Антоний Печерский

Еще более острым оказалось второе столкновение Антония с князем Изяславом, связанное на этот раз, как можно думать, с политическими пристрастиями

Антоний Печерский

Статья

История

Другие статьи по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

Антоний Печерский

Карпов А. Ю.

АНТОНИЙ (ум. 1073), основатель киевского Печерского монастыря.

Преп. Антоний по праву считается основоположником русского монашества ("началником рускым мнихом", по выражению Симона и Поликарпа, авторов Киево-Печерского патерика).

Биографические сведения о нем скудны и во многом противоречивы. Согласно Сказанию "что ради прозвася Печерский монастырь" в составе "Повести временных лет", Антоний родился в г. Любече (на Днепре, недалеко от Чернигова) в самом конце X или в начале XI в. Его мирское имя Антипа называет единственный и притом относительно поздний и не слишком надежный источник т. н. Летописец Переяславля Суздальского (в "Повести временных лет" в тексте очевидный пропуск). Решив всецело посвятить себя служению Богу, будущий подвижник отправился в Грецию на Афон (Святую Гору), где принял пострижение в одном из монастырей с именем Антоний. (Поздняя афонская традиция, возникшая, по-видимому, не ранее XVIIIXIX вв., утверждает, что произошло это в Есфигменском Вознесенском монастыре, где в середине XIX в. была построена часовня в честь преподобного. Однако никаких исторических оснований это предание, по-видимому, не имеет.) По прошествии нескольких лет греческий игумен отправляет Антония обратно на Русь. Летопись приводит слова, с которыми он обратился к Антонию: "Иди в Русь опять, и буди благословленье от Святыя Горы… яко от тебе мнози черньци быти имуть". Вернувшись в Киев, Антоний обошел здешние монастыри, но не удовлетворившись существующими в них порядками, "поча ходити по дебремъ и по горамъ, ища кде бы ему Богъ показалъ"; наконец, он поселяется в пещерке близ княжеского села Берестовое под Киевом, которую, по преданию, "ископал" будущий киевский митрополит Иларион незадолго до своего поставления на кафедру (1051): "приде на холмъ, иде бе Ларионъ ископалъ печерку, и възлюби место се, и вселися в не".

Когда произошли эти события, точно не известно. "Повесть временных лет" сообщает о появлении Антония в Киеве под 1051 г., но эта дата поставления на митрополию Илариона. Между тем берестовская "печерка" могла освободиться раньше названной в летописи даты, а потому возвращение Антония на Русь предположительно можно отнести к 40-м гг. XI в. Не исключено, что оно связано с частичным запустением Святой Горы в 10421044 гг. из-за нападения на полуостров арабов и сильнейшего неурожая. Из несохранившегося Жития преп. Антония (на него ссылаются составители Киево-Печерского патерика) мы знаем, что и сам Иларион был пострижен Антонием и лишь после этого "священьства (здесь: святительства. А. К.) сподоблень", что определенно указывает на время до 1051 г. В некоторых поздних летописях (например Летописи Авраамки) имя Антония упоминается под 1037 г.: "При семъ (т. е. при Ярославе Мудром. А. К.) и Антоний Печерьскый бысть"; но это указание (в сущности означающее лишь то, что Антоний пришел в Киев в княжение Ярослава), по-видимому, связано с читающимся под тем же годом летописным известием о начале монастырской жизни в Киеве вообще.

Совершенно по-другому излагают историю возникновения монастыря позднейшие печерские источники и, в частности, та версия Сказания "что ради прозвася Печерский монастырь", которая вошла в т. н. Кассиановскую 2-ю редакцию Киево-Печерского патерика, составленную в 1462 г. печерским уставщиком Кассианом. Согласно этой версии, Антоний дважды покидал Русь и отправлялся на Афон: первое путешествие отнесено ко времени князя Владимира Святославича (ум. 1015); вернувшись после пострижения в Киев, Антоний вселяется в пещеру, "юже беша ископали варязи". Вскоре, после начавшейся смуты, Антоний, "видя таково кровопролитие… пакы бежа в Святую Гору"; окончательно же он возвращается на Русь после поставления Илариона, и далее текст "Сказания" практически совпадает с летописным. Еще более поздняя печерская традиция уточнила датировки обоих путешествий Антония. Согласно Густынской летописи (XVII в.), первый раз он вернулся на Русь в 1013 г., в 1017 г. удалился вновь на Афон, а окончательно возвратился в Киев в 1027 г. В позднейших списках печерских игуменов начало подвигов Антония датировано 1012 г. Однако эта версия признается исследователями недостоверной, и споры идут лишь по поводу того, когда именно она возникла при составлении ли недошедшего до нас Жития преп. Антония (как полагал А. А. Шахматов), или, что кажется более вероятным, позднее возможно, под пером самого Кассиана, использовавшего устные предания, занесенные в Киев непосредственно с Афона, насельники которого во второй половине XV в. были чрезвычайно заинтересованы в усилении связей с православной Русью (мнение Д. И. Абрамовича), или кого-либо из его предшественников.

Поселившись в берестовской пещере, Антоний попытался воплотить в жизнь те идеалы монашества, с которыми познакомился на Афоне. "И поча жити ту, моля Богу, свидетельствует летописец, ядыи хлебъ сухъ и тоже чересъ день, и воды в меру вкушая, копая печеру и не да собе упокоя день и нощь, в трудехъ пребывая, въ бденьи и в молитвахъ". Узнав о его подвигах, окрестные жители начали приходить к нему за благословением, принося ему все, "еже на потребу бе". Вскоре к Антонию присоединяются другие подвижники, в том числе будущие печерские игумены Никон и Феодосий, Моисей Угрин, позднее, уже при князе Изяславе Ярославиче (с 1054) сын княжеского боярина Варлаам и княжеский "каженник" скопец Ефрем. Сам князь Изяслав Ярославич, "уведевъ житье его, приде с дружиною своею, прося у него благословенья и молитвы; и уведанъ бысть всеми великыи Антонии и чтимъ, и начаша приходити к нему братья, и нача приимати и постригати я". Когда число братии достигло двенадцати человек, "ископаша печеру велику, и церковь, и кельи". Так было положено начало самому крупному и самому прославленному монастырю древней Руси, получившему название Киево-Печерского.

Антоний отказался стать игуменом созданной им обители. Летопись особо подчеркивает его любовь к затворничеству, уединению даже от братии, что, по-видимому, объясняется влиянием на него опыта жизни отшельников-анахоретов Святой Горы. Сразу же после поставления, по его благословению, первого печерского игумена Варлаама (это произошло ранее 1062 г.) Антоний выкопал себе новую, отдаленную пещеру и стал жить в ней, "якоже, как объяснил он братии, и преже бяхъ обыклъ уединивъся жити". Братия же приходили к нему за советом и благословением при принятии каких-то важных решений, касавшихся монастырской жизни. Так было, когда братия из-за увеличения числа черноризцев решили поставить церковь вне пещеры, на поверхности Берестовской горы; тогда Антоний послал к князю Изяславу Ярославичу с такими словами: "Се Богъ умножаеть братью, а местьце мало; да бы ны далъ гору ту, яже есть надъ печерою". Изяслав исполнил просьбу, и братия поставили небольшую церковь во имя Пресв. Богородицы, келии и ограду, выведя таким образом монастырь на поверхность. Так же было и после того, как Изяслав вывел игумена Варлаама из Печерского монастыря и поставил его игуменом основанного им Дмитриевского монастыря (ок. 1062). Братия пришли за советом к Антонию, и тот назвал им имя Феодосия: "да сь будеть вамъ игуменъ".

Впрочем, летописное Сказание "что ради прозвася Печерский монастырь" содержит явное противоречие в описании затворнической жизни преп. Антония. По словам летописца, "ископав" новую "печеру, яже есть подъ новымь манастырем", Антоний в ней же и "сконча животъ свои, живъ в добродетели, не выходя ис печеры лет 40 никдеже". Но это, несомненно, противоречит действительности. И дело не только в том, что, поскольку преп. Антоний преставился в 1073 г., его затворничество вопреки прямым свидетельствам летописи следовало бы датировать 1033/34 г., чего никак не могло быть (по предположению, высказанному еще В. Н. Татищевым, цифра "М", т. е. "40", могла появиться при переписывании летописи в результате механической ошибки из цифры "И", т. е. "8", присутствовавшей, по словам историка XVIII в., в ряде виденных им рукописей). Из других источников мы определенно знаем, что Антоний далеко не всегда чуждался мирской деятельности и политических страстей, бушевавших за стенами обители.

По крайней мере дважды ему приходилось вступать в конфликт с княжеской властью и покидать пещеры. В первый раз это произошло еще на заре существования обители, когда киевский князь Изяслав Ярославич прогневался на печерских старцев из-за пострижения Варлаама и Ефрема. Как рассказывает Нестор, автор Жития преп. Феодосия, дело дошло до того, что "Антоний… и иже с ним, въземше одежда своа, отъидоша от места своего, хотяще отъити въ ину область", и лишь супруга Изяслава, полька Гертруда, сумела уговорить князя примириться с иноками и вернуть их обратно. К слову сказать, судя по Житию преп. Феодосия, Антоний поддерживал добрые отношения с супругой Изяслава в течение долгого времени, и не случайно некоторые исследователи допускают, что княгиня была его духовной дочерью.

Еще более острым оказалось второе столкновение Антония с князем Изяславом, связанное на этот раз, как можно думать, с политическими пристрастиями старца и приведшее к его временному уходу из Киева. Из Киево-Печерского патерика известно, что в 1068 г., во время нашествия половцев на Русскую землю, трое князей Ярославичей Изяслав, Святослав и Всеволод накануне выступления в поход пришли к Антонию за благословением и молитвой, однако старец предсказал им поражение. И действительно, в битве на р. Альте (близ Переяславля Южного) русские войска потерпели жестокое поражение. Изяслав вместе с Всеволодом бежал в Киев. Святослав же отступил к Чернигову и в ноябре одержал победу над половцами. По-видимому

Похожие работы

1 2 >