"Мягкая сила" в политике

Курсовой проект - Политология

Другие курсовые по предмету Политология

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



атия (public diplomacy). Центральная роль в ее осуществлении принадлежит информационному ресурсу и контролю над информационными потоками. Дж. Най выделяет три измерения публичной дипломатии:

Первое - ежедневное направленное освещение американских внешнеполитических акций.

Второе - "стратегическое общение", под которым подразумевается фокусированное обсуждение наиболее важных для США политических тем.

Третье - развитие прямых контактов с иностранной аудиторией посредством системы обменов, программ научных стипендий, которые позволяет зарубежным гражданам лично знакомиться с Соединенными Штатами. Автор указывает, что среди 700 тыс. лиц, посетивших США после 1945 года, были такие ставшие "проамериканскими" политики, как М. Тэтчер, А. Садат и Г. Шмидт.

Следует отметить, что с приходом к власти новой администрации во главе с Б. Обамой, во внешней политике США наметились (во всяком случае, это было продекларировано) некоторые подвижки. Говоря о подвижках во внешней политике США, прежде всего имеется в виду ключевая концепция нового руководства Госдепартамента США, которая предусматривает широкое использование рычагов "мягкой силы". Именно эту идею Хиллари Клинтон настойчиво озвучивала во время слушаний в Конгрессе по утверждению ее в должности Государственного секретаря США. В частности, она не раз повторила, что Вашингтон "в своей внешней политике должен опираться больше на мягкую силу (soft power), чем на жесткую (hard power)". Согласно новой стратегической доктрине администрации президента Обамы, в сложный период финансово-экономического кризиса Америка должна запустить процесс "перезагрузки" отношений, причем не только с Россией, но и с остальным миром. Конечно, это вовсе не означает, что Соединенные Штаты собираются отказаться от своей "глобальной миссии" по распространению демократических ценностей по всему свету, однако президент Барак Обама твердо намерен изменить тактику своего предшественника Джорджа Буша, который в основном полагался на "жесткую силу" американского могущества - то есть на способность "убеждать" оппонентов, используя в основном военное превосходство и экономическую мощь Соединенных Штатов Америки.

Сама по себе идея распространения собственного влияния на окружающий мир посредством "мягкой силы" не является такой уж новой. Так, у США и Запада в прошлом был очень удачный исторический опыт применения "мягкой силы", в частности, во времена "холодной войны". Несомненным успехом такого подхода можно назвать радиовещание "Голоса Америки", радио "Свобода", "Би-Би-Си", а также "Самиздат" - издание за границей запрещенной в СССР литературы.

В целом, властные ресурсы любого государства одной лишь военной или экономической мощью никогда не исчерпываются. Желаемых результатов во многих случаях можно добиться и при помощи других факторов, таких как: духовная и материальная культура, исповедуемые в обществе политические принципы, качество проводимой внешней (и внутренней) политики и т.д. Эти дополнительные факторы в идеальном исполнении безотказно работают на повышение привлекательности образа (имиджа) страны, они-то и формируют тот самый особый ресурс, определяемый Наем как "мягкая сила". По мнению американского исследователя, современные тенденции развития цивилизации таковы, что значение "мягкой силы" в общем властном балансе каждого государства будет неминуемо возрастать. Прежде всего, потому, что даже самые крупные и развитые государства больше не могут позволить себе решать собственные и международные проблемы исключительно военными средствами. Во-первых, из-за взаимного переплетения экономик, в результате чего применение некоторых форм современного оружия, прежде всего, ядерного, теряет всякий смысл. А во-вторых, вследствие резкого "снижения значения военной доблести и славы в шкале ценностей современных постиндустриальных обществ", воевать за чьи-то не всегда понятные интересы сегодня особенно никого и не заставишь. Поэтому, считает Най, в нынешнюю эпоху информационной революции фактор привлекательности той или другой страны может иметь гораздо большее значение, чем самое сокрушительное военное превосходство. Да и просто здравый смысл подсказывает - используя "мягкую силу" можно существенно сэкономить, сократив огромные издержки, связанные со стимулированием других государств (и их лидеров не в последнюю очередь) к необходимым действиям исключительно путем материального поощрения.

Говоря о природе "мягкой силы" применительно к Соединенным Штатам, Най прежде всего обращает внимание на роль американских образовательных центров, служащих точками притяжения для студентов из разных государств. Значительное количество выпускников американских университетов, составляющих государственные элиты других стран, формирует крайне важный ресурс благожелательного отношения к Америке за ее рубежами. Кроме того, по мнению Ная, не меньший вклад в формирование "мягкой силы" США по-прежнему может внести и американская массовая культура, в лучших образцах которой присутствуют "послания свободы, раскрепощения и демократизма", что так или иначе находит отклик у жителей разных стран и представителей различных культурных традиций. В итоге Джозеф Най утверждает: "Когда ты можешь побудить других возжелать того же, чего хочешь сам, тебе дешевле обходятся кнуты и пряники, необходимые, чтобы двинуть людей в нужном направлении".

Концепция "мягкой силы", предложенная Наем, выглядит достаточно привлекательно в первую очередь для самих американцев, которые за восемь лет правления администрации Дж. Буша устали от противостояния если не со всем миром, то по крайней мере со значительной его частью. Потому победившим на президентских выборах демократам так срочно и понадобилась "перезагрузка", целью и смыслом которой является изменение имиджа Америки в лучшую сторону. При всем этом американцы не настолько наивны, чтобы полагаться исключительно на "мягкую силу", чего Джозеф Най, собственно, и не скрывает: "Кончено, мягкая сила не может решить всех проблем. Даже если северокорейский диктатор Ким Чен Ир любит смотреть голливудские фильмы, это вряд ли скажется на его программе по созданию ядерного оружия. Точно так же с помощью мягкой силы не удалось добиться отказа правительства Талибан от поддержки аль-Каеды в 90-ых годах ХХ века. Чтобы положить конец этому альянсу пришлось применить грубую военную силу. Но таких наших целей, как содействие развитию демократии и прав человека, легче достичь с помощью мягкой силы. У принудительной демократизации есть свои пределы. ".

Итак, несогласие с ориентацией Вашингтона на принуждение и угрозы, практика игнорирования "более тонких" материй внешнеполитического влияния - такова сквозная идея книги Ная "Мягкая сила. Слагаемые успеха в мировой политике". В книге немало практических советов по вопросам современной мировой политики и внешней политики США, смысл которых - в поиске путей укрепления "мягкой мощи" США и повышения эффективности ее использования.

 

2.2 Идея приоритета "мягкой силы" в политике России

 

Следует признать, что идея приоритета "мягкой силы" над жесткой силой в большой степени универсальна. Ведь проблемы с внешним восприятием испытывают не только Соединенные Штаты, но и многие другие государства. Например, в настоящее время далеко не все в порядке с имиджем у того же Европейского Союза. Оставляет желать лучшего и "имидж" России, который в своем падении уже давно преодолел "нулевую отметку" и теперь находится в глубоком "минусе". И все потому, что в своем навязчивом стремлении "возродить империю", вернуть России статус великой державы, Москва последние годы упорно игнорирует "мягкую силу", предпочитая по отношению к своим соседям (и не только) проводить жесткую политику "кнута и пряника", рискуя растерять при этом последние остатки позитивного восприятия РФ окружающими народами. Так, нередко в последнее десятилетие Россия пыталась самоутвердиться в основном за счет "энергетических войн" с Украиной и Беларусью, дипломатических скандалов со странами Балтии. Результат оказался прямо противоположным от ожидаемого - Россия почти безвозвратно утратила свой довольно значительный потенциал "мягкой силы", который достался ей после распада Советского Союза. Надо заметить, что потенциал этот был (отчасти еще и остается) довольно существенным, он включает в себя: информационно-культурное влияние России на страны СНГ, возможность беспрепятственного распространения продукции российской теле - и киноиндустрии, музыкальной продукции (пусть и очень низкого качества), научно-образовательную привлекательность российских ВУЗов, хорошо развитый книжный рынок в РФ, широкое использование русского языка населением стран СНГ, и т.д. Когда-то Москва распространяла свое влияние благодаря школам и русскому языку. Но эти каналы воздействия отошли в прошлое. Но этого недостаточно. Как отмечает Джозеф Най, даже самая очевидная привлекательность страны неизбежно оборачивается ее отторжением, если руководство этого государства ведет себя по отношению к другим высокомерно и само же дискредитирует те ценности, к распространению которых оно, якобы, стремится. Это в полной мере относится и к российским властям, для которых, впрочем, внутренняя аудитория была и остается куда важнее внешней. Поэтому, если РФ изредка и прибегает к "мягкой силе", то главным образом для укрепления своей же "жесткой силы" и для реализации задач далеких от повышения собственной "привлекательности". Вот мнение Ная о современной России: "Многие на Западе считают, что сегодня