Развитие абсолютизма в России в XVIII веке

Çàêîíîäàòåëüíûå àêòû íà÷àëà XIIIâåêà çàêðåïèëè íåîãðàíè÷åííûé õàðàêòåð öàðñêîé âëàñòè. Âìåñòî Áîÿðñêîé äóìû óêàçîì 22 ôåâðàëÿ 1711 ã. áûë ó÷ðåæäåí íîâûé

Развитие абсолютизма в России в XVIII веке

Дипломная работа

История

Другие дипломы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

 

КАРАГАНДИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. Е.А. БУКЕТОВА

 

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

 

 

 

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

 

Развитие абсолютизма в России

в XVIII веке.

 

Специальность «Всемирная история».

 

 

 

 

Научный руководитель:

к.и.н., доцент Горовой В.В.

Выполнил:

студент 5 курса

Костичану Ю.В.

 

 

 

КАРАГАНДА 2004г.

Содержание

 

Ââåäåíèå

I Глава. Предпосылки и особенности развития абсолютизма в России.

II Глава.. Реформы Петра I в развитии абсолютизма в России

2.1. Статус российского монарха.

2.2. Реформы центральных органов власти и управления.

2.3. Институт фискалов и прокуратуры.

2.4. Коллегии.

2.5. Церковная реформа.

2.6. Реформа местного управления.

2.7. Военная реформа.

2.8. Социальная политика.

2.9. Реформы в области экономики.

2.10.Реформы в области культуры и быта.

III Глава. Абсолютизм в России во второй половине XVIII века

  1. Социально экономическое развитие России со второй четверти XVIII века.

3.2. «Просвещённый абсолютизм» Екатерины II.

3.3. «Наказ». «Уложенная комиссия» 1767 года.

3.4. Внутренняя политика Екатерины II после Крестьянской войны.

3.5. Внешняя политика.

Заключение

Список литературы

Приложения

ВВЕДЕНИЕ

 

Период оформления абсолютизма в России связан с именем Петра І, период дальнейшего усиления абсолютной монархии в XVIII веке с именем Екатерины ІІ. Это имена, которые оставили в российской историографии противоречивые мнения о себе и о своей деятельности. В оценке этого времени среди историков нет и не было единогласия. По словам историка С.М.Соловьёва, Пётр І «проводил всю свою жизнь в борьбе и оставил по себе двойную память: одни благословляли его, другие проклинали».1

Русский абсолютизм начал складываться ещё в XVI веке, а в первой четверти XVIII века принимал свои окончательные формы, что давалось не без борьбы с боярской и церковной оппозицией. Активная внутренняя и внешняя политика российского абсолютизма выдвигали новые сложные потребности их идеологического обоснования. Такое обоснование российский абсолютизм нашёл в сформировавшейся в конце XVII - середине XVIII века дворянской историографии, яркими представителями которой явились Феофан Прокопович, П.П. Шафиров, князь Б.И. Куракин, Манкиев А.И. и другие.

Феофан Прокопович в труде “История императора Петра Великого от рождения его и до Полтавской баталии”, решающую роль в определяющих ход событиях, отдаёт царю, хотя и говорит, что действия царя выражают волю бога. Он был убеждён, что только абсолютный монарх может провести реформы, необходимые для России, что только абсолютная монархия подходящий для России политический строй.

В истории русской общественной мысли второй четверти XVIII века особое место принадлежит В.Н.Татищеву. Подобно Феофану, он был идеологом дворянской абсолютной монархии. Его рассуждения о том, что благо России лишь в самодержавии, очень близки к тому, что говорил и писал Феофан, только доводов от священного писания у него меньше.

В условиях обострившейся борьбы придворных группировок за власть, В.Н.Татищев в своём труде «Произвольное и согласное рассуждение и мнение собравшегося шляхетства русского о правлении государства» 1730 года, направленного против «верховников», ограничивавших самодержавную власть аргументирует тезис о необходимости сильной самодержавной власти.

Повторяя «Политику» Аристотиля, сравнивая различные формы правления монархию, аристократию, демократию Татищев писал, что для решения этого вопроса « нужно взирать на состояние и обстоятельства каждого сообщества, яко на положение земель, пространство области и состояние народа… в единственных градех и алых областех полития или демократия удобно пользу и спокойствие сохранить может. В величайших, но от нападений не весьма опасных, яко окружены морем или непроходными горами, особливо где народ науки довольно просвясчён, аристократия довольно способною быть может, как нам Англиа и Швециа видимые примеры представляют. Великие же области, открытые границы, а наиначе где народ учением и разумом не просвясчён и более за страх, нежеле от собственного благонравия, в должности содержится, тамо оба первые не годятся, но нужно быть монархии, как я 1730-го Верховному совету обстоятельно представил…» 2

Татищев так же, как и Феофан мало занимался проблемами социального устройства общества. Крепостнический строй для него такая «данность», о которой даже много и говорить нечего всё ясно, незыблемо. При этом Татищев очень последовательно связывал существование крепостничества в России с монархическим строем. Вольность крестьян «… с нашей формою правления монархического не согласует и вскоренившийся обычай неволи переменять небезопасно»,- писал он.

Именно ему принадлежит тезис, впервые выдвинутый Манкиевым: «История России есть история самодержавия», на котором будет основываться вся дворянская историография XVIII века.

Вторая половина XVIII начало XIX века стали временем развития сложных и находившихся в противоречии процессов социально-экономического развития России. С одной стороны, в стране уже формировался буржуазный, капиталистический уклад, с другой стороны, старый, феодальный способ производства ещё не исчерпал своих ресурсов. В этих условиях утопические надежды на «восстановление» «патриархальных» отношений между помещиками и крестьянами, на «мудрость» «просвещенного» самодержавия, вера в самобытностный, особенный путь исторического развития России получали все большее распространение в среде дворянской интеллигенции. Верившие в спасительную силу знания и просвещения, желавшие искоренения пороков существующего строя, но органически связанные с ним, дворянские интеллигенты конца XVIII- начала XIX века, за немногими исключениями, объективно оказались на консервативных позициях. И, хотя, они критиковали самодержавие и крепостничество, в конечном итоге они это делали для того, чтобы спасти их, удержать, подновить в надежде на то, что этот строй может дать России просвещение и благоденствие, минуя и народные мятежи, и “язву пролетариатства”.3

Остро во второй половине XVIII века была поставлена проблема государственной власти. Трудно назвать мыслителя, публициста, писателя, художника того времени, который так или иначе не коснулся бы вопросов о сравнительных достоинствах монархии и республики, о просвещенном монархе и монархе-тиране. Большинство мыслящих людей XVIII века идеальным строем для России считоло монархию, которая противопоставлялась деспотии. Просвещенный монарх мечта, идеал, надежда самых лучших умов того времени.

Одним из крупнейших идеологов дворянства являлся князь М.М.Щербатов. В своих “Размышлениях”, “Примечаниях” и прочих трактатах Щербатов доказывал необходимость власти для того, чтобы люди следовали законам и не отклонялись от тех разумных правил, которые в этих законах утверждены. Равно осуждая деспотические, аристократические и демократические формы правлеия, так как они отрицательно влияют на человеческую природу, Щербатов возвышал монархический строй, где монарх, относящийся к народу как отец к детям, опирается на совет « мудрейших и более знания имеющих в делах», в особенности в вопросах законодательства. Но все сословия привлекать к этому делу нельзя опыт комиссии 1767 года Щербатов оценивал отрицательно. Лишь аристократия, наделённая честью, разумом, опытом, свободой, может и должна быть соучастницей в законодательстве. По мнению Щербатова, «сила государства, в особенности самодержавного…основывается на неразрывной нисходящей связи монарха, дворянства и крепостного крестьянства… Всякое нарушение этой связи гибельно для государства. Дарование крестьянам свободы, «коль бы мало сие право свободы ни было, однако разрывает сию цепь, связующую помещиков с их крестьянами»4. Щербатов из своего правильного наблюдения делал вполне последовательный вывод: крестьян нельзя освобождать, так как это приведёт к падению дворянского государства. Для России XVIII века, когда крепостничество и феодально-абсолютистская монархия стали основным тормозом развития страны, этот вывод был реакционным.

Несколько иначе, чем князь Щербатов, видел роль самодержавия И.Н.Болтин. В его понимании, установление самодержавия было призвано защитить самодержавный строй: «Власть единого есть несравненно лучшая, выгоднейшая и полезнейшая как для общества, так и для каждого особенно, нежели власть многих»5 .

Особенно интересны новые взгляды, революционное осмысление прошлого в трудах русского революционера республиканца А.Н.Радищева. Радищев размышлял об исторических судьбах русского народа, его характере, его будущем. Крепостное право он считал порождением злой воли дворянства, а народные восстания, вызывали у него оправдания идаже призыв к мести мучителям помещикам. Радищев делает революционный вывод: с крепостничеством будет покончено, когда народ свергнет самодержавие.

Во второй четверти XIX века в России складывается либерально-буржуазная историография, ярким представителем которой является Соловьёв С.М. Крупной научной заслугой Соловьёва было обоснование исторической обусловленности петр

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>