Поэтический образ весны в лирике Ф. Тютчева и А. Фета (сопоставительный анализ)

Дело в том, что в России 60-х годов происходило размежевание литературных и общественных сил под влиянием новых революционных «базаровских» веяний.

Поэтический образ весны в лирике Ф. Тютчева и А. Фета (сопоставительный анализ)

Курсовой проект

Литература

Другие курсовые по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
ой

И в вечность улетим!

 

«Стихотворение тематически распадается на две равные части: слом на середине второй строфы. Первая половина текста рисует весеннее ночное небо. Динамична картина движения облаков. Оно передается не только сменой их наименования отсталые тучи и затем отрезок их, но отражено и в рифмующихся глаголах, подчеркивающих тему «растворения» пролетает тает, а также обращением к слову толпа (туч), помещенному между двумя рифмующимися глаголами, и вследствие этого как бы характеризующим пластический облик движущихся туч и стремительность их движения (толпа это нечто толпящееся, движущееся сплошной массой).

Первые два стиха первой строфы отличает от двух вторых не только отмеченный характер облачного покроваих отрезок тает мягко но и появление на небе нового объекта лунного серпа, сочетания, замыкающего строфу.

Первая половина следующей строфы продолжает тему первой, но логически из нее не вытекает, хотя с ней и связана. Скачок от конкретного описания весеннего неба к обобщающему выводу определен, с одной стороны, дальнейшим изменением картины неба (оно очистилось от туч и засияло звездами), с другой умозаключением поэта, вызванным красотой весенней ночи, ее властной возбуждающей силой.

Стихи эти обращают на себя внимание некоторым тематическим единством их составных элементов: отвлеченное заключение в стихе «Царит весны таинственная сила» было вполне самодостаточным для выражения впечатления о властной силе весны без присоединения следующего стиха «С звездами на челе», который нарушает естественное тематическое соотношение элементов в пределах предложения. На чьем челе звезды? Грамматическая зависимость в предложении выдвигает в качестве субъекта предложения слова «весны таинственная сила». Слово чело влечет за собою персонификацию субъекта, чему сопротивляется его реальное осмысление. И действительно, стих «сзвездами на челе» продолжает тему весеннего неба, конструирует его облик после ухода туч. Усеянное звездами чистое небо выступает в этих словах как бы венцом всемогущей весенней таинственной силы, особенно ощутимой в эту майскую ночь.

Чем вызван переход к сугубо интимной теме второй половины стихотворения? По-видимому, двумя факторами: влиянием силы весны, возрождения, которое царит, подчиняя себе все в природе, следовательно, и человека, возбуждает в нем грустно-лирическое настроение и воспоминания. Сила весеннего воздействия и очарование майской ночи протянули ассоциативную нить к когда-то бывшей такой же ночи и к любимой женщине, а также возбудили мысли о несбывшемся счастье, аналогом которого и стали тающие в лунном сиянии облака.

Итак: майская ночь небо обаяние расцвета весенней жизненной силы рассуждение на тему: «что такое счастье?», завершающееся пессимистическим выводом вот та лестница чувств, которую развертывает автор в этом небольшом стихотворении.

Следует, может быть, еще остановиться на некоторых словоупотреблениях, колеблющих их привычное синтаксическое соединение: толпа туч, отрезок туч (ср. толпа ребятишек, отрезок пути, отрезок ткани). Если слово отрезок в значении «остаток», а не «часть чего-н.» обращает на себя внимание некоторой непривычностью своего употребления, то слово толпа (туч) эстетически очень значимо, т.к. обнаруживает здесь действенность своей внутренней формы «нечто толпящееся, теснящееся и движущееся массой», усиливая пластичность движения воздушных масс. Необычным представляется и наречие мягко (тает), означающее «плавно», «не резко», «медленно, как бы растворяясь».

Текст стихотворения строится на основе индивидуального употребления слов возможного синонимического ряда, столкновения слов разных тематических планов, мотивированных личной волей художника, колеблющих привычное их употребление».

«При всей правдивости и конкретности описания природы у Фета она как бы растворяется в лирическом чувстве, служа средством его выражения».

А.А.Фет остро чувствует красоту и гармонию природы в ее мимолетности и изменчивости. В его пейзажной лирике много мельчайших подробностей реальной жизни природы, которым соответствуют разнообразнейшие проявления душевных переживаний лирического героя. Например, в стихотворении «Еще майская ночь» прелесть весенней ночи порождает в герое состояние взволнованности, ожидания, томления, непроизвольности выражения чувств:

 

 

Какая ночь! Все звезды до единой

Тепло и кротко в душу смотрят вновь,

И в воздухе за песней соловьиной

Разносится тревога и любовь.

 

В каждой строфе этого стихотворения диалектически сочетаются два противоположных понятия, которые находятся в состоянии вечной борьбы, вызывая каждый раз новое настроение. Так, в начале стихотворения холодный север, "царство льдов" не только противопоставляется теплой весне, но и порождает ее. А затем вновь возникают два полюса: на одном тепло и кротость, а на другом «тревога и любовь», то есть состояние беспокойства, ожидания, смутных предчувствий.

В стихотворении 1847 года «Что за вечер…» мы видим удаль и размах народной или, вернее, кольцовской песни:

 

 

Так-то все весной живет!

В роще, в поле

Все трепещет и поет

Поневоле.

 

Мы замолкнем, что в кустах

Хоры эти,

Придут с песнью на устах

Наши дети;

 

А не дети, так пройдут

С песнью внуки:

К ним с весною низойдут

Те же звуки.

 

В том, что это не случайные штрихи, убеждает одно примечательное стихотворение. Оно, думается, ясно свидетельствует о тяге Фета даже к эпосу. «Ю.Айхенвальд когда-то заметил, что для поэзии Фета характерны не переходы, а прорывы». Вот такой «прорыв» в эпос и представило стихотворение 1844 года:

 

Уж верба вся пушистая

Раскинулась кругом;

Опять весна душистая

Повеяла крылом.

 

Станицей тучки носятся,

Тепло озарены,

И в душу снова просятся

Пленительные сны.

 

Везде разнообразною

Картиной занят взгляд,

Шумит толпою праздною

Народ, чему-то рад…

 

Какой-то тайной жаждою

Мечта распалена

И над душою каждою

Проносится весна.

 

Здесь мы видим у Фета не только редкий, но и на редкость удачный пример, когда личное настроение сливается с общим настроением других людей, массы, народа, выражает его и растворяется в нем.

Позднее фетовские стихи близки к тютчевским. Фет вообще близок к Тютчеву как представителю «мелодической» линии в русской поэзии. Но в ряде старческих стихов Фет примыкает и к «ораторской» линии Тютчева.

Символика природы, построение стихотворения на сравнении природы и человека или на основе образа из сферы природы с подразумеваемой аналогией с человеком, философская мысль, то сквозящая за метафорой, то прямо формулируемая в дидактическом стиле, все это особенно сближает позднего Фета с Тютчевым.

Вот стихотворение «Я рад, когда с земного лона…» (1879):

 

Я рад, когда с земного лона,

Весенней жажде соприсущ,

К ограде каменной балкона

С утра кудрявый лезет плющ.

 

И рядом, куст родной смущая,

И силясь и боясь летать,

Семья пичужек молодая

Зовет заботливую мать.

 

Не шевелюсь, не беспокою.

Уж не завидую ль тебе?

Вот, вот она здесь, под рукою,

Пищит на каменном столбе.

 

Я рад: она не отличает

Меня от камня на свету,

Трепещет крыльями, порхает

И ловит мошек на лету.

 

«Стихотворение передает радость приобщения к жизни природы в дни «весенней жажды», как говорит здесь Фет, повторяя выражение из раннего стихотворения «Я пришел к тебе с приветом…» («И весенней полон жаждой»). Тема традиционная в поэзии. Но здесь, кроме чувства, есть оттенок мысли: радость видеть, как птица «заботливая мать» «трепещет крыльями, порхает и ловит мошек на лету»; радость, граничащая с завистью («Уж не завидую ль тебе?»), связана с признанием органической жизни природы более естественной, величественной и мудрой, чем жизнь человека, несмотря на бессознательность природы или, скорее, именно благодаря этой бессознательности.

Плющ, «лезущий» к ограде балкона, чтобы обвиться вокруг нее, сопоставлен с птицой, производящей столь же бессознательные, но биологически целесообразные действия».

На рассматриваемой нами, и, кстати говоря, одной из любимых тем Фета теме прихода весны удобно проследить эволюцию Фета от импрессионистически окрашенных изображений к созданию символов. «В40-е годы приход весны рисуется в основном распространением на природу весенних чувств лирика:

 

В новых листьях куст сирени

Явно рад веселью дня.

Вешней лени, тонкой лени

Члены полны у меня.

Весна на юге»)

 

В 50-е годы приход весны показывается обычно подбором примет, как в уже цитированном стихотворении «Еще весны душистой нега…» или в стихотворении «Опять незримые усилья…»:

 

… Уж солнце черными кругами

В лесу деревья обвело.

Заря сквозит оттенком алым.

Лучшие

Похожие работы

<< < 2 3 4 5 6 7 8 > >>