Апология Герцена в феноменологическом исполнении

Личность, как полагает Шпет, есть для Герцена «огненный центр философского, как и практического, мировоззрения» (там же, 24). В

Апология Герцена в феноменологическом исполнении

Информация

Культура и искусство

Другие материалы по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией
чинение Шпета, вряд ли было бы целесообразно рассуждать о месте герценовской концепции в европейской социалистической мысли. Очевидно, однако, что в этой утопической программе, не в меньшей степени, чем в философской апологии настоящего, мысль Герцена, говоря словами Шпета, «переходит в его жизнь, философия в биографию». Герценовская версия социализма вне зависимости от ее историко-политических достоинств или недостатков решала для Герцена ряд жизненных проблем. Она давала Герцену собственную нишу в его отношениях с европейскими радикалами, предоставляя ему место не случайного чудака, забредшего в Европу из страны безнадежной деспотии (как думал о России либеральный Запад), а представителя юного народа, способного опередить своих европейских соседей на пути к новой жизни. И вместе с тем эта же конструкция сохраняла для Герцена положение наставника его московских друзей (которые оставались для него не менее важны, чем новые европейские единомышленники): пользуясь своим новоприобретенным «знанием» Европы, Герцен указывал им на бесперспективность подражания Западу и предлагал им следовать по иному пути, который сохранял национальную самобытность и ставил их в положение первопроходчиков, во главе которых оказывался сам Герцен (см.: Малия 1961, 395415) 5.

Можно сказать, конечно, что мысль Герцена противоречива, и именно это позволяет интерпретировать ее в разных ключах и тем самым привязывать Герцена к вовсе не сходным историческим парадигмам. Такое утверждение кажется, однако, лишенным содержания, поскольку какая же мысль не поддается, при тех или иных усилиях, неоднозначным интерпретациям. Противоречивость Герцена не есть лишь результат дискурсивных манипуляций интерпретаторов, она принадлежит органической ткани герценовской мысли. Она вырастает из того отрицания любых социальных, моральных, интеллектуальных ограничений индивидуальной свободы в настоящем, которое так привлекает Шпета. Любая систематика лишь цепи, опутывающие человеческое сознание. Если «достойному человеку все дозволено», то дозволен и утопизм. Пробив эту брешь в гегелевской охранительной конструкции, Герцен не испытывает никакой потребности в предосторожностях либерального благоразумия. Пафос настоящего, отнюдь не подчиняясь либеральной риторике, свободно сочетается у него с устремленным в будущее утопизмом. Именно поэтому либеральная интерпретация Герцена неизбежно оказывается основанной на купюрах не на случайных купюрах незаботливого читателя, а на систематическом урезании убежденного апроприатора 6.

Итак, созданный Шпетом философский Герцен оказывается Герценом секулярным, антиутопическим, утверждающим почти ницшеанскую свободу личности. Именно такой Герцен возвращал интеллектуальную свободу тому поколению русских мыслителей, для которого риторика «Вех» осталась оскопленным революцией ренегатством, а риторика революции отрицанием того пространства, в котором оставалось место для их интеллектуального существования.

Список литературы

Берлин 1978 Berlin I. Russian Thinkers. L.: Hogarth Press, 1978.Берлин 2001 Берлин И. Александр Герцен // НЛО. 2001. № 49. С. 99118.Булгаков, III Булгаков С.Н. Соч.: В 2 т. М.: Наука, 1993.Вехи 1909 Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. 2-е изд. М., 1909.

Винокур 1927 Винокур Г.О. Биография и культура. М.: ГАХН, 1927 [Труды ГАХН, Философское отделение. Вып. 2].

Винокур 1990 Винокур Г.О. Филологические исследования. Лингвистика и поэтика / Вступ. ст. и коммент. М.И. Шапира. М.: Наука, 1990.

Герцен, IXXX Герцен А.И. Собр. соч.: В 30 т. М.: Изд-во Академии наук СССР, 19541965.

Гершензон 1912 Гершензон М.О. Образы прошлого. М., 1912.

Зеньковский, III Зеньковский В.В. История русской философии. Т. III. 2-еизд. Париж: YMCA-Press, 1989.

Келли 2002 Келли А. Был ли Герцен либералом? // НЛО. 2002. № 58. С. 8799.

Ленин, ILV Ленин В.И. Полн. собр. соч. 5-е изд. М.: Госполитиздат, 19581970.

Малия 1961 Malia M. Alexander Herzen and the Birth of Russian Socialism. Cam-bridge, Mass.: Harvard Univ. Press, 1961.

Плеханов, IXXIV ПлехановГ.В. Соч. / Подред. Д. Рязанова. Т. IXXIV. М.; Пг.: Гос. изд-во, 19231925.

Струве 1912 Струве П.Б. Герцен // Русская мысль. 1912. № 4, ч. II. С. 131139.

Струве 1997 Струве П.Б. Герцен // Струве П.Б. Patriotica. Политика, культура, религия, социализм. Сборник статей за пять лет, 19051910. М.: Республика, 1997. С. 288291.

Струве 1999 Струве П.Б. Избранные сочинения / Под ред. М.А. Колерова. М.: РОССПЭН, 1999.

Шпет 1921 Шпет Г.Г. Философское мировоззрение Герцена. Пг.: Колос, 1921.

1) См. у Плеханова в статье «Философские взгляды Герцена» (Плеханов, XXIII, 354413) и особенно в его рецензии на книгу В.Я. Богучарского «А.И. Герцен» (там же, 446452); в рецензии подчеркивается «социализм» и «монизм» Герцена. Ленин в своей трактовке Герцена следует за Плехановым (см. его статью 1912 г. «Памяти Герцена» Ленин, XXI, 255262).

2) Для Булгакова Герцен оказывался воплощением ложного пути интеллигенции, поскольку эта «ложность» понималась им преимущественно в религиозных терминах как отпадение от веры (см. в его статье 1902 г. «Душевная драма Герцена»: Булгаков, II, 95130). В основе герценовской катастрофы лежал его атеизм. Когда антиинтеллигентский (антирадикалистский) дискурс смещался из религиозной в политическую плоскость, трактовка Герцена оказывалась менее однозначной. П.Б. Струве, например, противопоставляя Герцена и Бакунина, пишет: «Даже Герцен, несмотря на свой атеизм и социализм, вечно борется в себе с интеллигентским ликом. Вернее, Герцен иногда носит как бы мундир русского интеллигента» (Вехи 1909, 163). В этом ключе Струве в сочинениях дореволюционного периода экспериментирует с «антиинтеллигентской» апроприацией Герцена как «воплощения свободы», основываясь в наибольшей степени на герценовских совсем поздних «Письмах к старому товарищу» (см.: Струве 1997, 288291; Струве 1912, 131139 второй пагинации). Позднее, однако, Струве Герцена в канон русского либерализма не включает (см.: Струве 1999, 419).

3) Ср. у Плеханова (Плеханов, XXIII, 364370, 409410, 449, 452). И у Ленина Герцен идет «вслед за Фейербахом» (Ленин, XXI, 256). Характерно, что эту же фейербаховскую генеалогию приписывает Герцену и Булгаков, вообще следующий Страхову (Булгаков, II, 98).

4) В один ряд ставит Герцена и Ницше и С.Н. Булгаков (Булгаков, II, 115116); для Булгакова они объединяются как равно значимые воплощения кризиса позити-визма, понимаемого расширительно (как кризис всей безрелигиозной философии). Характерно, что, комментируя те же аспекты герценовской мысли, Мартин Ма-лия сближает Герцена не только с Максом Штирнером (это сближение лежит на поверхности), но и с Кьеркегором (Малия 1961, 381382); тем самым подчеркивается экзистенциальная, а не социальная составляющая герценовской идеи свободы.

5) Особой темой, которая устраняется, когда речь идет о «философском мировоззрении», но которая неизбежно встает, когда философия трансформируется в биографию, является характерологическая предрасположенность Герцена к превращению в утопию своей собственной жизни. Здесь можно вспомнить о культе дружбы и преображающей мир любви, характерном для молодого Герцена (и Огарева). Любовь Герцена была частью проекта мистериального преображения истории (ср.: Гершензон 1912). КакписалМартинМалия, «Herzens love [became] more than a fact in his personal biography; it [was] a fact in the spiritual history of the age» (Малия 1961, 176). В трансформированном виде эти моменты сохраняют значимость и для герценовского мироощущения более позднего периода. Они находят продолжение в русском религиозном утопизме, например у Владимира Соловьева. Эту сторону герценовской жизни Шпет вполне, надо думать, осознанно игнорирует, отде-ляя биографию от философского мировоззрения.

6) Именно подобное купирование Герцена характерно для Исайи Берлина, лишь вскользь упоминающего о его общинной утопии (см.: Берлин 1978, 186209; Берлин 2001), и еще в большей степени для ученицы Берлина Айлин Келли (Келли 2002), конструирующей из эссеистической благожелательности своего учителя идеоло-гическую программу Герцена. Показательно, что делают они это вполне независимо от Шпета.

 

Похожие работы

<< < 1 2 3