Английские женщины-путешественницы второй половины XIX века

Иным было отношение к женщинам, путешествовавшим без сопровождения мужчин. Независимо от физических способностей, умения защищать себя в опасных ситуациях и

Английские женщины-путешественницы второй половины XIX века

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

Важной особенностью, объединяющей практически всех путешественниц, было стрем-ление описать и опубликовать свои впечатления от поездки. В Англии второй половины XIX в. жанр "описания путешествий" был одним из наиболее востребованных читательской аудиторией. Наряду с естественным интересом человека к разного рода необычным историям, существенную роль сыграл здесь всплеск интереса британцев к неевропейским культурам, обусловленный дальнейшим расширением империи. Книги о путешествиях, по выражению Б. Мелман, стали "одним из оплотов викторианской издательской индустрии" [11]; нередко они занимали верхние строчки в списках наиболее продаваемых изданий, вытесняя религиозную и рекомендательную литературу. Большинство из них и в это время принадлежало перу путешественников мужского пола, однако (по сравнению с предыдущим периодом) во второй половине XIX в. произошел настоящий прорыв женщин-писательниц в эту до тех пор почти эксклюзивно мужскую область литературы. Публикации приносили значительные доходы, и этим во многом объяснялось стремление путешественниц сделать рассказы о своих приключениях достоянием общественности. Чтобы подчеркнуть своеобразие испытанного, женщины прибегали к обычным для путешественников приемам: заголовки их книг акцентировали внимание на экзотичности места путешествия ("Десять дней на Масляной реке", "Египетские гробницы и сирийские святыни") или протяженности маршрута ("Тысяча миль вверх по Нилу", "От Гебрид до Гималаев"). Но кроме этого, в их распоряжении был гораздо более действенный способ привлечь внимание к книге: подчеркнуть саму принадлежность автора к слабому полу. Такие заголовки, как "Путешествие, совершенное леди на французском военном корабле" или "Жизнь леди в Скалистых горах", фиксировали необычность присутствия женщин в столь нетипичной обстановке, придавая повествованию ореол неординарности.

Отвечая ожиданиям читателей, тексты книг изобиловали описаниями приключений, удивительных случаев и любопытных эпизодов, изображениями туземных народов и красот тропической природы. Однако далеко не все путешественницы собирали различные сведения о посещенной ими стране лишь для удовольствия читателей. Для целого ряда из них сбор информации был попыткой внести посильный вклад в научное знание: вторая половина XIX века - время возникновения этнографии и антропологии, интенсивного развития биологии, географии и других естественных наук; прогресс этих дисциплин требовал накопления фактов. Работа женщины-исследова-тельницы была, как правило, неформальной: их инициативы довольно редко поддерживались на официальном уровне. До XX в. женщины были исключены из большинства сообществ специалистов. Так, Лондонское Королевское географическое общество, самый крупный и авторитетный покровитель географических исследований в викторианский период, долгое время сопротивлялось допуску женщин в свои ряды. Женщинам-исследовательницам разрешалось лишь читать доклады о проделанной ими работе, но не голосовать или занимать пост в Обществе. В связи с этим некоторые путешественницы предпочитали членство в других, менее консервативных (но и менее авторитетных) организациях, таких, как Королевское азиатское общество, Шотландское королевское географическое общество и др. Только в 1913 г., после двадцатилетней кампании, проходившей весьма эмоционально и в самом Лондонском географическом обществе, и в британской прессе, Общество приняло окончательное решение, разрешавшее женщинам вступать в его ряды [12]. Аналогично складывались отношения путешественниц и с другими официальными научными организациями. Вплоть до конца XIX века их работа считалась любительской и потому не всегда достойной внимания профессионалов.

Пренебрежение специалистов результатами работы женщин не было единственной проблемой, с которой приходилось сталкиваться путешественницам. В конце концов, не все из них были столь амбициозны. Гораздо сложнее было другое: в эпоху господства идеологии разделенных сфер женщины, отправлявшиеся в длительную поездку по так называемым "неевропейским территориям", должны были преодолевать настороженное, если не сказать негативное, отношение общества к подобным инициативам. Само решение путешествовать было в определенной мере вызовом принятым нормам женского поведения, вступало в противоречие с идеалом женской пассивности, культивируемым в викторианский период.

Отношение общества к путешественницам было неоднозначным и в значительной степени зависело от наличия или отсутствия в их поездках спутников мужского пола. Женщины, отправлявшиеся в отдаленные земли вместе с мужьями, находились под их охраной и защитой, одновременно выступая в роли помощника мужа среди опасностей пути. Как следствие, они неизменно удостаивались похвал и одобрения общества, превозносившего их храбрость и преданность супругу [13].

Иным было отношение к женщинам, путешествовавшим без сопровождения мужчин. Независимо от физических способностей, умения защищать себя в опасных ситуациях и числа компаньонок, их относили к разряду "незащищенных", что подразумевало определенную эксцентричность. Важным способом убедить общество в своей лояльности предписанным нормам поведения было стремление путешественниц следовать всем остальным установлениям викторианской морали - от манеры поведения и соблюдения английских традиций до обязательного ношения исключительно женской одежды. Последняя особенность, наверное, наиболее ярко свидетельствует о противоречивости и неоднозначности статуса женщины-путешественницы как в глазах общества, так и в своих собственных. Женская одежда викторианского периода была одним из самых неудобных костюмов для путешествия: жесткие корсеты, длинные тяжелые юбки с многочисленными складками, высокие, подступающие к горлу воротнички. Мужская одежда была бы намного более уместной в тех суровых условиях, в которых им приходилось передвигаться. Тем не менее, даже тогда, когда в Англии велась борьба за реформу женской одежды, путешественницы упорно продолжали носить корсеты и шляпы и тщательно заботились о поддерживании надлежащей женщине внешности, как бы ни было это трудно. Более того, по их словам, только эта одежда была единственно подходящей и уместной для женщины в непривычных условиях. Так, Мэри Кингсли подчеркивала преимущества "хорошей толстой юбки" во время странствий по африканским болотам [14]. Другая известная путешественница, Изабелла Берд, прочитав в "Таймс" о том, что она ездит верхом в Скалистых горах в "мужском платье", сочла своим долгом просить одного из друзей вступиться за ее честь и отхлестать оскорбившего ее корреспондента газеты [15]. По мнению английской исследовательницы Кэтрин Стивенсон, "носить брюки, даже в африканских джунглях или горах Тибета, было равносильно признанию в поддержке женской эмансипации" [16]. Отказаться от привычной одежды в пользу более удобной означало примкнуть к так называемым "новым женщинам", чей свободный образ мыслей и поведения шокировал и раздражал общество. Выбирая привычный обществу облик, путешественницы тем самым как бы убеждали его в своей нормальности и безобидности. То же относилось и к избранному ими способу передвижения: они предпочитали ездить верхом исключительно в дамском седле, находя мужской способ езды неприемлемо "неэлегантным" для женщины [17]. Описывая свои действия в пути, путешественницы неизменно представляли собственное поведение как безупречно женственное, подчеркивая свое "истинно женское любопытство" [18], неприятие жестокости и насилия, внимание к деталям, эмоциональность. Все это давало основания заверениям Уильяма Блэйки в 1896 г. о том, что при всей своей тяге к путешествиям англичанки "ни разу не обнаружили качеств, несовместимых со скромностью, грацией, мягкостью, которые всегда должны признаваться надлежащим украшением этого пола" [19].

Деятельность женщин-путешественниц, безусловно, была эмансипирующей по своей сути: путешествуя, они утверждали свою способность к самостоятельности, способность заниматься делами, далекими от домашней сферы, все более завоевывали признание и авторитет в сфере научных изысканий. Общество, по выражению Б. М. Ингемансон, начинало привыкать к "маленьким дозам мобильности женщин" [20]. В то же время стереотипы женского поведения, существовавшие в общественном сознании, накладывали особый отпечаток на их слова, дела и даже внешний облик. Внимание путешественниц к одежде, поведению, так же, как и особые приемы повествования, определялось их стремлением примирить свою деятельность с идеологией викторианской эпохи. Опыт английских путешественниц еще раз демонстрирует значимость гендерных стереотипов и норм поведения в жизни общества.

Список литературы

Blaikie, W.G. Lady Travellers. //Blackwood's Magazine.Vol.160 (July, 1896). P.49.

Adams, William H.D. Celebrated Women Travellers of the Nineteenth Century. L.,1883. P.383. Цит. по: Frawley, Maria H. A Wider Range: Travel Writing by Women in Victorian England. Rutherford,1994. P.110.

Pemble, J. The Mediterranean Passion:Victorians and Edwardians in the South. Oxford,1987. P.1.

Ibid.

Burton, Isabel. The Inner Life of Syria, Palestine and the Holy Land from my Private Journal. L., 1875. /Unsuitable for ladies: an anthology of women travellers - selected by J.Robinson . - Oxford, 1994. P.133.

Edwards, Amelia. Untrodden Peaks and Unfrequented Valleys: A Midsummer Ramble in the Dolomites. 1873. Reprint. Boston, 1987. P.1. Цит. по: Frawley, Maria H. Op.cit., p.21.

Цит. по: Frawley, Maria H. Op.cit., p.20.

Ibid., p.21.

Mitsi, E. Roving Englishwomen in Greece: Gendering Travel Writing. http://www.women.-it/quarta/workshops/writing1/efterpimitsi.htm

Melman, B. Women's Orients: English Women and the Middle East, 1718-1918: Sexual

Похожие работы

< 1 2 3 >