Антонио Поссевино Записки о Московии

Беседы о религии, включенные в “Московию”, своего рода отчет Поссевино об исполнении религиозной миссии в Москве. Иван IV долго уклонялся

Антонио Поссевино Записки о Московии

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

АНТОНИО ПОССЕВИНО

ИСТОРИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ О РОССИИ

 

МОСКОВИЯ

 

 

Важнейшим историческим сочинением Поссевино является “Московия”. Трактат состоит из нескольких, различных по характеру частей: описательная часть представляет собой две книги (комментарии) в виде посланий к папе Григорию XIII. В “Московию” также входит дипломатическая переписка, связанная с событиями 15811582 гг., запись бесед о религии и протоколы Ям-Запольского перемирия.

 

Первое издание “Московии” было осуществлено в 1586 г. (Possevini A. Moscovia. Vilnae, 1586). Затем издавалась в Кёльне в 1587 и 1595 гг., в Антверпене в 1587 г., в 1592 г. в Ферраре в переводе на итальянский язык, а также в сборнике Старчевского Historiae Ruthenicae scriptores exteri saeculi XVI, v. II. Berl. Petr., 1842, p. 275366. Далее Historiae Ruthenicae... Отдельные части трактата создавались в разное время. Первую книгу под назавнием “О делах московских, относящихся к религии” сам Поссевино датирует 29 сентября 1581 г. Что касается второй книги, то она написана позже. Исследователь Поссевино иезуит Павел Пирлинг считает, что она была написана в 1584 г. (Pierling P. La Russie et le Saint Siege, v. II. Paris, 1897, p. 230. Далее Рierling P. La Russie...). Однако высказывания самого Поссевино позволяют уточнить датировку. В трактате “Ливония”, законченном 30 марта 1583 г., Поссевино дважды упоминает о “Московии” как о сочинении уже завершенном, причем ссылается именно на вторую книгу. Такое уточнение датировки заставляет пересмотреть положение Пирлинга о том, что “Московия” сочинение, созданное в полемике с польским историком Гейденштейном (Гейденштейн Р. Записки о московской войне. Спб., 1884). “Записки о московской войне” Гейденштейна были закончены в 1584 г. (по некоторым сведе ниям в 1585 г. См.: Лимонов Ю. А. Культурные связи России с европейскими странами в XVXVI вв. Л., 1978, с. 169). Известно, что Поссевино был недоволен выходом в свет сочинения Гейденштейна, так как, по его мнению, оно недостаточно полно освещало роль святого престола и лично Поссевино при заключении ЯмЗапольского перемирия (Pierling P. La Russie.., v. II, p. 232).

 

Можно предположить, что появление книги Гейденштейна заставило Поссевино поторопиться с изданием в 1586 г. уже написанной “Московии”.

 

При работе над “Московией” Поссевино пользовался различными источниками, как письменными, так и устными. В особой записке он перечисляет эти источники (напечатана в ДАИ, с. 2022). К письменным источникам относятся книги о России Герберштейна, Гваньини, Кобенцеля, Джовио, Кампензе, письма и инструкции пап Льва X, Климента VII, Пия V, Григория XIII при снаряжении посольств в Москву, донесения послов польского короля Сигизмунда Августа, побывавших в России, выписки из русских архивов, сделанные Поссевино в Старице. Устные источники: беседы со Стефаном Баторием в Вильно, Диене и Полоцке, со шведским королем Юханом III, с бывшим послом императора Максимилиана Кобенцелем в Граце, с русским посланником Истомой Шевригиным, переводчиками Поплером и Паллавичино, с флорентийским купцом Джованни Тедальди и др. (Поссевино беседовал с Тедальди 11, 12 и 13 июля 1581 г. в Диене, куда этот 78летний флорентийский купец приехал из Гданьска, где жил постоянно. Запись этих бесед Поссевино отослал в Рим. Перевод и комментарии бесед с Тедальди см.: Шмурло Е. Известия Джованни Тедальди о России времен Иоанна Грозного. ЖМНП, 1891, № 56, с. 122134). Кроме того, во второй книге “Московии” Поссевино приводит список использованной им богословской литературы, касающейся вопросов “схизмы” (см. 7071 перевода).

 

Содержание первой книги “Московии” под общим названием “О делах московских, относящихся к религии” далеко выходит за рамки чисто религиозных проблем. [233]

 

Изложив сначала вопросы церковной иерархии, упомянув об обрядах русской веры, не совпадающих с католическими, Поссевино высказывает мысль, которую впоследствии положит в основу своего плана окатоличивания восточных областей Европы: русские чрезвычайно религиозны, но несведущи в вопросах религии, поэтому цель посланцев апостольского престола на первых порах просветительская, они должны разъяснять догматы и обряды “истинной веры”.

 

Поссевино предупреждает о трудностях, которые могут встретиться папским посланцам: русские почти не дают возможности общаться с иностранцами, поэтому здесь невозможна деятельность проповедников. Кроме того, в пограничные с Россией области проникла реформация и нужно очень опасаться ее влияния. Недостаточное знакомство русских с латинским и греческим языками заставляют думать об издании книг на русском (славянском) языке и об учреждении соответствующих типографий в западных областях России.

 

Поссевино формулирует здесь еще в первоначальном виде свой план вовлечения России в сферу влияния папского престола: “Нужно обучать народ языку, писать книги на их наречии и их буквами, издавать их в свет, в особенности если наши люди смогут обосноваться в Полоцке или Дерпте (если Ливония отойдет от московского князя), чтобы иметь возможность из безопасного места воздействовать на московитов”. Это высказывание Поссевино, сделанное до начала ЯмЗапольских переговоров, чрезвычайно важно для уяснения степени беспристрастности иезуита как посредника. В соответствии с планами идеологического воздействия на Россию папскому представителю выгодно было настаивать на переходе возможно большей территории Ливонии, в особенности ее крупных городов, к Польше. И далее Поссевино советует как можно скорее принимать практические меры: основать коллегии для русских в Вильне или Полоцке, наиболее способных учеников посылать в Прагу или Оломоуц. При этом Поссевино, инспектировавший по дороге в Россию иезуитские коллегии и семинарии в Богемии и Австрии и знакомый с характером образования в них, настаивает на изменении цели преподавания, он требует большего внимания к чисто практическим дисциплинам и более тщательного изучения современных языков, знание которых можно было бы применить в настоящее время. Коллегии должны иметь прочную материальную основу, в их распоряжение нужно отдать часть земель, принадлежавших ранее русской церкви.

 

В первом же комментарии, отдавая известную дань традиционной оценке национального характера русских, довольно распространенной в сочинениях иностранцев о России XVXVI вв. и свидетельствующей о поверхностном знании русской истории, Поссевино говорит о беспрекословном, впитанном с молоком матери, повиновении великому князю. Однако он полемизирует с большинством иностранцев, писавших об этой “национальной черте” характера русских (например, с Герберштейном: “Этот народ находит более удовольствия в рабстве, чем в свободе”. Герберштейн С. Записки о московитских делах. Спб., 1908, с. 74, см. также у Гваньини в Histgriae Ruthenicae., v. I. Berl.Petr., 1841, p. 24) и объясняет эту покорность самодержавным характером власти московского князя. Тем не менее эта традиция безоговорочного подчинения, по мнению иезуита, будет очень удобной, если Московия завяжет более тесные связи с Римом и подчинится его влиянию.

 

Поссевино интересуют многие подробности жизни русских: семья великого князя, ритуал приема послов, одежда царя и его сыновей, имущественные взаимоотношения царя и его подданных, некоторые обычаи. С особенным раздражением упоминает он об обычае великого князя мыть руки после приема послов.

 

Рассказывая об обрядах русской церкви, Поссевино подчеркивает, что их различие с католическими не столь существенно, чтобы могло помешать сближению церквей.

 

Иезуит советует не обольщаться надеждой привлечь Ивана IV королевским титулом, на что очень рассчитывал апостольский престол: “что касается королевского или цезарского титула, тот, кто сам себе их присвоил, ничего не хочет получать из другого места” (с. 32 перевода).

 

Поссевино предлагает пользоваться любым предлогом, чтобы засылать в Россию католиков. Для этого можно использовать венецианских купцов, тем более что московский государь обещает им беспрепятственный въезд в страну, а если заключенный мир окажется выгодным для поляков, они также не будут этому препятствовать. [234]

 

В заключение Поссевино обращает внимание папы на южные и западные области Руси, находившиеся во власти польского короля. Объединение церквей можно начать именно с этих областей, пишет иезуит, предвосхищая идею Брестской унии. Это тем более удобно, что в Остроге и Слуцке есть типографии и школы, которые можно подчинить влиянию католиков.

 

Перевод I и II книг “Московии” выполнен по изданию: Historiae Ruthenicae scriptores exteri saeculi XVI, v. II. Berl.Petr., 1842, p. 275308.

 

 

 

КНИГА II

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Вторая книга “Московии” гораздо более обширна по объему, чем первая, и состоит из 19 отдельных глав.

 

Если в первом “комментарии” Поссевино в основном освещает вопросы религии и намечает планы идеологического наступления на Россию, то вторая книга посвящена описанию самой Московии, ее внешней и внутренней политики, городов, крепостей, обычаев и пр.

 

Уже в начале книги автор отмечает две стороны внешней политики России: укрепление позиций на востоке, взятие Казани и Астрахани и стремление обеспечить выход к Балтийскому морю. Причины неудач русских в Ливонии он видит в чрезвычайной растянутости фронта военных действий, в использовании только внутренних ресурсов (великий князь не пользуется солдатаминаемниками), в постоянной угрозе со стороны крымских татар, в недавно случившемся моровом поветрии, а также в казнях знатных людей.

 

Поссевино перечисляет наиболее значительные города русского государства (Москв

Похожие работы

1 2 3 4 > >>