Апелляция к чести как компонент политической ментальности периода 1986 -1998 гг.

В мае 1996 года в "Общей газете" журналист М. Данилов, сокрушается об утрате чести современными российскими политиками и едва ли

Апелляция к чести как компонент политической ментальности периода 1986 -1998 гг.

Статья

Политология

Другие статьи по предмету

Политология

Сдать работу со 100% гаранией
света. Но ~ по собственной воле и размышлению. Или - по слову Государя. И - в деревню Читать, лечить, учить. Это чести не задевало. В актеры - да. случалось В завмаги - никогда. А честь п жизнь при советской власти? "вещи несовместные...»9

Нельзя не отдать должного логике журналиста. Действительно. попытки институциализировагь "дворянские общества", имевшие место в 1990-е годы, базировались на презумпции "генетической передачи дворянской чести", что изначально абсурдно.

Об утрате чести в советский период пишет в 1991 году В Ф. Антонов. Говоря о ценностях, выработанных народничеством, он в числе первоочередных называет учение о человеке, обстоятельно разработанное Лавровым. Соответственно, "пренебрежение человеком в пользу примата экономики, - заключает историк, - ... стоило нам ощутимой потери таких качеств, как честь и достоинство личности, благородство и цельность натуры, стыд и совесть..."10

Николай Федоров, министр юстиции РСФСР, в марте 1993 года, узнав об указе Б. Ельцина "Об особом порядке управления страной до преодоления конституционного кризиса", подает в отставку (в феврале 1994 года Н. Федоров избирается президентом Чувашии)11. В сентябре того же года после указа 1400 подает в отставку Сергей Глазьев (позднее он включается в предвыборную борьбу в составе Конгресса Русских Общин).

В 1994 году политик Рамазан Абдулатипов выступает со статьей, в которой называет один из новых курсов истории "идеологически закрепленным и целенаправленным издевательством над честью поколений, над достоинством государства"12.

В том же году в интервью мэр Москвы Юрий Лужков апеллирует к понятию "личной чести": "Правительственная газета не имеет права обвинять человека в невысказанном намерении ...: хоть Лужков и говорит, что не хочет выдвигаться, но ведь могут и заставить те, кому надо выйти на просторы Великой России. Здесь уже задета моя личная честь: меня никто не может заставить что - либо сделать"13.

С 1995 года «лексика чести» - заявления о собственной чести, о готовности к дуэли, оценка поступков прошедших лет с позиций чести -начинает активно утверждаться в публичной печати и политике. Даже громогласные констатации того, что честь "исчезла", "вышла из обихода» свидетельствуют не о том, что ранее она была, а об осознании потребности в «нравственных тормозах", в ограничителях поступков политических деятелей, в выработке кодекса политической чести (кодекса чести политиков) и средств его поддержания.

В начале 1995 года журналист Ю. Белявский, рассуждая об ответственности Дудаева за кровавую бойню в Грозном, заключает: "Любой худо - бедно ответственный политик, обремененный хоть какими - то понятиями о чести, доведя свой народ до полного и всестороннего краха, имел бы перед собой простенькую альтернативу: уходить или стреляться9914.

Это уже попытка определить поведенческие критерии чести для политика, совершившего ошибку, - отставка или "почетное" самоубийство.

В середине 1995 года бывший глава второго (российского) телеканала Олег Попцов публикует нечто вроде политических мемуаров, в которых пытается с позиций чести (в своем понимании) проанализировать поведение вице-президента А. Руцкого в октябре 1993 года, когда тот, не уйдя в отставку, стал защищать интересы оппозиционного президентской власти блока сил: "Сторонники изоляции вице-президента, - замечает О. Попцов, - оказались плохими психологами. Они полагали, что крылатое ... изречение Руцкого о чести русского офицера и есть мерило всех его поступков. Уязвленное самолюбие проснется, и Руцкой немедленно подаст в отставку. Но честь русского офицера избрала нестандартное положение политической игры. Руцкой в отставку не подал".

Характерно, что О. Попцов описывает ситуацию, когда определенные круги рассчитывают на "поступок чести" человека - политика из офицерской среды, сами же предпочитают оставаться вне "правил чести". Досадуя на Руцкого за "игру не по правилам", О. Попцов сообщает, что тому следовало уйти в отставку и стать "знаменем оппозиции, кандидатом номер один на политический престол"15.

Во второй половине 1995 года телевидение транслирует на всю страну два эпизода политической жизни с участием Жириновского, реакция на них оказывается связана с вопросами чести.

Сначала после потасовки, устроенной в Думе, в ходе которой В. Жириновский тянул за волосы женщину - депутата, Борис Федоров вызвал его на дуэль Тем самым он попытался отождествить статус депутата с дворянским званием. Естественно, из этой затеи ничего не вышло. Затем в передаче "Один на один" Б. Немцов, взяв недопустимый тон в общении с В Жириновским, наткнулся на столь же безапелляционную лексику, а затем получил в лицо соком из стакана собеседника. Стоит отметать, что даже ''антижириновски" настроенные СМИ в ряде случаев признали поведение Б. Немцова не соответствующим кодексу чести "Уже после первого оскорбительного слова со стороны Жириновского. - пишет Ю. Акопян, " Немцов, если ему дорога честь, должен был отказаться от дальнейшей дискуссии. Но нижегородский губернатор довел - таки до сведения визави заготовленный впрок язвительный пассаж. За что и поплатился"16

Если для властвующего политика Ю. Белявский предлагает в случае неудачи в качестве "поведения чести" отставку или самоубийство. то для публичного политика Ю. Акопян в случае оскорбительного поведения собеседника предлагает отказ от дискуссии, "табу на общение". Таким образом, не политики и не политологи, а журналисты, комментаторы, - публицисты берут на себя миссию выработки кодекса чести политика. Другое дело, что данные оценки, комментарии рассыпаны по разным газетам и не выстраиваются в единое активное смысловое поле-.

Идеологема чести уверенно пробивает себе дорогу в лексике стремящихся к власти движений и сил. В октябре 1995 года при активном участии генерала А. Лебедя создается военное по преимуществу движение "Честь и Родина"17. В декабре 1996 года движение проводило уже третью свою конференцию и объединяло 86 тысяч человек в 72 субъектах Федерации18 , тогда же возникла и газета "Честь и Родина" 19. Можно предположить, что название "Честь и Родина" восходит к девизам гвардейских воздушно-десантных дивизий. Из пяти гвардейских дивизий ВДВ три имеют понятие "честь" в тексте девиза: "Честь и Родина превыше всего" (98-я), "Себе честь - Родине слава" (104-я), "Мужество, отвага, честь" (7-я)20. Таким образом, смысловые поля воинской (офицерской. гвардейской, косвенно-дворянской) чести и политики соединились в символе "политической чести" как особой (корпоративной) категории политической ментальности.

В том же месяце новгородский социолог Ю. Парникель в газетной публикации замечает: "...Добросовестное выполнение принятых на себя обязательств у всех народов считалось делом чести. Держать бы в памяти это нашим политикам..."21.

В ноябре того же года в Москве открывается внеочередной Конгресс российских предпринимателей. Инициаторы конгресса выступили с инициативой разработки необычного документа, своеобразного "кодекса чести", как окрестили его сами предпринимателя, - "Хартии бизнеса России". Текст хартии был составлен таким образом, что отказ подписать его означало признание нечистоплотности и криминальности своего бизнеса. Вот выдержки из хартии. "Предприниматели и менеджеры Российской:

Федерации ... добровольно принимают на себя бессрочные обязательства:

воздерживаться от насилия или угрозы насилия как способа достижения деловых целей; не прибегать к недобросовестным формам ведения деловых операций, связанных с обманом и умышленным нанесением ущерба своему контрагенту и т. д"22.

В том же месяце писатель Виктор Конецкий со страниц печати обрушивается на Никиту Михалкова, начинавшего в ту пору "раскручивать" свою политическую карьеру помимо прочего и апелляцией к своим дворянским корням: "Октябрь прошел, - пишет В. Конецкий, - под знаком столбового дворянского семейства Михалковых. Где там Чечня, голодуха, развал, позор? Это все фон и мелочи жизни. Вот он, символ новой России - Никита Михалков ... который явил себя стране в финале архиграндиозного шоу .... Князья Юсуповы были богаче царя, но Русь никогда не отмечала их 50-летних юбилеев. ... Почему уважаемые люди повалили на беспардонное шоу в концертном зале "Россия"? Суть русского дворянства - честь и совесть. Михалковы, хоть и кичатся своим дворянским происхождением, позабыли про эти высокие понятия. Но где твоя честь и совесть, российская интеллигенция?"23

В эти же дни академик Георгий Арбатов, сосредоточив внимание на теме здоровья главы государства, указывает на необходимость полноты информации о состоянии президента, и прежде всего - "от врачей, подтверждающих свои выводы собственным именем и профессиональной честью"24 . Таким образом, Г. Арбатов превращает профессиональную честь медика в элемент "честной политики", в число "политически необходимых" вещей.

В декабре 1995 года в журнале "Новое время" журналистка Ирина Бродская упоминает о "бабушках-интеллигентках", которые продолжают видеть в декабристах "олицетворение рыцарства и чести", восхищенно пишет о Лунине: "Офицер - легенда, кумир молодежи, сам олицетворение чести". Обратим внимание на то, что журнал "Новое время" политический, и такой же подтекст у статьи: "Почти в каждом из них интеллигент взял верх над революционером. Они отвергли идею расправы над царской семьей. Отказались накануне восстания от штурма Зимнего дворца и убийства императора Николая Г. В качестве основной причины политическ

Похожие работы

< 1 2 3 4 > >>