Анархизм глазами Штирнера

“Обездоленные осмелятся спросить: что охраняет вашу собственность, господа привилегированные? и сами ответят: ваша собственность цела, потому что мы воздерживаемся нападать

Анархизм глазами Штирнера

Информация

Политология

Другие материалы по предмету

Политология

Сдать работу со 100% гаранией
нником земли. Если мы добьёмся этого, то нынешние собственники перестанут быть ими”.

“Отняв у них землю, мы точно также можем лишить и других владений, присвоить их себе по праву сильного. “Сильные” составляют общество, которое, разрастаясь и расширяясь, постепенно, обнимет собою, наконец, всё человечество.

“Но это человечество само по себе только понятие (признак); на деле существуют лишь отдельные личности. И эти личности, взятые в массе, будут поступать с землёй не менее произвольно, нежели отдельные личности”.

“Предмет, в котором все пожелают известную долю, будет отобран у того, кто владел им один, и обращён в общественное достояние. Каждый будет обладать долей этого общественного блага, и доля эта будет его собственностью. Так, по старому закону о наследстве, дом, принадлежащий пяти наследникам, есть их общее владение, нераздельное, но каждый владеет пятой частью дохода. Собственность, которой мы лишены теперь, будет гораздо лучше использована в наших руках. Соединимся же для такого грабежа”.

Осуществление

 

Преобразование, необходимое для личного блага каждого человека, должно совершиться, по мнению Штирнера, следующим образом: сначала значительное число людей перерабатывает себя внутренне и признаёт своё личное благо за высший закон, затем эти люди произведут и внешний переворот, т. е. разрушение права, государства, собственности, и этим положат начало новому строю.

I. Внутренняя переработка личности есть первое, необходимое условие.

“Революция и возмущение не синонимы. Первая состоит в ниспровержении существующего порядка, государственного или общественного, она имеет только политическое или социальное значение. Второе, хотя и влечёт за собой ниспровержение установленных учреждений, но это не просто вооруженный мятеж, это восстание личностей, которые поднимают головы, не заботясь об учреждениях, которые возникнут”.

“Революция имеет в виде новый образ правления; возмущение ведёт нас к тому, чтобы не нами управляли, а чтобы управлялись сами собой, и не возлагает блестящих надежд на “будущие учреждения”. Возмущение не есть борьба с установленным порядком, ибо этот порядок падёт сам собою. Оно выражает собой, моё усилие освободится от гнёта; под влиянием возмущения он умирает и разлагается”.

“А так как цель моя не в том, чтоб ниспровергнуть существующее, но возвысится над ним, то измерения мои и поступки не имеют ничего политического или социального; я ставлю своей целью себя Ии свою личность, и намерения мои эгоистичны”.

“Почему основатель христианства не был ни революционером, ни демагогом, как то желательно иудеям? Почему он не был либералом? Потому что не ожидал спасения от перестройки учреждений и относился безразлично к ним”.

“Он не был революционером, подобно, например, Цезарю, он был мятежник; он стремился не ниспровергнуть правительство, а возвыситься. Он е вёл либеральной и политической Борьбы против действующей власти, а желал лишь идти своим путём, свободно и независимо”.

“Всё, сто священно, есть оковы и цепи”.

“Всё, что священно, создано обманщиками, иначе и быть не может; в наше время повсюду мы встречаем массу обманщиков”.

“Они готовят правонарушения и бесправие”. “Считай себя сильнее, чем думают, и ты будешь сильным; считай себя большим, и ты будешь большим”. “Бедными станут свободными лишь тогда, когда подымут возмущение, когда восстанут, возвысятся”. “Чернь должна ждать помощи от эгоизма; эту помощь она должна добыть себе сама; и она добудет её. Чернь сила, лишь бы только страх не одолел её”.

II.Чтобы произвести переворот в существующих порядках и чтобы заменить право, государство, собственность новым строем, необходимо насильственное восстание против современного государства.

“Государство может быть побеждено лишь дерзостным своеволием”. “Преступление это насилие отдельной личности. Личность может разрушить мощь государства только преступлением, если считает. Что не государство сильнее её, а наоборот, она сильнее государства”. Из этого следует, что в своей борьбе с правительством мыслители ошибаются (иначе сказать: они бессильны), когда предпринимают борьбу идеи с силой (эгоистическая сила заглушает голос мысли). Теория не может победить; священная сила мысли падает под ударами эгоизма. Только одна эгоистическая борьба, борьба эгоистов, может разрешить вопрос.

“Вопрос о собственности вовсе не так прост, как это думают социалисты и даже коммунисты. Он будет разрешён лишь войной всех против всех”. “Я завладею властью, которую уступил другим, не зная цены моей силы. Моею собственностью является всё, то что я могу добыть; я верну себе всё, что в состоянии приобрести; границами моей собственности я считаю только свою силу единственный источник моего права”.

Чтоб искоренить неимущую чернь, эгоизм не говорит ей: подожди, пока правосудие наградит, тебя от имени общества; оно он говорит: хватай всё, в чём ты нуждаешься, бери всё.

В этой борьба Штирнер не пренебрегает никакими средствами. “Я не отступлю ни перед чем: не отступлю даже перед духом безбожия, безнравственности, несправедливости, подобно тому, как св. Бонифаций не задумался из-за религиозных сомнений срубить священные дубы язычников”. “Право жизни и смерти, которое присвоили себе церковь и государство, я объявляю своим”. “Жизнь отдельной личности важна для меня лишь постольку, поскольку имеет цену для меня; её богатства как материальные, так и духовные, принадлежат мне, и я смотрю на них, как собственник, сообразуясь с моими силами”.

Штирнер рисует нам пример преобразования путём насилия. Он предполагает, что известное число людей пришло к сознанию, что их эксплуатируют сверх меры, особенно по отношению к другим гражданам.

“Обездоленные осмелятся спросить: что охраняет вашу собственность, господа привилегированные? и сами ответят: ваша собственность цела, потому что мы воздерживаемся нападать на неё! Она неприкосновенна лишь благодаря нашему покровительству. А чем благодарите вы нас за это? Вы платите черни презрением, пинками, полицейским надзором и наставлениями: уважай то, что не твоё, то, что принадлежит другому! Уважай других, и в особенности начальников. На это мы ответим: вы хотите нашего уважения? Тогда купите его у нас. Мы оставим вам вашу собственность за приличную плату. Что даёт генерал в мирное время взамен тысячного оклада? А другие с миллионными доходами? Какую награду получаем мы, когда едим свой картофель, глядя, как вы спокойно глотаете устрицы? Заплатите столько, сколько мы платим за картофель, и спокойно продолжайте их глотать. Или , может быть, вы думаете, что устрицы не про нас? Вы возопите о насилии, если мы наполним ими наши тарелки и станем глотать их, и вы будете правы. Без насилия мы их не получим; но и вы имеете их только потому, что совершаете над нами насилие”.

“Но довольно об устрицах, и перейдём к той собственности, которая касается нас ближе, к труду”.

“Мы трудимся двенадцать часов в сутки в поте лица, и вы даёте нам за это несколько грошей. Ну что же! Получайте и вы столько же. Мы скоро придём к соглашению, лишь бы, конечно, никто не давал и не получал милостыню; целые века мы отдаём вам свою полушку и уступаем сою собственность. Конец: раскошеливайтесь, ибо отныне цена на ваш товар поднялась неимоверно”.

“Мы не возьмём у вас ничего, решительно ничего, но вы станете платить лучше за то, что вам нужно. “Послушай, сколько у тебя земли?” “У меня имение в тысячу десятин”. - “Ладно, я твой рабочий, и за работу на твоём поле не возьму меньше золотого в сутки”. “В таком случае, я возьму другого”. “Ты не найдёшь, ибо мы, батраки, больше не станем работать на иных условиях, я если кто заявится, несдобровать ему”.

Заключение

 

Учение Штирнера по свое сути является манифестом contra Гегель. Хотя лейтмотив её тот же, что и гегелевской философии: что есть свобода? Возможно ли её осуществление? И если возможно, то каковы пути этого осуществления? И ответы он ищет там же, где Гегель: в сфере мысли, идеи, духа. Но эта сфера с самого начала воспринимается им негативно, как нечто подлежащее самой глубокой критике, критике, выливающейся в её тотальную деструкцию ради одной цели противопоставить реально существующее, эмпирическое Я утверждению Я как деструктивному Я.

Основное определение Я у Штирнера заключено в том, что оно “единственно”. Когда он говорит, что действительно, реально, но только Я, то подразумевает не Собственное Я, а Я каждого человека, Я, которое воплощено в ты, мы, вы и т.д. Штирнер признаёт реальность за каждоё личностью в меру её эмпирической конкретности. Определение человека “единственного” для него является главным, оно есть идейный фокус понятия, которое сосредотачивает и преломляет в себе все остальные его свойства и определения.

Литература

 

  1. Краткий энциклопедический словарь (политология) /Отв. ред. Борцов Ю.С., науч. ред. Коротец И.Д. Ростов-на-Дону: изд-во “Феникс”? 1997. 608 с.
  2. Штирнер М. Единственный и его собственность. СПб.: Азбука, 2001. -448 с.
  3. Эльцбахер П. Сущность анархизма. Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2001. -272 с.

Похожие работы

<< < 1 2 3