Англо-французское соперничество в Вест-Индии в первой половине XVIII в.

Подобное положение вещей не могло не раздражать плантаторов британских Антил, терявших таким образом привлекательный рынок сбыта для своей продукции. Итогом

Англо-французское соперничество в Вест-Индии в первой половине XVIII в.

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Англо-французское соперничество в Вест-Индии в первой половине XVIII в

 

 

Содержание

колония вест индия барбадос ямайка

1. Социально-экономическое развитие французской и британской Вест-Индии в первой половине XVIII в

2. Англо-французское соперничество в Вест-Индии в первой половине XVIII в

Список использованной литературы

 

 

1. Социально-экономическое развитие французской и британской Вест-Индии в первой половине XVIII в

 

XVIII в. без преувеличения открыл новую страницу в развитии колониального хозяйства и торговли английских и французских Антил. Изменения, произошедшие здесь в эту эпоху, были многоплановы: с одной стороны, при сохранении принципиальной основы экономики английской и французской Вест-Индии - рабовладельческого плантационного производства - внутри самих комплексов островных владений обеих держав в то же время имела место определенная, порой весьма значительная перестановка приоритетов и центров тяжести их экономического развития. С другой стороны, именно в этот период существенно изменилось соотношение сил между французской и английской антильскими империями в сфере экономики - факт, который в свою очередь уже выходил за рамки собственно Вест-Индии и приобретал международное значение. Именно преобразования, произошедшие в торговле и хозяйстве британских и французских Антил в XVIII в.. в немалой степени повлекли за собой и общее изменение соотношения сил между Англией и Францией на колониальной сцене и в определенных областях мировой экономики того времени.

Что касается антильских владений Великобритании, то здесь XVIII в. стал временем резкой смены центра тяжести экономического развития этих колоний по сравнению с предшествующей эпохой. Современники и исследователи колониальной истории единодушно отмечают определенный упадок прежнего лидера экономики британских Антил - Барбадоса. «Золотой век» развития его хозяйства пришелся главным образом на вторую половину XVII столетия, когда роль этого острова, как это видно из картины, рисуемой Бютель-Дюмоном. действительно была чрезвычайно велика для различных сфер экономики самой Великобритании, связанных как с внутренним, так и с внешним рынком и. что особенно ценно. - для ее внешнеторгового баланса: «Богатства, которые производил этот остров, заставили одного английского автора сказать, что он стоит его нации самой богатой золотой шахты. Действительно, он давал пропитание огромному числу ртов, давал работу большим флотам, торговля с ним способствовала подготовке огромного количества моряков и значительно увеличила объем национального богатства Англии.

Его торговля при Карле II занимала 400 кораблей. Если считать их но 150 тонн каждый, то это составляет 60000 тонн - вот объем товаров, которые экспортировались тогда с этого острова. Чтобы обслуживать эти суда, необходимо было не менее 6000 моряков. На строительстве этих судов, также как и на их снаряжении, обязательно должно было работать 8-10 тысяч человек.

Один лишь сахар, перевозимый на этих кораблях, тогда доходил до 30000 бочек. Половина его потреблялась в Англии, другая реэкспортировалась. Сбыт 15000 бочек, потребляемых в Англии, давал средства для жизни по крайней мере 10000 человек. Из них некоторые даже обогащались. Цена этого сахара .могла достигать 250000 фунтов стерлингов, а цена прочих товаров, экспортировавшихся тогда с Барбадоса, как то: имбиря, хлопка, патоки и прочих, - достигала 100000 фунтов стерлингов. Эти две цены составляют в сумме 350000 фунтов стерлингов, по крайней мере половина которых покрывалась потребляемыми островом товарами, вышедшими из мануфактур Англии, или же естественными продуктами. выращенными в том же королевстве. Тем самым по крайней мере еще 20000 человек - собственники этих товаров - и такое же число тех, кто работал над их производством или продавал эти товары в розницу, находили средство прокормить себя. Таким образом, можно без преувеличения с уверенностью говорить, что торговля с Барбадосом долгое время давала средства для жизни 60000 человек жывшим в Великобритании. К этому числу надо добавить другие 50000 человек, которые жили на самом Барбадосе. Таким образом, этот остров давал средства для жизни более 100000 подданных английской Короны (считая лишь белых).

Выгоды, которые англичане получали с Барбадоса, этим не ограничивались. Помимо того надо учесть прибыль, которую давал реэкспорт товаров, получаемых с острова. Из расчетов, сделанных для того, чтоб узнать эту прибыль, следует, что эта колония принесла Англии по крайней мере 2 миллиона фунтов стерлингов с 1636 по 1656 г. и 4 миллиона с 1656 по 1676 г. Гак как различные обстоятельства и особенно прогресс французских колоний на антильских островах вызвали постепенный упадок его торговли, предполагают, что с 1676 по 1736 гг. Барбадос ввез в Великобританию лишь около 6 млн. фунтов стерлингов. Все эти три суммы вместе образуют 12 млн. фунтов стерлингов, которые Барбадос в течение 100 лег добавил к объему национального богатства Англии».

Кризисные явления, постигшие Барбадос в XVIII в. были, по словам современников, достаточно многообразны и затронули различные сферы жизни острова. Одним из них была стагнация и, по-видимому, определенное сокращение сельскохозяйственного производства и. как следствие, объема торговли острова, что особенно бросалось в глаза по сравнению с бурным ростом числа плаваний на Барбадос, характеризовавшим предшествующий период. Так, по словам Бютель-Дюмона, если прежде Барбадос загружал своими товарами 400 судов для Англии, то теперь, в первую половину XVIII в. их количество сократилось до 300. И хотя данные источника говорят о сокращении торговли именно с Англией, что возможно компенсировалось ростом объема торговли с североамериканскими колониями Великобритании, роль которых для торговли со всеми антильскими островами вне зависимости от того, какой державе они принадлежали, постоянно росла на протяжении XVIII в., тем неменее, в литературе отмечено и некоторое падение стоимости экспорта с Барбадоса за рассматриваемый период. В 1697 г. когда, как считается, остров достиг пика своей экономической отдачи, с Барбадоса было вывезено товаров на сумму 198 тыс. фунтов стерлингов, то к 1773 г. эта цифра сократилась до 168 тыс. фунтов стерлингов. Но если в сфере торговли негативные явления для Барбадоса выражались скорее в стагнации, нежели в значительном сокращении объема товарооборота и его стоимости, то в прочих областях признаки упадка были более явственны.

Одной из таких областей стал социум колонии, где продолжат идти процесс сокращения общей численности белого населения колонии при определенном росте числа негров и как следствие - усиливалась диспропорция между расами. Если в 1645 г. белое население острова достигало, по мнению исследователей. 45 тыс. человек, то в дальнейшем в первой половине XVIII в. оно сократилось до 15 тыс.. в то время как количество негров продолжало расти". Источники, хотя приводимые ими цифры и отличаются от данных литературы, также отражают подобную тенденцию. Так, по словам Бютель-Дюмона, если в 1676 г.. во время пика его процветания, на Барбадосе насчитываюсь 50000 белых и 80000 неї ров. то в дальнейшем, к началу XVIII в. из-за войны, болезней и прочих факторов население острова сократилось до 25 тыс. белых и 60 тыс. неї ров. Улучшение послевоенной экономической конъюнктуры привело к кратковременному росту белого населения до 27 тыс. человек, но затем «упадок английскою производства сахара вызвал с 1733 г. эмиграцию многих колонистов. Одни вернулись в Англию, другие переехали в Каролину или Пенсильванию. В настоящее время количество негров на Барбадосе превышает количество белых в еще большем соотношении, чем прежде». Подобные процессы и столь высокая диспропорция между расами, сложившаяся в конечном счете, по мнению Бютель-Дюмона. являлись не чем иным, как несомненным свидетельством упадка острова, так как сокращение числа белых в колонии снижало ее обороноспособность и ослабляло ее перед лицом возможною мятежа негров.

И, наконец, последним и наиболее явным проявлением кризисных явлений в жизни Барбадоса XVIII в. стало общее падение производительности острова в ключевой сфере его экономики - плантационном хозяйстве. Так, согласно Эрику Вильямсу. в 30 гг. XVIII в. прибыль, приносимая сахарной плантацией на Барбадосе, в среднем составляла всего 2 %, при том что инвестиции в это производство в виде скота, оборудования, рабов продолжали расти. В то же время на Ямайке, занявшей лидирующее положение в плантационном хозяйстве британских Антил. доход с сахарной плантации в среднем был равен 6 %.

Несомненный экономический и социальный регресс Барбадоса, столь резко контрастировавший с его прежним состоянием и той ролью, которую он играл в экономике Англии во второй половине XVII в., объясняется в литературе и источниках целым рядом причин. Многие авторы как того времени, гак и современные исследователи считают, что в значительной степени в экономическом упадке Барбадоса, особенно в том, что касается сокращения экономической рентабельности самого сельскохозяйственного производства, был повинен обший экстенсивный характер плантационного хозяйства, усугублявшийся эрозией и общим истощением почв острова, не выдерживавших слишком интенсивной их эксплуатации в предшествующий периоде. Среди других причин кризисных явлений, поразивших Барбадос в XVIII в., называют все более широко распространявшуюся среди крупных плантаторов привычку жить не в колонии, а в метрополии, переложив непосредственные заботы по ведению хозяйства на управляющих. Те же в свою очередь уделяли мало внимания развитию хозяйства их нанимателя, заботясь главным образом о собственном обогащени

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>