Античность: сложение системы риторики

Категории полезного и вредного, справедливого и несправедливого, прекрасного и постыдного являются отнесеним риторической аргументации к соответствующим классам общих мест. Общество,

Античность: сложение системы риторики

Сочинение

Литература

Другие сочинения по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией

Античность: сложение системы риторики

Волков А. А.

Слово риторика (от греческого глагола rheo говорю, ср русск. “речь”) первоначально означало ораторское искусство. Многие греческие города-государства, как Афины, управлялись демократически. Политические и судебные решения принимались голосованием на сходке, результаты которого определялись убедительностью публичных речей и впечатлением, которое оратор производил на собравшихся граждан. Убедительность речи зависела от ее логоса - силы доводов, приводившихся оратором, этоса - уместности речи, ее соответствия общепринятым обычаям и взглядам и филокалии (букв. благолепия - красоты) оратора и его речи, пафоса - эмоций (гнева, сострадания, мужества, милосердия и др.), возбуждаемых в публике словесным искусством оратора. В этих условиях в V-IV веках до Р.Х. сложилась профессия софистов - «знатоков, мастеров», платных учителей философии и ораторского искусства, которые обучали молодых людей технике аргументации и приемам воздействия словом.

Изобретателем риторики древние называют философа Эмпедокла (495-435 до Р.Х.), который «достиг великой силы слога, пользуясь и метафорами и прочими поэтическими приемами» (Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. VIII, 57. М. «Мысль», 1986. С. 322), и прославился, согласно легенде, тем, что якобы бросился в кратер вулкана Этны «этим он хотел укрепить молву, будто он сделался богом» (Диоген Лаэртский. Там же. С.325). Но, очевидно, первую конструкцию риторики разработал ученик Эмпедокла «искуснейший в науке красноречия и составивший ее учебник, а проживший (по словам Аполлодора в «Хронологии») целых сто лет» (Там же. VIII 58) софист Горгий Леонтинский (485-380 до Р.Х.). Горгий построил первый свод топики (учения об основаниях аргументов), предложил учение об аргументации, выделил и обозначил риторические фигуры и создал школу риторов (Магаффи Дж. История классического периода греческой литературы. Т.2. М., 1883. С. 73-74).

Другим изобретателем риторики как искусства полемики, цель которой победа в споре, считается философ-материалист Протагор из Абдеры (480-410), полагавший, что «человек есть мера всем вещам существованию существующих и несуществованию несуществующих», что душа «есть чувства и больше ничего... и что все на свете истинно» (Диоген Лаэртский. Там же. IX, 51. C. 348). В этом качестве материалиста, гуманиста и демократа Протагор первым стал брать за уроки риторики плату в сто мин (афинская мина - 436,6 г. серебра) и, соответственно, специально обучать эристическим уловкам: «...о мысли он не заботился, спорил о словах, и повсеместное нынешнее племя спорщиков берет свое начало от него» (Диоген Лаэртский. Там же ( IX, 52-53). C. 349).Заметим, что когда другой материалист и гуманист Дионисий Сиракузский младший продал Платона в рабство, друзьям Платона удалось собрать за его выкуп двадцать мин серебра.

Риторика в собственном смысле начинается с утверждения величайшим мыслителем античности Платоном (427-347 г до Р.Х.) задач и целей публичной аргументации и с определения ее этического и познавательного статуса. В диалоге Платона «Горгий» отражено понимание риторики софистами:

«Сократ. ... объясни, что ты имеешь в виду, говоря о величайшем благе и называя себя его создателем.

Горгий. То, что поистине составляет величайшее благо и дает людям как свободу, так равно и власть над другими людьми, каждому в своем городе.

Сократ. Что же это, наконец?

Горгий. Способность убеждать словом и судей в суде, и советников в совете, и народ в народном собрании, да и во всяком ином собрании граждан. Владея такою силой, ты и врача будешь держать в рабстве, и учителя гимнастики, а что до нашего дельца, окажется, что он не для себя наживает деньги, а для другого для тебя, владеющего словом и уменьем убеждать толпу» (Платон. Горгий. 452,d-e. Соч. Т.1. М, «Мысль», 1968. С. 264-265).

Платон критикует софистику в первую очередь за хаотические последствия публичной речи, лишенной нравственного и предметного основания: «Так вот, когда оратор, не знающий что такое добро, а что зло, выступит перед такими же несведущими гражданами с целью их убедить, причем будет расхваливать не тень осла, выдавая его за коня, но зло, выдавая его за добро, и, учтя мнения толпы, убедит ее сделать что-нибудь плохое, какие, по-твоему, плоды принесет впоследствии посев его красноречия?». (Платон. Федр. 260d. Соч. Т.2. С.198).

По мысли Платона, Горгий и другие софисты, обучая технике эристической диалектики, разрушают общество, поскольку ловкая речь создает в неподготовленной аудитории иллюзию компетентности, в результате чего ответственные посты в государстве занимают безнравственные и неподготовленные люди: «Знать существо дела красноречию нет никакой нужды, надо только отыскать какое-то средство убеждения, чтобы казаться невеждам бóльшим знатоком, чем истинные знатоки» (Платон. Горгий.459с. Соч. Т.1. С.273). Поэтому ответственность учителя риторики за содержание его риторического учения и последствия преподавания (Платон. Горгий. 458d, 519d. Соч. Т.1 С.273-274, 355) определяется уровнем нравственной подготовки учеников.

Основная задача ритора и преподавателя риторики состоит, по Платону, в повышении компетентности общества: «А если мы проявим заботу о своем государстве и согражданах, не должны ли мы стремиться к тому же чтобы сделать сограждан как можно лучше? Ведь без этого, как мы установили раньше, любая иная услуга окажется им не впрок, если образ мыслей тех, кому предстоит разбогатеть, или встать у власти, или вообще войти в силу, не будет честным и достойным» (Там же. С.348).

Цель риторики подготовка компетентного гражданина, в первую очередь государственного деятеля и судьи, ораторское искусство которого совершенствует нравы общества (Там же. С.352-353).

Истинное искусство риторики, по мысли Платона, далеко выходит за пределы техники аргументации, а истинный ритор предстает как философ: «Так довольно нам развлекаться рассуждениями о речах. А ты пойди и сообщи Лисию, что мы с тобой, сойдя к источнику нимф и в святилище Муз, услыхали там голоса, которые поручили нам сказать Лисию и всякому другому, кто сочиняет речи, да и Гомеру и всякому другому, кто слагал стихи для пения и не для пения, а в-третьих, Солону и всякому, кто писал сочинения, касающиеся гражданского устройства, в виде речей и называл эти речи законами: если такой человек составил свои произведения, зная, в чем заключается истина, и может защищать их, когда кто-нибудь станет их проверять, и если он сам способен устно указать слабые стороны того, что он написал, то такого человека следует назвать не по его сочинениям, а по той цели, к которой были направлены его старания.... Название мудреца, Федр, по-моему для него слишком громко... Любитель мудрости - философ или что-нибудь в этом роде вот что больше ему подходит и более ладно звучит» (Платон. Федр 278с. Соч.Т.2. С. 221).

Платон прекрасно владел риторической техникой и искусно использовал ее в своих произведениях. Проблема познавательной ценности аргументации правдоподобного, поставленная Платоном, непосредственно связана с проблемой самой риторики в системе знания. В отличие от науки, которая имеет дело с существующим и потому содержит знание, предмет риторической аргументации промежуточная область между существующим и несуществующим, область становящегося и возможного: « В каждом виде поэтому есть много бытия и в то же время бесконечное количество небытия» (Платон. Софист. 256е. Соч. т.2. С.381). Суждение о возможном, различным образом соединяя в себе ощущение и фантазию, может содержать истинное и ложное мнение.

Задача превращения риторики в научную дисциплину решена Аристотелем (384-322 до Р.Х.). «Риторика» Аристотеля первая систематическая монография, описывающая «способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета» (Аристотель. Риторика. 1355b, 25. Античные риторики. Под ред. А.А. Тахо-Годи. М., 1978. С. 19) представляет собой, по выражению А.Ф. Лосева, логику иррациональности. Эстетическое учение Аристотеля «всю художественную область трактует именно не как абсолютную достоверность и реальное бытие, но только как возможность, как такое бытие, которое может быть, а может и не быть и которое, собственно говоря, нейтрально к обычно понимаемой действительности и оценивается не с точки зрения своего абсолютного наличия или отсутствия, но с точки зрения того среднего, что находится между «быть» и «не быть»... Теперь Аристотель и привлекает ту логическую область, которая не основана на чистом разуме и абсолютной достоверности, но которая основана как раз на этой бытийно-нейтральной области искусства. Такую логику он и называет диалектикой. И это является диалектикой уже в смысле чисто аристотелевском. Диалектика, по Аристотелю, есть логика чистой возможности или вероятности, а не абсолютной достоверности. Именно этой логикой пользуемся мы, когда хотим друг друга в чем-нибудь убедить. И это та подлинная логика, которой пользуются и художники и все, кто воспринимает и переживает их художественные произведения. Этой логикой и пользуется риторика вообще, то есть искусство кого-нибудь в чем-нибудь убеждать. Искусство, построенное на диалектической логике, то есть на логике бытийно-нейтральной, и есть риторика» Лосев А.Ф. История античной эстетики. IV. Аристотель и похдняя классика. «Искусство». М., 1975. С.529-531.

Аристотелевское понимание риторики как теории аргументации связано с этическим мотивом критики софистов: «Риторика полезна, потому что истина и справедливость по своей природе сильнее своих противоположностей, а если решения постановляются не должным образом, то истина и справедливость необх

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>