«Храм наук» и «Книга природы»

В подготовительных заметках к "Системе всей физики" и "Микрологии" Ломоносов задается вопросом о соотношении трех видов познания, очевидно, не вполне

«Храм наук» и «Книга природы»

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
е и тщетные астрология, физиогномия, хиромантия и алхимия. Вредные ("глупее преждереченных") различные виды гаданий, вроде некромантии, аэромантии, ворожбы, заговоров и т. д.

Задача систематизации знаний возникла потому, что в новых условиях общественной жизни, вызванных реформами Петра I, в частности, в связи с тенденцией к секуляризации образования, наука брала на себя и функции воспитания разума и воли. В этом смысле любопытно сочинение о задачах и структуре науки, принадлежащее академику Г.-В. Крафту (17011754). Под названием "О философии" оно было опубликовано в 1738 г. в нескольких номерах "Примечаний на [Санкт-Петербургские] Ведомости". Эти "Примечания" были первым на русском языке периодическим научным изданием, "первым русским журналом", по определению В. П. Зубова . К моменту появления статьи "О философии" они издавались уже в течение десяти лет, освещая самые разные области знания. Но за это время вполне закономерный вопрос, что же такое наука, поставлен не был. Это прежде всего и констатировал Крафт: "Мы в наших примечаниях, пишет он, с самого их начала ни о какой другой материи, кроме философических вещей, не писали", однако же "еще обстоятельно не объявили, что то есть философия, и каков философ по своей должности быть имеет".

Поскольку человек осуществляет себя в размышлении и внешнем действии, философия "как истинное познание всех вещей, которые в свете случиться могут", должна способствовать тому, чтобы он "разумно мыслил и разумно делал". На этом основании "философия" разделяется на две части теоретическую, или "в одном размышлении упражняющуюся", и "практическую, или действительную". "Та исправляет наш разум, а сия волю, оная имеет в своем намерении правду, а сия добродетель".

В теоретической философии первое место принадлежит логике. Это "наука, управляющая рассуждение", "компас философии". Именно с помощью логики выявляются три основных объекта теоретического знания тело, душа и причина того и другого бог. Тело и причины изменений в нем имеет своим предметом физика. Человеческим телом и причинами его болезней занимается медицина, составляющая особый раздел физики. Движения души составляют особый предмет психологии, а натуральная теология рождает "по его (Бога. Н. Г.) делам довольно причин к здравому о нем рассуждению", так как является областью богопознания в сфере законов природы. Что же касается метафизики (на языке XVIII в. так обычно именовали собственно философию), то она "о том пишет, что всем вещам вообще прилично"; ее категории, подобно правилам логики, приложимы к физике, психологии и натуральной теологии.

Подразделений физики Крафт не дал, зато математика охарактеризована подробно. Как и философия, она разделяется на теоретическую и практическую. К первой относятся арифметика, алгебра, геометрия, тригонометрия. Практическая, кроме различных частных приложений означенных дисциплин, охватывает механику, гидравлику, гидростатику, аэрометрию, перспективу, катоптрику, диоптрику, астрономию, хронологию, географию, гномонику, архитектуру, фортификацию и артиллерию.

Таким образом, практическая математика у Крафта оказалась одной из составных частей теоретической философии. Это обстоятельство не только отчасти курьезно, но и весьма знаменательно. Оно как раз подчеркивает отмеченный нами выше характер перестройки "Храма наук" и связанные с ней трудности по созданию единой классификации. Технические науки включаются в теоретическую философию потому, что там издавна находились связанные с ними арифметика и геометрия. О том, что они должны входить в философию практическую, нет и речи. Между тем на деле понимание того, что такое практика, резко изменилось, требовался пересмотр состава именно практической философии. Последняя уже фактически захвачена духом меркантилизма, а, по Крафту, она все еще "нас к добродетели и ко всякому происходящему из оныя благополучно ведет" . Поэтому и состав ее у этого ученого традиционный: юриспруденция натуральная (естественное право) и гражданская, экономика, политика и история. При всех явных и скрытых недостатках и упущениях (в частности, из рассмотрения выпали грамматика и риторика), надо признать, что сочинение Крафта является одним из первых в России опытов классификации наук, положивших начало разработке проблем науковедческого характера.

Но рядом с этой классификацией существовала и еще одна пространная и довольно оригинальная. Речь идет об анонимном сочинении под названием "Вкратце о мудрости", включенном в рукописный сборник середины XVIII в. из собрания Государственного Исторического музея. Так же, как и Крафт, автор этого труда именует всю совокупность знания философией, но предпочтительно использует славянскую кальку любомудрие.

Разделив вначале "мудрость вообще" и мудрость, "обученную твердо", сочинитель дает подробную классификацию последней. Он обращает внимание читателей на то, что "древние разделяли весь состав любомудрия на философию умственную, нравственную и естественную", но, "не опровергая сего их деления", предлагает собственное. "Твердо обученная мудрость", т. е. наука в целом, разделяется на мудрость "богословствующих" и "любомудрствующих". В дальнейшем мы будем следить только за подразделениями последней. "Любомудрствующей мудрости" подчинены: "первое, мудрость законоучительствующих", "второе, врачевствующих", "третие, счисляющих, размеряющих и сравнивающих количества, а сии особно математиками именуются".

Это разделение осуществляется, по-видимому, по характеру объекта знания. Но затем появляется еще один принцип, отчасти перекликающийся с "моральным" разведением нужных и полезных наук у Татищева: вводится деление наук на "предуготовляющие", или "служащие орудием", инструментальные, технические в самом широком смысле слова, и "наглавнейшие" фундаментальные. К "предуготовляющим учениям" отнесены грамматика, риторика, логика, онтология (наука о бытии), арифметика, алгебра, геометрия, "история философическая". "Наглавнейшие" знания разделяются на теоретические и практические. Теоретические состоят из теологии, или "богословии естественной" ("натуральная теология" у Крафта), пневматологии (учение о духовном мире) и физики. Метафизики (т. е. философии в собственном смысле) здесь на первый взгляд нет вообще, но в конце своей работы автор упоминает, что она состоит из онтологии, естественной теологии и пневматологии. Поскольку же онтология, наряду с логикой, выше была отнесена к "предуготовляющим учениям", нетрудно заключить, что в основе теоретического раздела "наглавнейших" знаний лежат метафизика (без онтологии) и физика.

Сухой перечень дисциплин не дает, конечно, достаточного представления о содержании этого любопытного труда. Каждая наука в нем между тем получает развернутую характеристику, порой содержащую исторические экскурсы. Так, рассказывая о "пневматологии" и обсуждая вопрос о месте "престола ума" в человеческом теле, автор приводит следующие точки зрения: "Древнии поставляли оный в сердце, однако мнение их противится внутренней совести. Новейшии в голове утверждают его, но не соглашаются между собою, в коей бы ему там быть части. Картезий в железе остроголовчетой, или тюричковой, Клерик с Вортоном в мозолистом или шероховатом тельце. А Рудигер с Генриком Мором в продолжающемся от мозга можжечке".

Два из упомянутых здесь имен известны достаточно хорошо это французский философ Р. Декарт, или Картезий (15961650) и английский натурфилософ Г. Мор (16141687). Томаса Вортона (16141673), автора "Аденографии", знают главным образом историки медицины. А вот остальных нет в помине даже в обстоятельном новейшем труде по истории церебральной анатомии . И все ж в свое время это были известные люди. Андреас Рюдигер работал в начале XVIII в., ему принадлежит диссертация о слизи, написанная в 1718 г. Даниил Клерик (16521728) бы одним из авторов фундаментального свода сведений по анатомии, занимался историей медицины. Таким образом, наш неизвестный автор обладал довольно широкой эрудицией. В какой мере он разделял мнение, которое объединяло все перечисленные авторитеты, будто ум определенным образом. локализован в физическом пространстве, мы с уверенностью заключить не можем. Отметим кстати, что два из используемых им терминов "мозолистое или шероховатое тело (пучок нервов, соединяющих большие полушария мозга) мозжечок (можжечок), остаются действенными и поныне; что же касается "тюричковой железы", то определить, что это такое, трудно. Если подразумевается щитовидная железа (glandula thyreoida), то она с головным мозгом связана весьма отдаленно.

Физика раскрыта автором очень подробно. Общая ее характеристика заслуживает быть про цитированной хотя бы в извлечениях. "Обладает физика обще всем чувственным естеством, а в нем пространством, местом, протяжением, распростертием, раздельностию, непроницаемостью. Так что, кто не ведает, что в себе есть движение тот отнюдь не знает всего естества, как то Аристотель произрек негде... Физика рассуждает или о мире, исполнененном всюду вещества, или о мире, имеющем в своем распространении пустоту... или также о мире, имеющем неисчетныи вихри, дабы ему быть в движении и состоять в целом соединении своем... Она или все восписывает механисму, или приобщает, для приведения всего в способ, некоторый дух, воображающий и действующий внутренно в веществе..." . Разделяется физика на опытную и математическую. В последнюю включаются почти все те дисциплины, которые у Крафта отнесены к "практической математике". Что же касается &

Похожие работы

< 1 2 3 4 > >>