. И отвечали они ему: "Поистине, нам оказалось так трудно склонить старца, твоего наставника, как мы и не ожидали; а именно, он согласился на епитимию, о которой мы никогда не слыхали и не знали". И сказал им (Иоанн): "Какая же это?" И сказали они ему: "Вычистишь ли ты лопатой отхожие места старцев?". И ответил им (Иоанн), с быстротою своего повиновения и совершенною приятностью своего нрава, следующими словами: "Для меня это легко сделать и не трудно выполнить". Тотчас взял он лопату и корзинку и начал работу в кельи, которая примыкала к их жилищу.

Когда увидел старец быстроту его поступка и обилие его смирения, он поспешил к нему немедленно, не дал ему окончить работы, схватил его за обе руки, целовал в голову и глаза его и сказал: "Довольно, сын мой, довольно! Ты в совершенстве высказал смирение, и даже больше, чем смирение. Тебе не нужно упражняться в иной добродетели. Иди сюда, в твою келью, с приветом и довольством, с совершенным почетом и миром!".

Немного дней спустя, наставнику его явилась во сне Владычица, которая ему сказала: "Зачем это ты преграждаешь источник и мешаешь ему течь и литься. Поистине, Иоанн предназначен, чтобы своими песнопениями украшать церкви и праздники святых, и чтобы верующие наслаждались приятностью его слов. Позволь ему говорить все, что он хочет и желает: Дух Утешителя говорит языком его". Когда настало утро, старец сказал блаженному Иоанну: "Сын мой духовный! Если отныне к тебе придет слово, которое ты "кажешь, то никто не будет тебя от него удерживать, так как Бог одобряет и любит это. Открой уста твои и говори о всем, что тебя будет вдохновлять. Мое же запрещение тебе объясняется моим невежеством и малознанием". Тогда Иоанн начал составлять каноны на святое Воскресение со стихирами и тропарями. Блаженный Косьма также занимался тем же, чем он. Они соревновали друг с другом в речах своих обилием и крепостью Божественной любви, и никогда, на протяжении их жизни, на них не нападали ни зависть, ни высокомерие.

Что касается преславного Косьмы, то, после того как он прожил значительное время в лавре св. Саввы, епископы, жившие в Иерусалиме, обратились к нему с усердною просьбою и посвятили его во епископы города Маюмы, известного: теперь под названием Мимас. Он управлял хорошо и угодно Богу и пас паству

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 >